Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

Кто в еврейском доме хозяйка?

Четверг, 25. Ноябрь, 2021 - 12:07

1 (2).jpg

В Иерусалиме, недалеко от Стены плача, находится Центр изучения наследия шестого премьер-министра Израиля Менахема Бегина, в котором хранится его личная библиотека. Несколько лет назад в помещении библиотеки проходил ремонт, и книжный фонд переместили, а когда книги возвращали на место, в одной из них была обнаружена любопытная находка. Это был чек на сумму 102705 шекелей, который израильская книготорговая сеть «Стеймацки» выписала Бегину как авторские отчисления за его книгу «В белые ночи», изданную в переводе на английский язык. Однако Бегин не обналичил чек, а использовал его в качестве закладки для книг, которые читал. Это еще раз подтверждает слова современников о том, что Менахем Бегин отличался исключительной скромностью и был совершенно безразличен к материальным ценностям. Он никогда не думал о деньгах. Его супруга Ализа давала водителю деньги на мелкие расходы, чтобы он мог расплатиться, если Бегин захочет купить себе прохладительный напиток в жаркий день!

Найденный чек датирован 7 октября 1983 года, через несколько недель после того, как Бегин подал в отставку с поста премьер-министра и начал вести жизнь затворника в своем доме. За год до этого, осенью 1982‑го, Бегин готовился к визиту в Соединенные Штаты. Но как раз тогда состояние его жены, которая всю жизнь мучалась от эмфиземы легких, ухудшилось, и ей понадобилась срочная госпитализация. В одно из посещений в больнице Бегин сказал жене, что ему надо лететь на встречу с президентом США Рональдом Рейганом, но он готов отменить поездку, чтобы остаться с ней. Ализа уже не могла говорить — она написала: «Не волнуйся, все будет в порядке. Ты должен ехать». Врачи сказали то же самое, и Бегин улетел. 13 ноября, когда глава правительства Израиля встречался в Белом доме с президентом Рейганом, Ализа скончалась. Получив печальное известие, Бегин смог выдавить из себя только четыре слова: «Зачем я ее оставил?..» — и замолчал. Он прервал свой визит и в ту же ночь вернулся в Израиль.

Со дня смерти любимой жены начался поначалу необъяснимый закат Менахема Бегина, который меньше чем через год встал на заседании правительства и ко всеобщему изумлению сказал: «Я больше не могу», — и вышел из зала заседаний. Только позже стало ясно, что он больше не мог — без Ализы. Жена была для него всем в жизни. С самой ранней молодости она следовала за ним, как он сам сказал, «по стране, полной мин». Она прошла с ним через все невзгоды, была его опорой, которой он бесконечно доверял. И внезапно все рухнуло…

(Помимо прочего, именно Ализа взяла на себя решение всех финансовых вопросов семьи, поэтому неудивительно, что после ее смерти Бегин использовал чек на сумму более ста тысяч шекелей как закладку для книги.)
 

* * *

В нашей сегодняшней недельной главе «Вайейшев» мы читаем трагическую историю продажи Йосефа. И чем больше мы ее изучаем, тем меньше понимаем, как такое могло случиться в семье нашего праотца Яакова. И не только Йосеф покинул семью. Сразу после того, как «Йосеф был низведен в Египет» (Брейшис, 39: 1), мы узнаем, что «нисшел Йеѓуда от братьев своих» (там же, 38: 1). Йеѓуда был изгнан из своей семьи, и, как говорит Раши, «братья лишили его величия» — они обвинили Йеѓуду в случившемся с Йосефом, ибо именно он предложил его продать (в результате Йеѓуда пошел и женился на дочери хананеянина, но это уже отдельная история).

Все это время мы не слышим голоса Яакова. Только через 21 год наш праотец говорит сыновьям: «В Египте есть хлеб на продажу, идите и купите там еды» (Брейшис, 42: 1). Раши объясняет: «Увидел в пророческом видении, что у него есть еще надежда в Египте». То есть он чувствовал, что спасение придет из Египта. Но почему до тех пор от Яакова не было слышно ни единого слова?

Ответ на этот вопрос мы получили от Любавичского Ребе в 5748 (1988) году во время траура, когда скончалась ребецн Хая-Мушка. Ребе и ребецн были женаты почти шестьдесят лет, она была самым близким ему человеком. Боль Ребе была огромна. Тысячи людей, среди которых были также ведущие раввины, пришли выразить ему свое сочувствие. Один из раввинов попытался утешить Ребе и сказать что-то в том направлении, что человек не должен предаваться унынию. В ответ Ребе привел цитату из Талмуда (трактат «Санѓедрин», 22а): «У всех есть замена, кроме жены твоей юности, как сказал наш праотец Яаков: «Умерла у меня Рахель».

В конце Книги Брейшис Яаков перед смертью вызывает своего сына Йосефа и просит не хоронить его в Египте, а отнести в Землю Израиля и похоронить в пещере Махпела. Затем он извиняется перед Йосефом за то, что не похоронил там его мать и свою любимую жену Рахель, хотя и находился поблизости: «А я… когда я шел из Падана, умерла у меня Рахель в земле Ханаана, в пути… и похоронил я ее там, на пути в Эфрат, он же Бейт-Лехем» (Брейшис, 48: 7). На первый взгляд кажется, что он приводит только факты и здесь нет объяснения, почему он похоронил ее в Бейт-Лехеме. Мудрецы, внимательно изучавшие каждое слово Торы, заметили особенность выражения Яакова, сказавшего: «Умерла у меня Рахель». Что это за слова «у меня»? В Талмуде говорится: «Жена умирает только у ее мужа». То есть, остальные члены семьи оплакивают усопшую, но потом продолжают свою обычную жизнь, и только супруг каждый день и час переживает боль утраты.

Именно это и случилось с нашим праотцом Яаковом. В комментарии на стих «Рахель бесплодна (акоро)» (Брейшис, 29: 31) «Мидраш рабо» говорит: «Рахель была основой дома — икар ѓабаис… так как все зависело от нее». То есть, несмотря на то, что у Яакова было еще три жены, Рахель была акерес-баис — «хозяйкой дома», опорой Яакова. Это подтверждает Раши, который в своем комментарии на стих «И послал Яаков и призвал Рахель и Лею» (Брейшис, 31: 4) говорит: «Сначала Рахель, а потом Лею, ибо та была главной в доме, ведь только из-за нее Яаков связал себя с Лаваном». Яаков был Яаковом во многом благодаря Рахели, которая дала ему силы преодолеть все невзгоды жизни у Лавана. Как рассказывает Тора, семь лет, которые он проработал за Рахель, «были в его глазах будто несколько дней, из-за любви его к ней» (Брейшис, 29: 20). Как только Рахель умерла, все было кончено. С тех пор Всевышний не открывался Яакову, потому что он находился в состоянии печали. Написано в книге «Зоѓар», что «Шхина (Б‑жественное присутствие) пребывает лишь в совершенном месте: не в месте недостатка, не в месте изъяна, не в месте печали, а в правильном месте, в месте радости». И только, когда он услышал, что Йосеф жив, «воспрянул дух Яакова» (Брейшис, 45: 27). «Над ним вновь пребывала Шхина, которая прежде отошла от него», — комментирует Раши. И причина, по которой Шхина вернулась к нему, сразу же указывается в следующем стихе: «Премного… Еще Йосеф, сын мой, жив». Раши объясняет: «Много радости и утехи будет еще у меня, потому что мой сын Йосеф жив поныне». Этот секрет Яаков открыл Йосефу перед своей смертью. Он не только извинился за то, что похоронил Рахель у дороги, но и за все, что произошло в семье. Все заключено в этих словах: «Умерла у меня Рахель». Если бы Рахель была жива, возможно, дело не дошло бы до продажи Йосефа.

Акерес-баис в современном иврите обозначает женщину, которая ведет домашнее хозяйство. Но это выражение взято из Танаха. Царь Давид говорит о Всевышнем: «Акерес ѓабаис Он матерью в доме поселяет — она детям радуется!» (Теѓилим, 113: 9), подчеркивая, что женщина — основа дома. Любавичский Ребе часто цитирует эту фразу, указывая, что все руководство домом зависит от жены. Будет ли кухня кошерной, полностью зависит от жены. Муж не управляет кухней, он может захотеть кошерную кухню, но если его жена не заинтересована, то этого не произойдет. С другой стороны, если жена хочет соблюдать кашрут, то мнение мужа по этому поводу не имеет никакого значения. И это также верно в отношении воспитания и образования детей. Все зависит от жены, если она хочет присоединиться и жить жизнью общины во всем, что с этим связано, тогда, даже когда муж не заинтересован, в конечном итоге вся семья присоединится. Но если жена не согласна, то муж может ходить в синагогу и участвовать в общинной жизни в течение двадцати лет, и это никак не повлияет на семью. Все зависит от акерес-баис, «хозяйки дома».

Всего несколько дней отделяют нас от светлого праздника Хануки. Во времена Второго Храма греки, правившие в те дни Землей Израиля, не ставили цель убивать евреев. Они хотели заставить их забыть Тору, принять греческую культуру и стать похожими на них. Поэтому они установили запреты на празднование еврейских праздников, изучение Торы и соблюдение ее заповедей: Субботы, обрезания, кашрута и других. Греки ворвались в Храм и осквернили святыни, наложили руку на имущество евреев и на их дочерей. Мужчины в те дни не были настроены воинственно по отношению к угнетателям. Каждый раз, когда выходил новый указ, они сдавались и говорили: «Ну, что можно поделать?! Мы вынуждены исполнять указы греческих властей — их держава самая мощная в мире». Именно женщины восстали и заставили своих мужей сразиться с греками, чтобы спасти народ Израиля. Эту войну начали женщины, а мужчины сражались и выиграли. Поэтому согласно древнему обычаю, все время, пока горят ханукальные светильники, женщины не работают. «Женщины обязаны зажигать ханукальные свечи, ведь и они тоже участвовали в чуде» (Талмуд, трактат «Шабос», 23а). Веселой всем Хануки — праздника света и чудес!

 

 

 

Комментарии: Кто в еврейском доме хозяйка?
Нет добавленных комментариев