Printed from chabad.odessa.ua

НАШИ ДАТЫ

Воскресенье, 13. Октябрь, 2019 - 5:38


20320_n.jpg


 14 тишрея 5775 года (28 сентября 1814 года) — Йорцайт (годовщина ухода из этого мира) рабби Исраэля из Кожниц (Кожницкого магида).

Один из основоположников польского хасидизма рабби Исраэль родился в местечке Апты в бедного семье (отец был переплетчиком). Он учился у четырех великих хасидских цадиков — рабби рабби Шмуэля (Шмельке) бен Цви-Ѓирш ѓа-Леви Гурвица из Никольсбурга (см. 2 ияра), рабби Дов-Бера из Межерича (Межеричский магид, см. 19 кислева), рабби Элимелеха из Лиженска (см. 21 адара) и рабби Леви-Ицхака Дербаремдикера из Бердичева (см. 25 тишрея).

Некоторое время рабби Исраэль жил в польском местечке Пшисха, где учил детей, а затем перебрался в Кожинец (Кожнец), который стал процветающим хасидским центром.

В Кожнеце рабби Исраэль прожил почти 50 лет, став близким другом Провидца («ѓа-Хозе») из Люблина (рабби Яаков-Ицхак га-Леви Горовиц, см. 9 ава) и рабби Менахема-Мендела из Рыманува (см. 19 ияра).

 

15 тишрея 2266 года (1496 год до н. э.) — Йорцайт (годовщина ухода из этого мира) праотца Яакова бен Ицхака. 

Яаков был младший из сыновей-близнецов, родившихся у Ицхака и Ривки после двадцатилетнего бесплодного брака. В Торе объясняется, что имя «Яаков» произошло от слова «экев» — «пятка», так как Яаков вышел из чрева матери, ухватившись за пяту старшего брата, Эйава.

Эйсав был старшим братом и обладал правами первенца, однако он продал их младшему брату (за чечевичную похлебку) и право первородства (вместе с соответствующими благословениями отца) перешло к Яакову.

Спасаясь от старшего брата, желавшего убить его и все-таки завладеть упущенным имуществом, Яаков бежит к своему родственнику Лавану, жившему в городе Харан (страна Арам-Наѓараим, территория нынешней Сирии).

По пути Яаков вступает в единоборство со посланцем Всевышнего и получает травму бедра, а также новое имя — Исраэль (еще одно имя, под которым он упоминается в Торе — Йешурун).

В Харане Яаков женится на двух женщинах (дочерях Лавана) — Лее и Ривке, а также получает в жены их служанок Билѓу и Зилпу. От четырех жен у Яакова рождается 13 детей — 12 сыновей, ставших родоначальниками 12 колен Израилевых и одна дочь. 

История жизнь Яакова рассказана в первой книге Торы «Брейшит».

 

15 тишрея 5695 года (24 сентября 1934 года) — Йорцайт (годовщина ухода из этого мира) рабби Моше-Лейба Гинзбурга, зятя ребе Маѓараша.

В 1871 году рабби Моше-Лейб Гинзбург из Витебска женился на Дворе-Лее, старшей дочери четвертого Любавического ребе, рабби Шмуэля. Практически всю жизнь они прожили в Витебске.

Рабби Моше-Лейб ушел из этого мира в первый день праздника Суккот и был похоронен на следующий день (в первый день праздника запрещено хоронить) на еврейском кладбище подмосковного поселка Малаховка.

 

16 тишрея 5643 года (29 сентября 1882 года) — Рабби Шолом Дов-Бер (ребе Рашаб, пятый Любавичский ребе) возглавил Хабад после ухода из этого мира его отца.

Ребе Рашаб начал молится на том же месте где молился его отец (т.е. на месте подобающем руководителю) лишь с вечера Рош ѓа-Шана 5654 года, а до этого он 11 лет молился на том же месте, что и при жизни отца. Но все-таки началом его руководства Хабадом считают 5643 год, когда он впервые, как и подобает ребе, произнес маймор (речь-проповедь) для хасидов. Так что, хотя внешние признаки руководства ребе Рашаб принял на себя лишь 11 лет спустя, все эти годы он исполнял обязанности главы движения.

Почему же рабби Шолом Дов-Бер так медлил? Одна из наиболее вероятных причин — ребе Рашаб не хотел задевать честь своего старшего брата Залмана-Аѓарона, который как раз тогда отсутствовал в Любавичах, ведь вполне могло статься, что хасиды сочли бы его, старшего сына, более достойным и получилось бы, что средний сын узурпировал власть. И лишь после возвращения брата ребе Рашаб решился на формальное принятие символов руководства.

 

18 тишрея 5572 года (6 октября 1811 года) — Йорцайт (годовщина ухода из этого мира) рабби Нахмана из Брацлава.

Рабби Нахман родился в хасидской столице — местечке Меджибож (Хмельницкая область) и по материнской линии был правнуком основателя хасидизма рабби Исраэля Баал Шем-Това (см. 18 элула), а по отцовской — рабби Нахмана из Городенки (см. 2 тамуза). В 13 лет его женили на дочери зажиточного арендатора из Гусятина, в доме которого он и провел отрочество. 

После смерти тестя рабби Нахман переселился в Медведевку, где жил до 26 лет и оттуда уехал в Эрец-Исраэль (чтобы осуществить путешествие ему пришлось продать все имущество и отдать дочь в услужение). Поездка оказала огромное влияние на рабби Нахмана: он пришел к выводу, что все его знания до этой поездки не имеют никакого значения, и запретил ссылаться на какие-либо из его прежних высказываний. А через несколько месяцев, из-за вторжения в Эрец-Исраэль войск Наполеона, он вернулся в Украину и поселиться в Златополе. 

Рабби Нахман находился в напряженных отношениях с остальными хасидскими лидерами, так как считал, что они пренебрегают заветами Баал Шем-Това и привели хасидизм в упадок. Особенно острая полемика у него была со Шполер зейде (рабби Арье-Лейб из Шполы, см. 6 тишрея), так что рабби Нахману даже пришлось переехать в местечко Брацлав (Винницкая область), давшее имя новому хасидскому течению. В Брацлав стекались многочисленные хасиды, однако распри продолжались и покинув город, рабби Нахман стал кочевать по местечкам Украины (кстати, его учение широко распространилось именно благодаря этому). 

В эти годы он также был известен тем, что отказывался благословлять молодые пары, говоря: «Я знаю, что через сто лет появится поколение, которому лучше вообще не являться на свет. Я не могу запретить жениться и размножаться, потому что это Б жественная заповедь, но я, по крайней мере, могу их не благословлять». Учитывая, что активисты Евсекции, рьяно выкорчевывавшие свое и чужое еврейство, родились как раз через сто лет, следует признать, что рабби Нахман знал, что говорил…

Кочевая жизнь дала о себе знать — рабби Нахман заболел туберкулезом. Почувствовав приближение кончины, он сделал остановку в Умани, заявив, что хочет быть похоронен на здешнем кладбище, среди жертв резни 1768 года. Перед смертью он, в присутствии свидетелей, пообещал каждому, кто в Рош ѓа-Шана придет к его могиле и прочтет определенные псалмы (собранные в книгу «Тикун клалит»), прорыть землю из конца в конец, но за пейсы вытащить этого человека из Ѓеинома (ада). Неудивительно, что могила рабби Нахмана в Умани до сих пор является местом паломничества брацлавских хасидов.

Дети и внук рабби Нахмана рано умерли, и у него не осталось преемника, так что центральное положение в брацлавском хасидизме занял рабби Натан Штернхарц — ученик, доверенное лицо и секретарь рабби Нахмана. Но все же единственным лидером брацлавских хасидов всегда оставался рабби Нахман из Брацлава (отсюда их прозвище — тойте хасидим, «мертвые хасиды»).

Брацлавское движение добились значительных успехов в деле распространения своих идей, а в начале 80-х годов XX века они даже пытались основать в израильском поселке Явнеэль «город Брацлав».

 

19 тишрея 5558 года (9 октября 1797 года) — Йорцайт (годовщина ухода из этого мира) рабби Элияѓу бен Шломо-Залмана Кремера из Вильно (Виленский гаон).

Рабби Элияѓу, известный также как ѓа-Гра (акроним слов ѓа-Гаон рабби Элияѓу) родился в местечке Селец, неподалеку от Вильно (Вильнюс). Он происходил из знатной раввинской семьи (его предком был рабби Моше бен Цви-Нафтали-Ѓирш Софер Рибкас — автор труда «Беер ха-гола» («Кладезь изгнания») и с раннего детства ребенок обратил на себя внимание исключительными способностями. От него очень скоро отказались все учителя, заявив, что им нечему его учить и ему пришлось заниматься дома, сначала с отцом, рабби Шломо-Залманом, а затем самостоятельно. В 5 лет юный Элияѓу уже полностью изучил Тору с комментариями, а в 7 лет произнес в Большой синагоге Вильно драшу (речь на тему недельной главы Торы) после которой главный раввин города пришел к ним домой, чтобы узнать, кто написал мальчику текст — он не мог поверить, что семилетний ребенок способен на такое. 

Помимо Письменной и Устной Торы будущий гаон (в переводе с иврита «гений») в процессе самообразования уделил много внимания Каббале (теоретической и даже практической), а также изучал светские дисциплины, в том числе астрономию, геометрию и алгебру. 

Женившись в 18 лет он целиком отдался учебе, и через два года, подобно многим подвижникам тех времен, отправился в так называемый галут («изгнание») то есть в течение пяти лет странствовал по еврейским общинам Польши и Германии. Он уже тогда славился в еврейском мире своей эрудицией и раввин Йонатан Эйбеншюц (см. 21 элула) во время своего знаменитого спора с рабби Яаковом Эмденом апеллировал к авторитету Элияѓу бен Шломо-Залмана, «слава которого велика в Польше, Берлине, Лиссе и во всех местах, где он странствовал». Вернувшись домой молодой человек поселился в Вильно, где и прожил до конца жизни. 

Отказавшись занять пост раввина, он посвятил жизнь изучению Талмуда, ведя аскетический и отшельнический образ жизни. По рассказам сыновей, он спал не больше двух часов в сутки и лишь по полчаса подряд. Каждую минуту, потраченную не на изучение Торы, он заносил в специальную книжечку и перед Йом-Кипуром каялся за каждую из них. При этом число таких минут за год никогда не превышало 180 (то есть 3 часов за год)! Он не занимал никакой общественной должности, и община Вильно назначила ему небольшое еженедельное содержание.

Виленский гаон стал величайшим авторитетом Восточной Европы и когда в Белоруссии и Литве появились первые хасиды, шкловская община запросила его мнение о позиции по отношению к новой «секте». Гаон призвал к непримиримой борьбе с хасидами и в 1772 году, от его имени, во всех виленских синагогах при звуках труб и зажженных свечах хасидов предали херему (отлучению от общины.

Так Вильно стал центром оппозиции хасидизму. Дважды руководители белорусских хасидов — рабби Менахем-Мендл из Витебска (см. 2 ияра) и Шнеур-Залман из Ляд (Алтер ребе), делали попытки встретиться с гаоном, чтобы убедить его в том, что хасидизм не противоречит традиционному иудаизму. Но он отказался их принять и когда они пришли к нему, он, — почтенный и уважаемый раввин — вылез через окошко заднего двора и уехал из города, отказавшись возвращаться туда, до тех пор пока в нем находятся хасиды! 

В 1783 году рабби Элияѓу бен Шломо-Залман решил уехать в Эрец-Исраэль с намерением затем вызвать туда всю семью. После краткого пребывания в Эрец-Исраэль по неизвестным причинам он вернулся в Вильно. 

Виленский гаон способствовал созданию типа литвака (литовско-белорусского еврея) и миснагеда (противника и хасидизма). Его правнуком был знаменитый русский книгоиздатель Ефрон (энциклопедия Брокгауза и Ефрона).

 

19 тишрея 5574 года (13 октября 1813 года) — Йорцайт (годовщина ухода из этого мира) рабби Яакова-Ицхака бен Ашера из Пшисхи. 

Рабби Яаков-Ицхак, также известный как ѓа-Йеѓуди ѓа-Кадош (Святой еврей) родился в известной раввинской семье. Учился он у рабби Арье-Лейба Харифа в Пшедбуже и Апте (Опатув) и также в йешиве местечка Лиссы (Лешно) под руководством рабби Давида-Тевеле бен Натана из Лиссы, а хасидом стал под влиянием рабби Моше-Лейба из Сасова. 

Поворотным пунктом в его жизни явилась встреча с Яаковом-Ицхаком ѓа-Леви Горовицем («Провидцем из Люблина», см. 9 ава), ближайшим учеником которого он стал. Люблинский ясновидец назначил его духовным советником молодых учеников и здесь он получил прозвище «Святой еврей».

«Святой еврей» умер, не достигнув 50 лет, и хасиды признали своим вождем его ученика рабби Симху-Бунема из Пшисхи. В числе видных его последователей были рабби Менахем-Мендл из Коцка, рабби Ханох-Ѓенох из Александрова (см. 18 адара-II), рабби Ицхак Калиш из Варки (см. 22 нисана) и рабби Иссахар-Бер из Радошиц.

 

Комментарии: НАШИ ДАТЫ
Нет добавленных комментариев