Printed from chabad.odessa.ua

Недельная глава Торы — беседы с раввином Авроомом Вольфом

Глава «Масъэй»

Несколько недель назад на одном из каналов американского телевидения передавали интервью с кандидатом на пост президента США Бараком Обамой. Это было одно из многочисленных интервью столь популярного политика в средствах массовой информации. Однако в первый раз с тех пор, как он включился в президентскую гонку, вместе с ним на вопросы журналистов отвечали его жена и две дочери. Естественно, что интервью приобрело очень личный, а в некоторых моментах даже трогательный характер. Жена говорила о семейных делах и о том, какие изменения внесло участие мужа в президентской гонке в их семейный уклад. Дочери пошли дальше и рассказали об очень личных моментах из жизни их отца. Они сказали, что иногда он заставляет их краснеть перед друзьями, потому… Читать дальше »

Глава «Матойс»

В иудаизме одной из самых важных заповедей, без сомнения, считается захоронение умерших. Исполнение этой заповеди по всем правилам еврейских законов возложено на организацию под названием «Хевра кадиша» («Святое братство»). Люди, работающие в этой организации, днем и ночью проявляют милосердие к тем, кто уже никогда не сможет ответить им тем же. Наверно, поэтому их святая работа называется хесед шель эмес — «истинное милосердие». В любое время суток, днем и ночью, в канун Субботы и на ее исходе, накануне праздника, посреди веселья семейного торжества может раздаться телефонный звонок, призывающий работника «Хевра кадиша» к выполнению его скорбных обязанностей. В любое время… Читать дальше »

Глава «Шлах»

Мне вспоминается один случай из моего детства. Однажды в пятницу, в самый разгар приготовлений к Субботе, когда каждый член семьи был занят своей частью работы, мама попросила меня накрыть стол для трапезы, которая будет вечером, после нашего возвращения из синагоги. Не помню (а может, мне просто не хочется вспоминать об этом), кто — я или мой брат — начал первым, но быстро разгоревшаяся между нами ссора закончилась тем, что я бросил в него кухонное полотенце. Так как я никогда не был хорошим игроком в баскетбол, полотенце полетело не в брата, а на накрытый мною стол. Оно попало в хрустальный графин, из которого мой отец, да будет благословенна его память, наливал вино для Кидуша. Графин упал на пол и разбился… Читать дальше »

Глава «Пинхос»

Я не раз слышал, как люди обвиняют себя в различных событиях, происходящих вокруг. Они думают, что если бы вели себя иначе, то могли бы избежать тех неприятностей, которые произошли. На днях один еврей сказал мне, что чувствует себя виновным в том положении (по отношению к иудаизму), в каком находится сейчас один из членов его семьи. «Слишком поздно, — сказал он. — Поезд ушел!» Он брал на себя вину за то, что вовремя не заметил, как его родственник начал духовно деградировать, а сегодня уже поздно, по его мнению, что-либо исправить. Беседуя с ним, я вспомнил об одном разговоре, который состоялся между мною и моим младшим братом несколько месяцев тому назад.

Это было в йорцайт нашего отца, да… Читать дальше »

Глава «Болок»

Месяц назад после тяжелой болезни скончался известный израильский журналист и писатель-публицист Томи Лапид. Он был одним из тех, кто выжил в Катастрофу. Вспоминая момент ареста нацистами его отца в 1944 году, Томи однажды рассказал, что отец подошел к кровати, на которой спал сын, поцеловал его и сказал: «Я еще вернусь… а, может, и нет…» (он не вернулся). Это событие, по свидетельству самого Лапида, сильно повлияло на всю его жизнь, на его мировоззрение, на выбор дальнейшего пути. Будучи успешным журналистом, Томи также занимал пост заместителя премьер-министра и министра юстиции в правительстве Ариэля Шарона. После ухода в отставку Томи руководил работой Музея Катастрофы «Яд ва-Шем».

В… Читать дальше »

Глава «Хукас»

Пару недель назад я сидел за столом во время трапезы, когда один из присутствующих попросил передать ему тарелку с селедкой, громко добавив: «Я так люблю эту рыбу!» Я посмотрел на тарелку, переданную ему, и обратил внимание, что его большая любовь к селедке явно переполнила его и распространилась на лук, с которым она была подана, соус и даже кусочек хлеба, пропитанный этим соусом. И тут я подумал: «А что же имел в виду этот человек, когда в то же утро сказал мне: «Ребе! Я так вас люблю»?»

Часто человек говорит, что он любит другого, вкладывая в эти слова почти тот же смысл, в каком он говорит, что любит селедку. Он любит селедку, потому что ему приятно ее есть. Так же он любит другого человека, потому… Читать дальше »

Ищите старые сообщения? Найдите на полях меню "Архив".