Printed from chabad.odessa.ua

Община в СМИ

Еврейский женский клуб в Одессе

Заседание продолжается...

Есть в Одессе улица такая, все ее Еврейскою зовут. Кроме улицы Еврейской, в Одессе есть еще еврейский ресторан (2 штуки), еврейские магазины (не считано) и библиотеки (множество)... Но главное, в нашем городе есть еврейские женщины, у которых есть не только еврейские дети, а и еврейский клуб.

Традиционное место встречи дам  -  еврейский ресторан Розмарин, который находится на Малой Арнаутской. Несмотря на улицу со столь сомнительной репутацией, ресторан вполне приличный. Скажу больше - в нем  просторно, уютно и вкусно. Все эти составляющие весомы каждая по-своему. Так как в клубе не много не мало, а уже  60 дам, то размер зала имеет значение. Для неспешной беседы уют - немаловажное обстоятельство, ну а о пользе кашерной, вкусной и здоровой пищи и так написано много.

Сам клуб был основан года полтора назад и, как отметила в беседе со мной ребецин Хая Вольф (душа и муза клуба), он рассчитан на женщин зрелых, в крайнем случае замужних. В среднем это дамы бальзаковского и постбальзаковского возраста. Как правило, работающие, причем есть и бизнес-вумен, и учителя, и врачи с психологами, и секретари.

Вот эти очень занятые дамы примерно каждые два месяца придумывают себе темы заседаний и готовятся к ним - приглашают гостей, пишут сценарии, сочиняют тесты с текстами. Предугадать тему очередной встречи сложно, поднимаются вопросы  религии, кулинарии, рекламы, моды, СМИ. Хая Вольф припоминает, что, пожалуй, самым веселым заседанием оказалось самое скромное - 1 апреля (День смеха) в клубе была тема о скромности и о жизни еврейской женщины в наше время. Организаторы данного заседания заранее опросили мужей своих подруг, что они думают о скромности, в частном, и о своих женах в целом. Ответы благоверных были записаны на видео. Они весьма удивили  и повеселили дам. Общими оказались две вещи. Первое - все мужья признали своих жен скромными. И второе - абсолютно все мужчины осознали, что несмотря ни на что, явно или неявно, главой дома является женщина. При этом они отметили, что надо бы своим супругам больше помогать по хозяйству, что тоже не могло не порадовать дам.

Отмечу, что так тщательно продумывается только первая часть встречи. Вторая предполагает непринужденную беседу и дегустацию очередных шедевров шеф-повара. Хая Вольф подчеркивает, что это время очень важно, так как дает возможность женщинам завязать новые знакомства. Причем для организации полноценного общения члены клуба располагаются не за одним столом, а за несколькими небольшими. За общим столом можно общаться только с соседками, поясняет Хая. А так дамы оказываются каждый раз в разной кампании. Кстати, благодаря этому правилу, в свой первый приход в клуб я познакомилась с очень интересной женщиной - самой настоящей парижанкой, которая говорит на чистейшем русском языке. Как выяснилось, в школе ей пришлось изучать русский язык, затем, будучи подростком, она проводила летние каникулы в Москве, а еще позже случайно нашла себе русского мужа, от которого родила ребенка. Изюминкой ситуации стало то, что не супруг переехал жить во Францию, а француженка  осталась жить в России, адаптироваться к местному климату и магазинам, что, согласитесь, в советское время было не столь легко. В дальнейшем, она с мужем рассталась, вернулась  с ребенком на родину, но связи с Россией у нее остались крепкие. Она регулярно навещает страны СНГ по делам, а то и просто приезжает в гости к друзьям. К слову на том же заседании клуба еще одна дама, лет 10 живущая в Америке, вручила мне визитку своей компании. Вместе со своей сестрой она в Одессе основала фирму по установке окон и теперь, пользуясь случаем, ее рекламировала. Оказывается, теперь деньги зарабатывают у нас, а не на «Диком Западе». И еще пару визиток я получила от женщин, которые занимаются косметикой.

После такого обилия новых знакомств я поинтересовалась у Хаи, ходят ли в клуб нееврейки.

- Нет, клуб рассчитан на еврейских женщин, в нем поднимаются вопросы еврейской жизни, что естественно интересно только еврейкам.  Впрочем, есть несколько женщин, которые нееврейки, но замужем за евреями. Две женщины уже приняли гиюр.

- Так, может, они это сделали под влиянием своих супругов?

- Я тоже об этом думала. Однако, когда нееврейка соблюдает законы иудаизма больше, причем гораздо больше, чем ее муж еврей, то это говорит об искренности веры.

- Хая, Вы, без преувеличения, душа клуба и его сердце. Женщины советуются с Вами по самым разным вопросам.

- Да, это могут  быть вопросы семьи, взгляды еврейства на какие-то события в мире, спрашивают советы по работе. Я живу здесь уже 13 лет и думаю, что меня удивить уже нельзя, но это происходит.  Спрашивают, как смотрит Тора на то, если женщины хочет забеременеть и выбирает пол плода. Людей очень волнует то, что происходит в Израиле, будущее своих детей. Спрашивают, стоит ли отправлять своих чад на учебу в Израиль. Советуются по вопросам бизнеса: можно или нет заниматься тем или иным делом с точки зрения Иудаизма. Диапазон вопросов от сомнений ехать или не ехать отдыхать в Монте-Карло до...  как платить за тепло.

- А в Израиле есть подобные клубы? Или они характерны только для диаспоры?

- Для диаспоры. Скажем, в Америке есть, в Европе есть. А в Израиле в таких клубах нет необходимости. Там у евреек есть возможность регулярно общаться в синагоге, на работе, просто везде.

Источник:  Jewishwoman.ru

Хая и Авроом Вольф: «Не ходите туда, откуда хитрый знает выход!»

Хая и Авроом Вольф: «Не ходите туда, откуда хитрый знает выход!»

Как и полагается религиозному еврею, со своей будущей женой Хаей Авроом Вольф, главный раввин Одессы и Юга Украины, познакомился через сваху (шадханит). В течение недели Авроом и Хая встретились несколько раз и решили, что вновь увидятся уже под хупой – поженятся и проживут вместе до ста двадцати лет – возраста, в котором человек достигает своего земного совершенства.

МУЖ СВОЕЙ ЖЕНЫ

  Авроом Вольф сидел в кабинете, углубившись в чтение. Знаком попросил дать ему еще минуту. Пользуясь моментом, я огляделась, отметив, что повсюду книги, а на рабочем столе – просто баррикада из них. Тут же компьютер и небольшие рамочки с фотографиями Хаи и детей. Авроом закрыл книгу.

  – Я говорила с Хаей… – начала я.

  – Так может быть, для Вашего материала этого достаточно?

  – Вы – главный раввин, а Хая – жена главного раввина, – попыталась расставить акценты, чем развеселила господина Вольфа.

  – Все думают, что главный – это раввин. На самом деле, главная – жена. Она – основа дома, именно так называет женщину иудаизм. Женщине даны особые возможности и особая миссия, которую только она может исполнить. От нее зависит будущее. Воспитание детей, домашнее хозяйство, чистота еврейской семьи, ответственность за положительную атмосферу дома – все это лежит на женщине. Поэтому не они – жены своих мужей, а мы – мужья наших жен.

   Из разговора с Хаей. «Когда мы впервые встретились с мужем, он мне понравился: у нас были одинаковые интересы, воспитание и жизненные цели. К тому же и ему, и мне родители и школьные учителя одинаково объяснили, что такое любовь: любить – означает отдавать, а не брать».  

  НЕ СПЕШИ ПРИЗНАВАТЬСЯ В ЛЮБВИ

  – Авроом, наверняка сваха предлагала Вам кандидатуры других девушек. Почему Вы выбрали именно Хаю?

  – Может быть, шадханит и говорила моим родителям о других вариантах, но меня это не интересовало. Этим вопросом занималась мама. Она знала, какая жена мне нужна, – религиозная, понимающая жизнь так же, как ее понимаю я, и готовая последовать за мной туда, где я буду посланником. Я был очень занят, мне было тогда двадцать два года, я был раввином в Херсоне и занимался детским садом, школой, еврейской общиной – с утра до вечера – или учился, или работал. Когда мне позвонила мама и сказала о Хае, я удивился: вместе с одним из ее братьев я учился в Нью-Йорке у Любавического ребе, дружил с другими ее братьями и даже не подозревал, что у них есть сестра. Проанализировав все, подумал, что если она такая же, как ее братья, то мне повезло.

  Я искал жену, с которой бы у нас были общие интересы и мы всегда могли бы найти общий язык.

  – А как же любовь?

  – Любовь с первого взгляда – это чушь! Моя покойная бабушка всегда говорила: «Надо целый мешок соли вместе съесть, прежде чем понять, любишь ты или нет». Помню, когда собирался на вторую встречу с Хаей, разговаривал с другом. Он передал слова своего отца: «Когда ищешь жену, не говори о любви к ней, об этом ты скажешь через несколько лет. А сейчас говори о любви к себе: подходит ли она тебе, и сможешь ли ты с ней жить? Если – да, то женись, а потом укрепи любовь!» А главный раввин Израиля рассказал, почему под хупой дарят кольцо: кольцо на самом деле очень символично. Оно делается из жесткого металла, который когда-то был ровным, и один его конец не соприкасался с другим. Чтобы соединить оба конца – надо согнуть этот металл. Точно так же мужчина и женщина, создавая семью, должны «округлить» себя, то есть отдать от себя своей половине. Вот это и есть любовь.

  Из разговора с Хаей. «Я выросла в большой семье – у моих родителей семнадцать детей. Моя мама одесситка, а папа – из Бессарабии. Они познакомились и поженились, когда еще жили здесь. Они были религиозными, из-за этого им приходилось очень тяжело, отца даже посадили в тюрьму. Его освободили только после смерти Сталина. В 1966 году, когда у родителей было уже шестеро детей, они эмигрировали в Израиль.

  Папа всегда учил нас, что мы живем не только для себя, но и для своего народа. Помню, он приходил с работы в пять часов вечера, быстро ел и шел к кому-то, чтобы помочь установить мезузу, откошеровать кухню… Поэтому я всегда знала, что придет время и я уеду помогать возрождать еврейскую общину. И мне было все равно – куда. Я десятая в нашей семье, девять моих старших братьев и сестер разбросаны по всему миру: два брата в Техасе, сестра в Нью-Йорке, брат в ЮАР, другой брат – в Китае... Поэтому, когда мы с Авроомом познакомились и он спросил, поеду ли я с ним в Херсон, я ответила: «Да, конечно!». Но моему отцу эта идея не очень понравилась: «Ты можешь ехать, но только если поменяешь фамилию Гринберг на фамилию Вольф!» – он все еще помнил о тех испытаниях, которые им пришлось здесь перенести.

  Это было начало девяностых. Вы помните, какой в то время была экономика Украины? Конечно, после Израиля мне было очень тяжело. Возникала и масса бытовых проблем, например, я не знала, как пользоваться газовой духовкой. К тому же я ни слова не понимала по-русски. Тем не менее через два месяца после приезда в Херсон начала преподавать в еврейской школе. Это было восхитительно! Дети учили меня русскому, а я их ивриту!».

 ПОСЛЕДНИЙ УРОК ОТЦА

  – Однажды прихожанин из нашей общины сказал мне: «Ребе, я тебя так люблю!». А когда он пришел к нам в гости и мы сели за субботний стол, попросил: «Передайте мне селедку, я ее так люблю!». Тогда я подумал: «Не дай Бог, чтобы он меня любил так же, как любит селедку!». Он себя любит! Если бы он любил селедку, он оставил бы ее плавать в море. Когда человек действительно любит, он готов для любимого сделать даже то, что идет вразрез с его интересами и удовольствием. Все остальное – игра. Для меня в этом пример – мой отец. В пятьдесят четыре года он заболел раком и через четыре месяца умер. Когда он лежал в больнице, в одну из пятниц к нему приехал друг. Отец уже еле дышал, весь в трубочках и проводах, подключенный к аппарату, понимая, что умирает, с трудом обратился к нему: «Моя жена очень любит творожную запеканку. На протяжении многих лет каждую пятницу я покупал ей ее. Очень тебя прошу, сделай сегодня это вместо меня!». Перед смертью отец думал не о себе, а о запеканке для своей жены – он хотел сделать ей приятное, хотя наверняка прекрасно понимал, что мама не сможет проглотить и кусочка! Вот это называется – ухаживать! Вот это называется – любить! Если, допустим, я ненавижу цветы, если у меня от них аллергия, но моя жена любит их, я подарю ей цветы – я люблю ее и готов страдать, чтобы ей было приятно. Но если она меня достаточно любит, она перестанет любить цветы, потому что у меня от них аллергия и когда я принесу ей цветы, она выбросит их – вот это и есть идеальная семья. Все остальное – разговоры.

  Из разговора с Хаей. «Обычно раввин получает назначение на всю жизнь. Но так получилось, что бывший главный раввин Одессы сказал, что больше не может работать здесь и хочет вернуться в Израиль. В Одессе уже было положено начало общине, а поскольку мы немного знали русский язык, культуру, нам предложили переехать из Херсона в Одессу. Для моей мамы и дедушки это была приятная новость, ведь мой прадедушка был главным раввином в этой же синагоге на Осипова, а дедушка был в ней раввином. Я сейчас читаю книгу, которую он написал. В ней он рассказывает, как когда-то ходил по Большой Арнаутской, по Малой – теперь я знаю, о чем идет речь.

  Когда мы показали дедушке фотографии и видеоматериал о нашей общине, он заплакал. Мама сказала, что впервые видела его слезы: дедушку забирали на допросы в КГБ, восемнадцать лет ему с семьей не разрешали выехать в Израиль и хотели лишить их с бабушкой детей, он прошел войну – и никогда не плакал. Нет радости – нет страха. Но когда увидел, что в Украине действительно свобода, расплакался, потому что свобода – это главное. Сегодня мы можем без страха праздновать свои праздники, учить детей в еврейских школах и в университете; сегодня человек может родиться, жить и умереть как еврей! Кто мог подумать, что такое будет возможно?! Все это проросло из слез моих бабушки, дедушки, прабабушки, прадедушки и сотен других пострадавших людей».

МАЛЕНЬКИЙ СЕКРЕТ

  – Вы рассказали прекрасную притчу об обручальном кольце. Но согнуть себя – значит измениться. Изменила ли Вас супружеская жизнь?

  – Если хочешь иметь нормальную семью, ты будешь постоянно меняться, уступая и делая шаг навстречу во время каждого разговора и спора. Есть много вещей, которые я считаю непринципиальными, поэтому не стану о них говорить со своей женой, например, о том, как обставить дом. И дело не только в том, что я в этом ничего не понимаю: мне будет приятно, что мебель, которую купила она, ей нравится. Даже если мы большие эгоисты, нужно любить жену, которая доставляет тебе удовольствие!

  Но есть более серьезные вопросы, например, касающиеся воспитания детей, а их у нас, слава Богу, семеро! Мы говорим, спорим, пытаемся понять, кто ошибается, пытаемся найти золотую середину. Но никогда не ругаемся! Мне еще в детстве мама сказала: «Есть только один способ удержать любовь и дом: не важно, насколько разными были ваши мнения и как далеко вы зашли в споре, главное – перед сном надо обязательно помириться, сесть вместе и решить, кто ошибается».

  Мы поженились шестнадцать лет назад. Были всякие, в том числе и тяжелые моменты. Но я всегда точно знал, что есть две педали – газ и тормоз, поэтому старался вовремя себя тормозить. Знаете, в чем разница между умным и хитрым? Хитрый человек знает, как выйти из проблем, а умный не ходит туда, откуда знает выход хитрый. Я не хочу быть хитрым. Хочу быть умным. Я стараюсь не разговаривать на повышенных тонах. На ребенка – еще можно повысить голос. На жену – никогда. Если она меня о чем-то попросила, я поднимусь до неба, но выполню ее просьбу.

  Жена занята на работе так же, как и я. Она дает уроки, и я даю уроки. Она управляет, и я управляю. Мы занимаемся вне дома «мужской» работой. А дома она занимается еще и «женской». Но я всегда стараюсь помочь ей, насколько мне хватает сил: если она устала, я подам ей кофе, встану ночью к ребенку… Я раскрою Вам маленький секрет, который написан в Талмуде: если мужчина хочет быть богатым, он должен сделать все, чтобы его жена была довольна и счастлива. За это Бог посылает богатство.

  Из разговора с Хаей. «У нас сильная и живая община. Конечно, все это требует много сил и времени, особенно от моего мужа, поэтому он очень занят. Как любая нормальная женщина, я иногда на него из-за этого обижаюсь и прошу, чтобы он объяснял людям, что у него тоже есть дети и жена. На что он отвечает: «У нас еще будет время для того, чтобы отдохнуть!» – он очень энергичный, хочет везде успеть. При этом он хороший муж и хороший отец. Он умеет уделять внимание, не важно, сколько времени для этого у него есть, но это настоящее, качественное время: он немного поиграет с детьми, немного поговорит с ними, даст им понять, что думал о них целый день.

  Я очень счастливая, думаю, мне очень повезло! Каждое утро я просыпаюсь и говорю: «Слава Богу, что у меня такой муж, дети, семья, работа, община, хорошие люди и атмосфера вокруг. Дай Бог, чтобы мы все были здоровы!»

Автор:

Ирина Вишневская

Ищите старые сообщения? Найдите на полях меню "Архив".