Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

В Землю Израиля — всем вместе!

Четверг, 16. Июнь, 2011 - 7:47

«Это было весной 1985 года, вскоре после того, как Михаил Горбачев был избран генеральным секретарем КПСС, — вспоминает профессор Ирмияѓу Брановер, видный ученый-физик и один из активистов движения за свободу выезда евреев из СССР. — «Нью-Йорк Таймс» и другие авторитетные западные издания публиковали статьи с комментариями, в которых утверждали, что новой советский лидер будет вести еще более жесткую политику, чем его предшественники, и что СССР может вернуться в свои самые мрачные времена… В те дни я приехал в Нью-Йорк, чтобы провести Песах в «Севен севенти», всемирной штаб-квартире движения Хабад (любавичских хасидов). Мне сказали, что Любавичский Ребе рабби Менахем-Мендел Шнеерсон хотел бы побеседовать со мной.

Во время нашей встречи Ребе сказал мне удивительные вещи. Он попросил меня рассказать евреям, живущим по ту сторону «железного занавеса», что коммунизм скоро исчезнет с лица земли, а Советский Союз прекратит свое существование. «Тогда начнется новая эпоха, — сказал Ребе. — Каждый еврей, если захочет, сможет иммигрировать в Израиль без промедления, а кто пожелает, сможет остаться в России и вести еврейский образ жизни в условиях свободы». Ребе просил сообщить об этом как можно большему числу людей.

Все это показалось мне чудом. Но я должен был передать слова Ребе такими, какими их услышал. Мне пришлось подождать несколько часов, чтобы выполнить поручение (из-за разницы во времени между Нью-Йорком и Москвой). Когда в России начался день, я позвонил живущим там моим друзьям и знакомым. Они были настроены весьма скептически. Даже хасидам было трудно поверить словам своего Ребе! Один из них сказал мне с горечью: «Вчера вечером КГБ арестовало мою жену, мой сын тоже исчез из дома. Сейчас, когда я разговариваю с вами, машина КГБ стоит под моим домом, а сидящие в ней, очевидно, пытаются прослушать наш телефонный разговор…» Похожие ответы я получил и от других… Я старался подбодрить упавших духом, ведь они должны были найти поддержку и утешение в словах Ребе, но они ответили: «Вам легко говорить, вы в Нью-Йорке!»

Я сообщил об этом Ребе, и он ответил: «Этот процесс пока незаметен, но он уже начался». То, что Ребе предсказал, без сомнения, полностью сбылось. Не прошло и года, как Горбачев объявил политику «гласности» и «перестройки», спустя еще два года страны Восточной Европы начали отклоняться от коммунистического пути, претерпевая изменения в системе государственного управления… «Железный занавес» начал подниматься!

Позже, после распада Советского Союза, Михаил Горбачев прибыл в Израиль с визитом, в программе которого было намечено посещение Университета Беер-Шевы. Г-н Авишай Браверман, ректор университета, попросил меня, как человека с академическим образованием и говорящего по-русски, сопровождать его.

Выбрав удобный момент, я рассказал Горбачеву, что есть великий еврейский лидер, живущий в Бруклине, известный как Любавичский Ребе, который семь лет назад попросил меня объявить евреям в СССР, что скоро коммунистический режим падет, и они смогут уехать оттуда. Горбачев не был готов воспринять мои слова. Он долго молчал, а потом сказал мне, что когда пришел к власти, совершенно не предполагал либерализации советской политической системы, его планы были противоположны! Даже когда он начал «перестройку» и «гласность», то рассчитывал, что эти меры должны облегчить проведение внешней политики, уменьшить давление со стороны Запада и способствовать получению финансовой помощи от США. Однако коммунизм он хотел сохранить. У него и в мыслях не было облегчать жизнь евреям и позволить им уезжать. Только со временем развитие событий вышло из-под контроля, ворота открылись и евреи получили религиозную свободу. Но в то время, когда Ребе говорил мне свои пророческие слова, даже сам Горбачев не знал об этом!»

…На этой неделе в главе «Шлах» мы читаем о разведчиках, которых евреи попросили Моше отправить, чтобы прояснить положение дел в Земле Израиля. Моше не хотел этого делать. Он утверждал, что если Б-г хочет дать евреям землю, то они должны верить, что Он даст им что-то хорошее и на хороших условиях. Однако сыны Израиля настаивали на своем.

Тогда Моше послал двенадцать разведчиков, которые вернулись с печальным ответом: «Мы не сможем войти в эту землю». Услышав это, зарыдал народ «и плакал всю ночь», и кричали они, что не хотят входить в Землю обетованную. Всевышний вмешался и сказал Моше: «Не хотят, и не надо! Это поколение умрет в пустыне, и только следующее поколение войдет в Землю Израиля».

История, рассказанная выше, хорошо известна всем. Но у нее есть продолжение. Когда Моше объявил народу, что они никогда не смогут войти в Землю обетованную, они отреагировали на его слова несколько неожиданно: «и восскорбел народ очень» (Бамидбор, 14: 39). Всю ночь они рыдали, и на этот раз они плакали из-за полученного наказания, что они никогда не войдут в Израиль.

Утром они встали с решением покаяться. Тора рассказывает об этом так: «И встали они рано утром, и стали взбираться к вершине горы, говоря: Вот мы готовы взойти на то место, о котором сказал Г-сподь, ибо мы согрешили» (Бамидбор, 14: 40). Алтер Ребе, первый глава Хабада, пишет об этом: «Только на мгновение одолело их злое начало и запутало их, но как только они услышали о наказании, сразу же пожалели о содеянном» («Тания», глава 29). Моше попытался вразумить их: «Зачем это вы преступаете слово Г-сподне? Ведь такое не будет успешным!» Но группа раскаявшихся евреев дерзнула «взойти на вершину горы, а ковчег завета Г-споднего и Моше не двинулись с места из стана». Этот безрассудный поступок имел очень серьезные последствия, как сказано в Торе: «И спустились амалекитяне и хананеи, обитавшие на той горе, и били их, и громили их до Хормы» (Бамидбор, 14: 45).

Любавичский Ребе задает такой вопрос. Мы знаем правило о том, что ничего не может быть сильнее раскаяния. И вот сыны Израиля раскаялись за грех разведчиков и сказали, что хотят войти в ту землю, о которой говорил Всевышний, но Моше все равно предупредил их: «Не восходите, ибо Г-сподь не в вашей среде!» Почему же Б-г не принял их покаяния? В конце концов, суть этого понятия заключается в возможности исправить прошлое…

Существует известный рассказ об Элише бен Авуя, одном из величайших еврейских мудрецов, учителе рабби Меира. Он отошел от иудаизма и пытался воевать против всего еврейского: приходил виешивы и агитировал учеников покинуть их и пойти учиться какой-либо профессии. Он также давал римлянам советы, как можно наилучшим образом докучать евреям и как заставить их осквернить Субботу. Однако его ученик, рабби Меир, не оставил своего учителя даже после того, как тот сбился с пути, и продолжал изучать Тору из его уст.

Талмуд рассказывает (трактат «Хагига», 15а), что однажды в Субботу рабби Меир произносил дрошу (проповедь) в иешиве в Тверии. Вдруг кто-то сказал ему, что снаружи проезжает на лошади его бывший учитель. Рабби Меир прервал проповедь и вышел к нему. Элиша спросил его: «Ну, что ты говорил в своей дроше сегодня?» Рабби Меир повторил для него проповедь, Элиша поправил его и сказал, что рабби Акива считал по-другому. Во время беседы они отдалялись от города, но вдруг Элиша сказал рабби Меиру: «Ты должен вернуться назад… Вот здесь граница субботних владений». Согласно еврейскому закону, в Субботу запрещается отходить от города на расстояние более двух тысяч локтей (960 метров), это называется тхум Шабос — субботняя граница. Элиша бен Авуя позаботился о том, чтобы его ученик не вышел за ее пределы и не нарушил таким образом святость Субботы.

Рабби Меир решил воспользоваться возможностью и обратился к учителю со словами, призывающими его вернуться в иудаизм, сказав ему: «И вы вернитесь к себе!» Элиша ответил ему, что однажды в Йом-Кипур, который выпал на Субботу, он проезжал верхом на лошади по Иерусалиму неподалеку от Храма и услышал глас Небес: «Возвратитесь, дети-отступники…» (Ирмияѓу, 3: 14) — кроме Ахера» (Ахер — «Другой» — так называют в Талмуде Элишу бен Авуя, повествуя о периоде, когда он отошел от иудаизма). Каждый человек может покаяться, Б-г примет их всех обратно — всех, кроме Ахера. Об этом он и сказал рабби Меиру: «Я потерянный человек, у меня уже нет шансов».

Любавичский Ребе спрашивает: разве можно винить его, ведь он сам слышал, что «его покаяние не будет принято»? И Ребе объясняет: хотя он услышал глас Небес, он должен был все равно попытаться совершить тшуву путем «дерзнуть и взойти», и тогда покаяние было бы принято, несмотря на то, что он слышал. Иудаизм считает, что ничто не может противостоять раскаянию, так что даже, если сам Г-сподь Б-г говорит, что не примет этого человека обратно, у него есть шанс.

А если это так, то при чтении нашей сегодняшней недельной главы встает вопрос: почему Всевышний не принял раскаяние евреев и не ввел их в Землю Израиля?! Да, евреи совершили ошибку, но они сожалеют и раскаиваются! Почему бы не дать им еще один шанс?

Может быть, это можно объяснить тем, что группа раскаявшихся была немногочисленной? Это не было большинство народа. Да, евреи плакали, когда услышали, что они никогда не вступят в Землю обетованную, но это еще не означает, что все они действительно были готовы немедленно идти в Израиль.

Предположим, что сегодня кто-то объявит, что все евреи стран бывшего Советского Союза теперь имеют уникальную возможность репатриироваться в Израиль, но если они ею не воспользуются, то потеряют право на въезд в эту страну навсегда. Многие огорчатся, услышав, что не смогут переселиться в Израиль, но мало кто на самом деле будет готов бросить все и немедленно переехать в другую страну. Конечно, найдутся единицы, желающие сделать это, но бóльшая часть общества, несмотря на то, что будет очень скорбеть, не кинется все же сломя голову продавать свои дома и уезжать в Израиль.

Это, скорее всего, и произошло в истории с дерзкими смельчаками. Весь народ был очень огорчен, когда услышал, что они никогда не войдут в Землю Израиля, но на следующее утро только небольшая группа евреев была готова идти сражаться и завоевывать страну. Большинство народа было не с ними. Поэтому Моше говорит им: «Ведь такое не будет успешным!» Ибо весь смысл и цель переезда в Израиль в том, что «все жители ее в ней» — все евреи вместе отправляются в Святую землю. Недостаточно того, что отдельные смельчаки хотят приехать туда. Нужно сделать так, чтобы все захотели переехать, чтобы весь народ был убежден в необходимости этого. Нельзя бежать в одиночку, оставляя всех позади, так ничего не получится…

Мы должны извлечь из этого урок для себя. Есть много евреев, которые хотят «переехать на Святую землю». Они хотят исполнить еще одну заповедь, совершенствовать свои познания в иудаизме, еще глубже изучать Тору. Они «поднимаются «на вершину горы», но при этом оставляют других членов семьи далеко позади. Мы должны помнить, что для того, чтобы «войти в Землю обетованную», надо достичь положения, когда «все жители ее в ней», — все вместе должны прибыть туда. Если вы не смогли убедить вашу семью подняться на вашу ступень совершенствования в иудаизме, то в конце может, не дай Б-г, произойти еще раз то, что случилось со смельчаками из нашей сегодняшней недельной главы. Они погибли, потому что человек не сможет один, без поддержки семьи, пройти этот путь и выжить на «земле, текущей молоком и медом».

Комментарии: В Землю Израиля — всем вместе!
Нет добавленных комментариев