Printed from chabad.odessa.ua

КАК УВЕКОВЕЧИТЬ ПАМЯТЬ О МИРЬЯМ?

КАК УВЕКОВЕЧИТЬ ПАМЯТЬ О МИРЬЯМ?

Четверг, 13. Апрель, 2017 - 12:50

 почта

 BB1_1622.jpg

В первые дни праздника Песах, как и в прошлые годы, сотни людей приняли участие в общественных Седерах, организованных общиной «Хабад Шомрей Шабос». Мероприятия, как обычно, были проведены в разных местах: для детей детского сада и их родителей, для учеников начальных классов с родителями, для учащихся средней школы вместе с родителями, для молящихся в синагоге, для «просто» членов общины, для молодежи, для семей, отправившихся в лагерь на пасхальную неделю, а также для детей детского сада и школьников с их родителями и для молящихся в синагоге на поселке Котовского.
Мы с семьей проводили Седер для членов общины в одной из гостиниц города. Среди почти двухсот гостей за праздничным столом была и гостья из США. Как только я начал наливать бокал пророку Элияѓу, она рассказала мне о новом обычае: оказывается, некоторые евреи решили ставить на пасхальный стол еще один бокал — в честь пророчицы Мирьям, и, в отличие от бокала Элияѓу, наполняют его водой, а не вином. Когда я спросил ее: «Какое отношение имеет Мирьям к Седеру?», она сказала: «Мирьям была одним из трех руководителей, которые вывели народ Израиля из Египта, как написано в книге пророка Михи (6: 4): «Ведь Я вывел тебя из земли Египетской и из дома рабства выкупил тебя, и послал пред тобой Моше, Аѓарона и Мирьям». Поэтому многие женщины, особенно в Соединенных Штатах, считают, что вклад женщин в Исход недостаточно оценен, и, чтобы напомнить всем об этом, ввели новый обычай — бокал Мирьям. «А почему в него наливают воду?» — спросил я. И она ответила: «Потому что благодаря Мирьям на протяжении сорока лет странствий по пустыне у евреев была вода в источнике, который наши мудрецы назвали «колодец Мирьям».
Очевидно, что такой обычай создает несколько проблем. Во-первых, не совсем правильно будет выделять именно Мирьям. Если уж ставить еще один бокал, то в честь Моше. Ведь, при всем уважении к Мирьям, все, в том числе и женщины, согласны с тем, что Моше стал главным спасителем. Моше пошел с Аѓароном к фараону, рассек воды моря и т. д., и т. п. Если уж готовить специальный бокал, то он должен быть для Моше-рабейну. Но для него не только нет особого бокала, он вообще упоминается в Агаде всего один раз мимоходом в процитированном стихе из Торы. Агада не рассказывает о его роли в Исходе из Египта, не приводит слова благодарности Моше за спасение евреев от рабства… Какой бы ни была причина этого, но реальность такова, что Моше ничего не получил за Исход. Следовательно, будет невежливо выделять Мирьям, не упоминая Моше и Аѓарона. Кроме того, иудаизм весь построен на традиции. Народ Израиля преодолел все волны ассимиляции благодаря своей исключительной приверженности еврейской традиции. Поэтому, несмотря ни на что, мы не будем добавлять и изменять обычаи нашего народа.
Но чтобы успокоить тех, кто заботится о чести и славе дочерей Израиля, я хочу им кое-что рассказать. На Седере мы кладем на пасхальное блюдо три мацы. Почему именно три? Любавичский Ребе в своих комментариях к Агаде объясняет: «В память о трех праотцах: Авраѓаме, Ицхоке и Яакове». Другие комментаторы со ссылкой на святого Шло (рабби Ишая бен Авраѓам ѓаЛеви Гурвиц, автор книги «Шней лухойс ѓабрис») говорят: одна из причин того, что в пасхальную ночь мы должны выпить именно четыре бокала вина, — память о четырех праматерях: Саре, Ривке, Рахели и Лее. Так что не только один бокал напоминает нам о еврейских женщинах, но все четыре бокала на пасхальном столе! И в них не вода, а вино, которое считается более важным напитком.
Кроме того, те, кто так заботится о Мирьям, должны знать, что она не имеет отношения к Пасхальному Седеру, ибо нигде в Писании не представлены свидетельства того, что Мирьям была вовлечена в руководство процессом Исхода. Первый раз ее имя упоминается в связи с Исходом только на седьмой день праздника. Сыны Израиля покинули Египет в первый день Песаха, в полдень, но они еще не были освобождены из рабства. Фараон и его войско преследовали евреев, чтобы вернуть их в Египет, и утром седьмого дня Песаха египтяне настигли сынов Израиля на берегу моря. И произошло великое чудо — рассечение моря, и евреи навсегда освободились из египетского рабства. Как Моше пообещал им: «…более не увидите их [египтян] вовеки» (Шмойс, 14: 13).
После этого Моше запел вместе с народом Израиля Ширас ѓайом — «Песнь у моря» (именно ее мы читаем в Торе в седьмой день Песаха). И затем Тора — впервые после истории о рождении Моше — упоминает имя Мирьям. Мы читаем: «И взяла пророчица Мирьям, сестра Аѓарона, тимпан в руку свою, и вышли все женщины вслед за нею с тимпанами и в танцах. И возгласила им Мирьям: «Пойте Гсподу, ибо Он превозвышен, коня и всадника его вверг Он в море» (Шмойс, 15: 20–21).
Почему Мирьям почувствовала необходимость спеть свою собственную песню? Разве песня Моше недостаточно выразила чувства женщин? Любавичский Ребе объясняет: «Когда человек избавляется от тяжелого положения, причинявшего ему боль, то чем больше было горе, тем больше радость спасения от его гнета. Мужчины действительно сильно страдали под игом рабства в Египте, но женщины страдали еще больше. В то время как мужчины были заняты тяжелой работой, женщинам приходилось противостоять суровому и страшному приказу фараона: «Каждого новорожденного сына бросайте в Нил». Естественно, что это разрывало сердце матери, ее огромная боль была гораздо глубже, чем боль отца. Кроме того, Мирьям была акушеркой в Египте, и это ее вместе с ее матерью Йохевед призвал фараон и приказал: «Если это сын, умертвите его» (Шмойс, 1: 16). Мирьям, рискуя своей жизнью, нарушила приказ фараона. Как акушерка, она видела страдания всех еврейских женщин. И когда евреи вышли из Египта, ее радость была бесконечно больше радости мужчин. Поэтому после того, как Моше закончил свою песню, Мирьям-пророчица взяла бубен в руку и привлекла всех женщин не только петь, но и танцевать с огромной радостью, в противовес страшной печали женских страданий в годы рабства.
Так что, если и выбирать день для праздника в честь Мирьям, то это будет седьмой день Песаха. А наш путь увековечить память о ней — не стакан воды на столе, это слишком легко. Благодаря Мирьям родился Моше, который дал нам Тору и рассек для нас море и т. д. — ведь именно Мирьям поощряла его родителей снова соединиться в браке и родить еще одного ребенка. Велика заслуга Мирьям в том, что право на жизнь получили тысячи еврейских детей, когда евреи вернулись к своим женам. И не только потому, что она косвенно способствовала рождению тысяч сынов Израиля в Египте, так как уговорила своего отца Амрама снова жениться и родить Моше, но и потому, что она сама была акушеркой в Египте вместе со своей матерью, Йохевед.
Вся жизнь Мирьям была подчинена одной цели. Талмуд (трактат «Таанис», 9б) говорит, что колодец в пустыне был в заслугу Мирьям. Простое истолкование этого положения заключается в том, что благодаря Мирьям у сынов Израиля была питьевая вода, иначе все умерли бы от жажды. Однако Любавичский Ребе в одной из своих бесед говорит, что, в дополнение к воде для питья, благодаря этому источнику еврейские женщины могли придерживаться законов семейной чистоты. Этот колодец дал возможность женщинам окунаться в микве, так как в пустыне не было воды. А если это так, то все поколение, родившееся в пустыне и вошедшее в Землю Израиля, появилось на свет именно благодаря Мирьям. В очередной раз мы видим, что она беспокоится о рождении еврейских детей!
Поэтому каждый, кто хочет увековечить память о Мирьям, должен сделать все возможное, чтобы численность еврейского народа с каждым годом увеличивалась, чтобы в мире рождалось все больше и больше еврейских детей. А также позаботиться о том, чтобы эти дети получили еврейское образование и воспитание и продолжали следовать традициям своих великих предков, как хотела того великая дочь еврейского народа — пророчица Мирьям.
Комментарии: КАК УВЕКОВЕЧИТЬ ПАМЯТЬ О МИРЬЯМ?
Нет добавленных комментариев