Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

Поездка к Ребе. День второй

Четверг, 21. Август, 2014 - 11:47

DSC_9579.jpgДень второй. Пятница.

И был день второй… и была поездка на Оэль…

В 7 утра вся группа проснулась практически одновременно, не сговариваясь. Реб Фишел, который собрался долго и мучительно всех будить, был приятно удивлен:

- Обычно после перелета, фарбренгена, перемены времени очень тяжело поднять группу. Я очень боялся, что сборы затянутся. Но мы вышли из квартиры практически вовремя.

DSC_0040.jpg 

Реувен ситуацию прояснил:

-  Было очень легко, ведь мы  предвкушали встречу с великим  человеком.

С легким сердцем и желудком (перед посещением могилы Ребе принято поститься) все окунулись в микву. "Шикарную микву", –  уточняют одесситы. Алекс Пручанский провел урок хасидус, посвященый правильному поведению в таком святом месте как Оэль Ребе. К слову, еще в одесском аэропорту всем участникам поездки были выданы пособия с текстами уроков и расписанием всех мероприятий поездки.

DSC_0041.jpg 

Справка:

Оэль – это место упокоения Седьмого любавического Ребе Менахема-Мендела Шнеерсона. 3 тамуза (12 июня) 1994 года он был похоронен там рядом со своим тестем, Шестым Ребе Йосефом-Ицхаком Шнеерсоном. Слово «огель» обозначает строение, возведенное над могилой цаддика (праведника). Такое строение также именуют «циюн», «метка». Могила праведника считается особым, святым местом. Здесь обращенная к Вс-вышнему просьба будет обязательно услышана благодаря заслугам той великой души, которая с этим местом связана.

Ребе при жизни часто навещал могилу своего тестя, Ребе Йосефа-Ицхака Шнеерсона. Он бывал там дважды, трижды, а порой и шесть раз в неделю. И неизменно захватывал с собой записки, в которых множество людей изливали свои беды или обращались к Б-гу с просьбой. В ответ на адресованные ему сотни тысяч обращений, Ребе писал (на иврите): «Я упомяну твой вопрос на циюне». Ребе скрупулезно прочитывал каждую из многих тысяч записок, затем разрывал ее на клочки и оставлял у могилы –видя в этом своего рода материальное напоминание о просителе. (По материалам  www.chabad.org)

DSC_0063.jpg 

- В эти дни на Оэль приезжает огромное количество людей, – рассказывает реб Фишел. – Понятно, что в субботу на кладбище находиться нельзя. Рядом с Оэлем стоит огромный шатер, внутри которого установлены мощнейшие кондиционеры. 

Найти место в этом шатре почти нереально, учитывая десятки тысяч паломников, но для одесситов было подготовлено специальное пространство, наклеены таблички: "здесь располагается одесская группа Хабад". Часть группы расселилась в этом шатре, часть в гостинице неподалеку, где обычно ночуют московские евреи и места бронируются за полгода. Но в этот раз раввин договорился, чтобы несколько мест предоставили одесской группе.

DSC_0070.jpg 

В связи с огромным количеством приехавших хасидов ХАБАД, группе одесситов нужно было действовать буквально по секундам и очень слаженно. Поэтому, сначала все вместе написали пан, потом организованной группой зашли на Оэль, прочитали молитву из специально привезенных к этому случаю молитвенников и так же вместе вышли. Жара в этот день на Оэле была невероятная, но из-за святости места ее практически никто не почувствовал, не смотря на часовую молитву. Рав Вольф помимо своего личного пана зачитывал записки одесситов, которые ему передали перед поездкой. На этот момент Оэль посетили более двух тысяч человек, через несколько часов их было уже пять тысяч.

Рав Чичельницкий:

-  Я молился на Оэле не первый раз. Но когда ты молишься, и за тобой стоит группа, когда ты привез учеников – это совершено другое ощущение!

Реувен:

- Мы зажгли свечи в память о Ребе, там уже стояло несколько сот свечей, было очень горячо. Было множество людей, отдельно мужчины и женщины. Ты ходишь из стороны в сторону, молишься, потом останавливаешься и за кого-то держишься, чтобы не упасть. Смотришь, кто-то плачет, кто-то глаза поднимает наверх, кто-то – руки. Ощущение, что  ты просто переполнен святостью, сколько раз я был у стены плача, но в первый раз я плакал. Как будто в душе что-то поселилось. Это неимоверное ощущение!

DSC_9574.jpg 

Реб Меер:

-  Знаете, я у ребе уже один раз был. Тогда я был совершенно светским человеком. Правда, субботу старался соблюдать и все! Ни бороды, ни цицит, ни кипы у меня не было. Просто я был в Нью-Йорке, и я захотел поехать к Ребе, зашел на десять минут, помолился и ушел. Я тогда ничего не почувствовал. С тех пор прошло семь лет,  моя жизнь в корне поменялась. У меня настоящая еврейская семья, кошер и много таких вещей, которые я пытаюсь соблюдать. Сейчас я тоже не могу сказать, что я что-то такое особенное почувствовал на Оэле. Но я уже знаю, даже в этом случае, визит к Ребе меняет жизнь.

После Оэля одесситов ждал отличный обед в шатре, со свечами и официантами, уточняют участники поездки. А потом все поехали в район бухарских евреев. Там одесситов разделили на четыре группы, каждая получила необходимые вещи для мивцоим: свечи, тфилин, столы и отправились на свой еврейский подвиг: предлагать проходящим мужчинам надевать тфилин, а женщинам зажигать свечи (если проходящие оказывались евреями, конечно).

Реб Чичельницкий:

- Прямо посреди больших магазинов или метро мы ставили столы. И предлагали людям одеть тфилин или зажигать субботние свечи. Это то, что просил делать Ребе. Он всегда говорил, что чем больше людей выполнят заповедь и, особенно в наше тяжелое время, чем больше людей в этом мире сделает добрые вещи, тем больше будет в нем добра. Особенно Ребе просил делать это перед шабатом. Более религиозные, более знающие люди должны помогать другим евреям приблизится к Торе. И это было невероятно волнующе. Я не первый раз на мивцоим. Когда я учился в московской иешиве, каждую пятницу мы ездили на ВДНХ  и  другие места, и предлагали евреям надевать тфилин. Но когда ты обращаешься к людям на родном языке – это одно, а здесь  не у всех есть хорошее знание английского языка. Мы волновались, интересовались у проходящих о еврействе. Были интересные ответы:  "жалко, что нет, если б я был евреем, у меня было бы много денег".

Реб Меер:

-  У нас был даже один человек, мы ему предлагаем одеть тфилин, а он и раскрывает кошелек и достает карточку, на которой семь заповедей сыновей Ноаха. Он признает, что не еврей, но соблюдает то, что Тора от него требует. А вообще это был Бухарский район и многие на вид светские люди отвечали: "Спасибо, я сегодня тфилин уже надевал".

Реувен:

 – Мы раздали очень много свечей женщинам, которые согласились их зажигать. Это  был тот период, когда похитили израильских мальчиков. Мы просили их молиться за  этих мальчиков, в основном нам не отказывали. Все были очень доброжелательны. Кто-то сразу же тянулся за деньгами, потому что видели цдочницы. Мы стояли прямо возле входа в один супермаркет, а когда уже уходили увидели его хозяина  в кипе и цицит. Мы поняли, что место было выбрано правильно!

После трехчасового мивцоим, довольные, но слегка уставшие одесситы вернулись в Квинс готовиться к шабату.

Здесь одесситам предстоял урок Бен Циона Ласкина – известнейшего в США лектора. В старинном роду Ласкиных – автор знаменитых «Хидушей раби Акивы Эйгер». Знаменитый петербургский писатель Семен Ласкин.

DSC_9579.jpg 

-  И что очень важно – русскоязычного, рассказывает реб Фишел. Ласкин из очень известной семьи, выступает на телевидение. Ведет лекции как на английском, так и на русском языках.  Большая удача, что раввину Вольфу удалось заполучить его для нас. Реб Ласкин рассказывал нам как важна связь  с главой поколения. Это был очень важный урок для ребят, я видел со стороны какое он на них произвел впечатление. Этот урок стал отличным началом для шабата, проведенного возле Оэля Ребе.

Реувен:

- Во время шаббатней трапезы Алекс Пурчанский организовал для нас фарбренген в честь своей мамы. И помимо той еды, которую готовят для всех на Оэле, а это около 10-ти тысяч человек, реб Алекс порадовал нас многими эксклюзивным вкусностями, которые сделали наш шаббатний  стол по-настоящему праздничным.

Реб Фишел:

- Мы сидели за отдельным столом, у нас был прекрасный фарбренген, перед которым рав Элих Блох провел урок Хасидус. Пришел  Александр Грановский. Надо отметить, что он каждый год приезжает к Ребе, несмотря на то, что очень занятой человек. Это было очень важно быть там вместе, всей группе и нашему меценату сидеть за одним столом, обмениваться впечатлениями. Реб Александр показал, что как бы ни был занят человек, у него есть время, которое он должен выделить для Вс-вышнего.

Реувен:

- Этот шабат запомнится на всю жизнь. И, как любит говорить реб Шнеур,  это была особенная, особенейшая суббота. Проводить шаббат на Оэле, такой замечательной одесской группой, с известными раввинами и вкуснешей едой – это просто чудо!

Комментарии: Поездка к Ребе. День второй
Нет добавленных комментариев