Printed from chabad.odessa.ua

Недельная глава Торы — беседы с раввином Авроомом Вольфом

Тора — от алеф и до тав

 

BB1_1622.jpgИсролик был маленьким, но очень способным мальчиком, больше всего на свете любившим учить Тору. Когда ему исполнилось семь лет, он настолько обогнал своих сверстников, что учителя вынуждены были давать ему индивидуальные уроки. Вскоре и сами учителя обнаружили, что запас их знаний иссяк, и Исролику ничего не оставалось, кроме как учиться самостоятельно. Когда же он сталкивался со сложными местами в Талмуде, то обращался за помощью к городскому раввину.

Весь город восхищался талантом одаренного ребенка, и его отец, рабби Шабтай, очень этим гордился. Тем не менее, он опасался за здоровье сына, который посвящал учению бо́льшую часть суток, даже в ущерб сну. Поэтому он велел сыну вечером в строго определенное время возвращаться… Читать дальше »

Суббота - день для Торы

 

BB1_1622.jpgПочти двести лет назад в Литве, в небольшом местечке под Ковно (ныне Каунас), жил благочестивый ученый еврей, пользовавшийся уважением среди людей, знавших его. Так как имя этого еврея история не сохранила, наречем его реб Йосеф. Он был владельцем корчмы и постоялого двора, имевших отличную репутацию во всем районе. Богачи и порецы (помещики) со всей округи любили захаживать туда, чтобы пропустить стаканчик-другой и посмаковать вкуснейшие блюда, приготовленные хозяйкой. Так что, слава Б‑гу, доходы у Йосефа были хорошие, и он мог посвятить значительную часть своего времени изучению Торы. Он пользовался доброй славой, как среди евреев, так и среди неевреев.

История, которую я хочу рассказать, произошла после подавления польского… Читать дальше »

Тора, «выгравированная» на сердце

 

BB1_1622.jpgОдин богатый промышленник как-то раз приехал в Нью-Йорк на аудиенцию к шестому Любавичскому Ребе, рабби Йосефу-Ицхоку Шнеерсону (1880–1950), надеясь получить совет и благословение. Ребе выслушал рассказ обо всех его заботах, дал ему совет, а затем спросил:

— Как твои дети?

— Отлично, — сказал гордый отец. — Они получают высокие оценки в школе — просто гении. Нет никаких сомнений, что их примут в лучшие университеты!

— А как насчет их еврейского воспитания? Почему бы не отправить их в иешиву, чтобы они стали евреями, соблюдающими традиции и вместе с тем обладающими глубокими и обширными знаниями?

— Ребе, здесь все совершенно по-другому. Район, где… Читать дальше »

«Прошу лишь по силам вашим…»

BB1_1622.jpgЭту историю рассказал редактор израильского журнала «Кфар-Хабад» рав Аѓарон-Дов Гальперин:

— В преддверии еврейских праздников Любавичский Ребе имел обыкновение писать открытые письма, объясняющие их сущность и духовный смысл. Эти письма начинались словами: «К сыновьям и дочерям Израиля». Со временем их стали переводить с идиша на многие языки. В Израиле они появлялись на страницах разного рода периодических изданий в переводе на иврит. Ребе обычно сам не корректировал тексты подобных переводов, тем не менее, с начала публикаций этих писем в еженедельнике «Кфар-Хабад» он начал корректировать перевод на святой язык, выполненный раввином Товия Блау.

В одном из этих писем мы заметили странное и… Читать дальше »

Освящая Имя Всевышнего

 

BB1_1622.jpgРабби Йехиэль-Михл из Злочова был человеком возвышенным, духовным, не знавшим, что такое заботы этого мира. Целыми днями он сидел над святыми книгами. Жители Злочова очень уважали своего раввина и гордились им. Все — кроме одного. Шепсл-мясник был человеком грубым, не умевшим ценить достоинства людей духовных. Он считал, что раввин мог бы быть и попрактичней, и не скрывал пренебрежительного к нему отношения. Впрочем, он вообще не отличался вежливым обхождением с кем бы то ни было. Понятно, за такую грубость духа Шепсла в Злочове не слишком привечали и вздохнули с облегчением, когда он решил переехать в Броды.

Прошло время, и раввин Злочова поехал в Сасов — к своему ребе. Он уже предвкушал те неземные… Читать дальше »

Ищите старые сообщения? Найдите на полях меню "Архив".