Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

Пінхас та таємниці виховання

Пятница, 22. Июль, 2022 - 4:29

 candels-shabat-table-600-s_612070610.jpg

ПИНХОС И ТАЙНЫ ВОСПИТАНИЯ

На прошлой неделе мы читали в главе «Болок» о героических действиях Пинхоса, который совершил подвиг во Имя Всевышнего, когда часть сынов Израиля согрешили с дочерьми Моава. Наша недельная глава открывается благословлением имени Пинхоса за то, что он «отвратил ярость Мою от сынов Израиля тем, что возревновал Моей ревностью среди вас, и не истребил Я сынов Израиля ревностью Моей».

История Пинхоса — это история ревнителя Б‑га, который убил Зимри, сына Салу, предводителя одного из пяти отчих домов колена Шимона. Зимри увлек за собой в идолопоклонство многих евреев. За поклонение идолам сыны Израиля подлежали, не дай Б‑г, истреблению, как мы видели после совершения греха золотого тельца. То же самое произошло с евреями, когда они согрешили с дочерьми Моава: начался мор, и 24 тысячи человек уже умерли из-за этого! И кто знает, сколько бы еще погибло, если бы не вмешательство Пинхоса!..

Всевышний дал Пинхосу за это в подарок священство, и не только он сам, но и его потомки во всех поколениях тоже стали коѓенами. До сих пор Пинхос, родившийся до помазания Аѓарона и его сыновей, не обрел достоинства священнослужителя. После того, как Пинхос убил Зимри и остановил волну идолопоклонства, Всевышний обнаружил Свое расположение к нему, обещал Пинхосу любовь и защиту и одарил правом священнослужения. Тора так говорит об этом: «И будет ему и потомству его заветом священнослужения вечного за то, что возревновал он за Б‑га и искупил сынов Израиля (Бамидбор, 25: 11, 12).

Дальше в нашей недельной главе мы читаем, что Всевышний сказал Моше: «Взойди на гору Аварим и посмотри на землю, которую Я дал сынам Израиля». Моше знает, что не войдет вместе с евреями в Эрец-Исроэль, и, заботясь о достойном преемнике, просит Всевышнего: «Да поставит Г‑сподь, Б‑г духов всякой плоти, мужа над общиной». И ответил ему Всевышний «Возьми Йеѓошуа бин-Нуна». «Мидраш раба» пишет, что Моше попросил, чтобы его сынам было дозволено унаследовать его величие, но Всевышний ответил ему: «Кто охраняет смоковницу, будет есть ее плоды» (Мишлей, 27: 18). Твои сыновья, сказал Всевышний Моше, не занимались Торой, а Йеѓошуа много служил тебе и много уважения оказал. Он должен быть руководителем народа Израиля после тебя.

Пинхос получил большую награду — священнослужение, которое он может оставить в наследство своим сыновьям. В противовес этому, Моше-рабейну не может оставить в наследство своим детям руководство еврейским народом. Это вызывает у нас большое удивление: почему Моше не получает награду за свое верное и многолетнее служение Б‑гу? Моше не раз отвращал гнев Всевышнего от сынов Израиля во время скитаний по пустыне. Когда же пробил его час покинуть этот мир, и Моше просит Всевышнего, чтобы его сыновья унаследовали право руководства еврейским народом (что действительно полагалось ему, и не только за то, что он отвращал гнев Создателя, а также и по закону), Г‑сподь отказывает Моше и назначает Йеѓошуа. Почему же Пинхос удостоился такого особого расположения Б‑га всего лишь за одно праведное деяние?

Любавичский Ребе в одной из своих бесед поясняет, что ответ заключен всего лишь в нескольких словах нашей недельной главы: «возревновал Моей ревностью среди вас». Моше мог успокоить гнев Всевышнего молитвой; Пинхос, однако, совершил активное действие в материальном мире среди сынов Израиля. Это различие наглядно проступает и в проявлениях самоотверженности обоих лидеров. После греха золотого тельца Моше умоляет Всевышнего простить народ Израиля, или стереть его имя из Торы. Это, без сомнения, был отчаянно смелый поступок, но он подвергал опасности только духовность Моше. С другой стороны, Пинхос поставил под угрозу свое физическое существование: он сам мог погибнуть, когда пришел убить Зимри.

Моше и Пинхос символизируют два разных пути для достижения задач, которые ставит перед нами Всевышний. Наша цель состоит в том, чтобы очистить материальный мир и превратить его в сосуд святости. Мы можем добиться этого одним из двух путей служения Всевышнему. Так же, как Моше передавал народу Израиля Тору, полученную от Всевышнего, мы можем приносить Б‑жественный свет каждому еврею, с которым встречаемся в жизни. С другой стороны, мы можем последовать примеру Пинхоса. Его подход заключается в личном перерождении: привести себя и окружающих к раскаянию и совершить тшуву — духовно очиститься. Это очищение преобразует грубую материальную действительность и делает ее более приспособленной для принятия Б‑жественного света.

Какой бы святой и героической ни выглядела работа Моше, в ней все равно чего-то не хватает. Небесная святость не в полной мере связывается, объединяется, сливается с реальностью материального мира, потому что она пришла извне. Мы ясно видим это на примере сынов Израиля, которые всего лишь через сорок дней после получения Торы на горе Синай начали грешить. Это означает, что подход Моше действительно не так уж и долговечен, и в результате он не получил права передать своим сыновьям пост руководителя народа.

Героический поступок Пинхоса оказывает воздействие на саму окружающую нас действительность. Материальный мир очищается и становится более приспособленным для получения Б‑жественного света, и осуществляется это с помощью внутренней работы, что позволяет Б‑жественному свету остаться в мире навсегда. А будучи ревностным служителем Создателя, Пинхос мог передать это качество и своим потомкам (это подобно тому, как ребенок, воспитывающийся в доме, где ревностно служат Всевышнему, впитывает в себя еврейство вместе с молоком матери, и существует большая вероятность, что и он будет ревнителем за Б‑га, потому что это качество уже у него в крови).

Тора же, требующая работы интеллекта, не обязательно передается по наследству. Если сыновья хотят учиться и ощущают свою причастность к Торе, то они станут талмидей-хахомим, но если у них нет чувства или желания, они не смогут заменить Моше-рабейну. По этому поводу Мишна в трактате «Пиркей овойс» говорит: «Готовь себя к тому, чтобы изучать Тору, ибо понимание ее не передается по наследству». Это то, чему невозможно научиться в семье, в отличие от определенного типа поведения, которое получают от родителей.

Нечто подобное мы читаем и в другом месте. Тора говорит: «Не войдет амонитянин и моавитянин в общество Г‑сподне; также их десятое поколение не войдет в общество Г‑сподне вовеки» (Дворим, 23: 4). Закон запрещает евреям заключать брак с амонитянами и моавитянами, даже после того, как они прошли гиюр. Почему же Тора вводит категорический запрет на вхождение в среду Израиля представителей именно этих двух народов? Ведь любой другой нееврей, прошедший гиюр, получает немедленное право вступать в брак с евреем! Ответ на эти вопросы мы находим в продолжении цитаты: «…за то, что не встретили вас хлебом и водой на пути при вашем Исходе из Египта». Однако нам это совершенно непонятно. Разве то, что 3300 лет тому назад амонитяне и моавитяне не дали народу Израиля хлеба и воды, может служить причиной, по которой сегодня их прапраправнуку запрещается жениться на еврейке?! Разве мы мстительный народ? Неужели мы помним то, что когда-то с нами не очень вежливо обошлись? Мы народ с хорошей исторической памятью, но мы не столь злопамятны и мстительны!

Дело в том, что эти народы, происходящие от дочерей Лота, отличались особой развращенностью нравов, бесстыдством и жестокостью. Эти качества передаются из поколения в поколение, и маленькие дети, видя подобное поведение своих родителей, быстро перенимают его и вырастают такими же безнравственными и жестокими. Поэтому запрет на заключение брака с потомками амонитян и моавитян не представляет собой отмщение детям за грехи их родителей. Писание просто открывает нам закон, по которому система ценностей и поведение родителей становится естественной для детей. Тора предупреждает нас, что евреи не должны сочетаться браком с людьми, отличающимися природной жестокостью, потому что каждый еврей является потомком Авраѓама, Ицхока и Яакова. Как и наши прародители, евреи «скромны, милосердны и творят добрые дела». И так ведет себя каждый еврей, независимо от степени его праведности или учености. Атмосфера сострадания и благотворительности глубоко проникает в душу каждого, кто вырос в еврейском доме, и становится настолько неотъемлемой частью его жизни, что он вообще не задумывается о мотивах своего поведения. Даже если впоследствии, не дай Б‑г, он свернет с родительского пути и не захочет исполнять то, чему его учили, он не сможет изменить основы своего поведения, так как это уже стало его естеством.

Поэтому мы, родители, занимаясь воспитанием наших детей, должны всегда помнить и научиться умело сочетать эти важные составляющие нашей жизни. Уделяя особое внимание духовности — молитвам и изучению Торы, сочетая это с заботой о повседневных потребностях, надо постоянно помнить о необходимости их объединять. Духовность не может быть чем-то отдаленным от повседневной жизни, пребывающим только в синагоге, в Субботы и праздники. Наше поведение должно быть пронизано духовностью: трапеза с благословением до и после нее, утреннее пробуждение с молитвой Моде ани, чтение Шма перед сном. Нужно давать цдоку бедным, помогать старушке перейти дорогу, дома позаботиться о том, чтобы дети всегда слышали только хорошее о соседях, никогда не давать повода ребенку услышать, как отец обманул кого-то в бизнесе, не обсуждать в присутствии детей поведение учителя… Только тогда мы можем быть уверены, что духовность станет неотъемлемой частью нас самих и естественной средой жизни наших детей. Личный пример и снова личный пример — вот что является главной тайной воспитания! И тогда мы сможем быть уверены, что наши дети унаследуют от нас навсегда как духовные ценности иудаизма, так и еврейское поведение. И тогда мы сможем превратить этот материальный мир в место пребывания Всевышнего.

 

Комментарии: Пінхас та таємниці виховання
Нет добавленных комментариев