Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

Предназначение еврея — светить!

Четверг, 09. Июнь, 2011 - 8:34

На этой неделе я хочу поделиться с вами историей, которую прочитал совсем недавно. На этот раз мы не будем переноситься на сотни лет назад. Эти события произошли в наши дни, и рассказала о них наша современница — Сара-Йохевед Риглер:

«Самые волнующие и запоминающиеся моменты бар-мицвы моего сына произошли не на самом празднике. Первый из них — приблизительно за месяц до бар-мицвы, когда Исроэль-Рон, по обычаю ашкеназских евреев, в первый раз надел тфилин. Мы решили отметить это событие у Котеля, Стены плача — второго по святости (после Храмовой горы) места для евреев. В присутствии всех одноклассников, стоя рядом со своим отцом, Исроэль-Рон наложил головной тфилин и обвернул ремни ручного вокруг левой руки так, что коробочки со стихами, говорящими о том, как он должен любить Всевышнего и служить Ему, были плотно прижаты к голове и находились близко к его сердцу.

Когда я увидела ремни, обернутые вокруг руки моего повзрослевшего сына, мои глаза наполнились слезами. Мы дали ему много, но этот дар был ценнее всех. С помощью тфилин определялось его предназначение и обозначались границы его существования. Мы ставили перед ним цель: наполнить жизнь смыслом, в соответствии с содержанием стихов, хранящихся внутри коробочек тфилин, ремни которых обозначают основное направление и дисциплину в его жизни.

Поздно вечером, когда сын уже лежал в постели, я присела возле него на несколько минут, желая узнать, что значила для него состоявшаяся сегодня утром церемония, которая так тронула меня. Я спросила сына, что он думает о смысле своей жизни.

— Выполнить свое особое предназначение.

— А каково твое предназначение?

— Я не знаю, — честно ответил он.

Я улыбнулась. Большинство людей куда старше его не имеют ясного представления о той роли, которую они призваны исполнить в этом мире. Но я удостоилась того, что мой сын чувствует и понимает: смысл его жизни гораздо значительнее, чем просто бесцельные скитания по земле…
 

Второе запомнившееся мне событие произошло за неделю до бар-мицвы. Мой муж и я вместе с Исроэлем-Роном пришли в офис организации «Яд Элиэзер» в Иерусалиме.

Празднование бар-мицвы вводит еврейскую семью в значительные расходы. Сознавая, что в Израиле есть много подростков, чьи семьи не в состоянии финансировать такое торжество или даже купитьтфилин, мы решили присоединиться к программе «Пожертвование набар-мицву», которую осуществляет «Яд Элиэзер».

Координатор программы встретила нас очень любезно. Она предложила разделить наше пожертвование в тысячу долларов между двумя получателями. Первый мальчик был сыном несчастной женщины, которая, забрав детей, сбежала от избивавшего ее мужа. Занимаясь борьбой за выживание, она не могла собрать деньги для празднования бар-мицвы своего старшего сына. Программа «Яд Элиэзер» предусматривает для каждого участника, как правило, пожертвование в 500 долларов на торжество и 500 долларов на покупку тфилин. Однако дедушка этого мальчика дал ему своитфилин, поэтому, объяснила нам координатор, вторая половина нашего вклада может быть направлена на покупку тфилин для другого мальчика, отец которого был инвалидом Армии обороны Израиля. Хотя государство постоянно заботилось о нем, ежемесячный доход семьи, в которой росло семеро детей, не был рассчитан на дополнительные расходы по покупке тфилин. Поэтому наш подарок был очень кстати.

Я едва сдерживала слезы, когда Исроэль-Рон собственноручно передал координатору чек на тысячу долларов. Еще до самого празднования бар-мицвы, на котором он получит много подарков, наш сын проявил себя, прежде всего, как дающий цдоку!

Когда мы вернулись к машине, Исроэль-Рон сказал, что он хотел бы дать десять процентов денег, которые получит в подарок на праздновании своей бар-мицвы, 11-летнему сыну Дова, посыльного в нашей местной овощной лавке. Дов тяжело зарабатывал свой хлеб, целыми днями доставляя ящики с фруктами и овощами покупателям. Его жена в течение многих лет лежала в коме, так что единственный сын, Йосеф, рос без материнской ласки и заботы. Исроэль-Рон принял правильное решение: использовать десятину от денег с бар-мицвыдля оплаты летнего лагеря Йосефа, которого, кстати, он никогда раньше не видел.

Празднование бар-мицвы состоялось через неделю после описанных событий. Любовь, радость и благословения в изобилии изливались на виновника торжества. Но третий волнующий момент произошел несколько часов спустя, после того как мы вернулись домой, и Исроэль-Рон начал разбирать полученные подарки. Среди огромного количества книг, чеков и игрушек была коробка с надписью «Осторожно! Хрупкие предметы!». Исроэль-Рон развернул многослойную защитную обертку и достал древний масляный светильник — менору — из глины, размером с ладонь. Сопроводительное письмо подтвердило, что меноре две тысячи лет. Она датировалась первым веком новой эры, была найдена на раскопках в центральной части Израиля и принадлежала еврею. Откуда мы можем это знать? Письмо объясняло: «Обратите внимание, что центр меноры разбит. Когда римляне использовали такие светильники, они вставляли туда изображения идолов, что было неприемлемо для евреев. Когда еврей хотел использовать такую менору, в первую очередь он уничтожал это изображение. Он знал, что обязан избавиться от чужеродного влияния…» Я с удивлением рассматривала старую менору. Она принадлежала когда-то евреям, которые две тысячи лет назад жили здесь, в Земле Израиля, как сейчас живет мой сын. Да, наши предки жили здесь три тысячи лет назад! Здесь они праздновали бар-мицвы и свадьбы, рожали детей… Потом они были изгнаны отсюда, и начались годы, века долгих скитаний по Европе (в частности — в России), завершившиеся переездом в Америку. Сегодня мы вернулись в нашу страну. Исроэль-Рон — первый в нашей семье мальчик, родившийся в Израиле за последние две тысячи лет. Теперь он стал обладателем меноры, которая соединила его с евреями, жившими до него в этом месте…

Празднование бар-мицвы подчеркивает, что тринадцатилетний юноша становится взрослым и с этого дня на него возлагается обязанность исполнять все заповеди. В то же время бар-мицвасимволизирует вхождение юноши в еврейскую общину в качестве полноправного ее члена. Он может быть частью миньяна, может вести молитву от имени других евреев… На самом деле, достижение возраста бар-мицвы призвано присоединить мальчика ко всей общине Израиля, ко всем евреям, разбросанным по всему миру. И старая менора связала моего сына с другими евреями — во времени и в пространстве!»

…Еврейская символика многообразна. Одним из самых известных еврейских символов весь мир считает шестиконечную «звезду Давида», которая украшает флаг Израиля и логотипы различных еврейских организаций. Но есть и другой, более близкий самим евреям символ — Менора. Здесь мы подходим к нашей сегодняшней недельной главе «Беѓаалойсхо».

В конце главы «Носой» на прошлой неделе мы читали об освящении Скинии. Тора очень подробно описывала, как в течение двенадцати дней главы колен совершали жертвоприношения от имени своих соплеменников. В начале нашей сегодняшней главы Тора продолжает передавать повеления Всевышнего Моше о том, как освятить левитов, очистить их и подготовить к посвящению в служители Б-га. Однако в середине, между рассказами об освящении жертвенника и очищении левитов, в Торе приводятся несколько связанных с Менорой стихов, которые кажутся на первый взгляд совершенно не уместными. В них повествуется о том, что Б-г говорит Моше передать Аѓарону повеление о Меноре: «Когда возжигаешь лампады, то к лицу светильника будут светить семь лампад» (Бамидбор, 8: 2). Раши спрашивает: «Почему раздел о Меноре расположен в непосредственной близости с разделом о дарах предводителей колен? — и отвечает: — Когда Аѓарон увидел жертвы, доставленные главами колен, сердце его смутилось, потому что он не был с ними при этом, ни он, ни его колено».

Мы знаем, что еврейский народ состоит из тринадцати колен: двенадцати, так сказать, «обычных», между которыми была разделена Земля Израиля, и колена Леви, на которое было возложено Храмовое служение. Однако на церемонии освящения Скинии левиты представлены не были. Почему же Всевышний не повелел представителю колена Леви совершить жертвоприношения?

Кстати, а кто был главой колена Леви? Оказывается, сам Аѓарон-первосвященник! И именно он не участвовал в освящении жертвенника…

Мидраш рассказывает, что Аѓарон пытался понять, в чем причина такой немилости Всевышнего. Он винил себя: возможно, он и его сыновья до сих пор не прощены за грех золотого тельца?! Никому не нравится оставаться в стороне от важных событий в жизни своего народа. Когда Аѓарон увидел дары, которые принесли в Мишкан главы колен, его охватило чувство горечи и глубокой печали, что он и его колено остались позади всех. Однако, объясняет Раши, «Всевышний успокоил Аѓарона, сказав ему: «Жизнью твоей клянусь! Твоя доля лучше их доли, ведь ты возжигаешь огни Меноры!»

Почему зажигание светильника важнее, чем жертвоприношение? Мидраш объясняет: «Жертвы приносят все время, пока существует Храм, но светильники зажигают постоянно» («Мидраш Танхума», «Беѓаалойсхо», 5). Вот уже две тысячи лет у нас нет Храма, и мы не приносим жертв. А вот свечи вечны, евреи продолжают их зажигать.

Приведенное объяснение не все проясняет — ведь после разрушения Храма прекратили зажигать и Менору! Рамбан утверждает, что свечи Хануки, которые мы зажигаем по сей день, являются продолжением Храмовых светильников, хотя некоторых комментаторов такое объяснение не устраивает. Тем не менее, можно привести другие мнения и цитаты, подтверждающие слова Рамбана. В Ѓафторе к нашей недельной главе мы читаем о видении пророка Зхарии. Что же он увидел? «Вот светильник весь из золота, и чашечка на верху его, и семь лампад на нем, и по семь трубочек у лампад, что на верху его» (Зхария, 4: 2).

В одной из бесед Любавичский Ребе рабби Менахем-Мендел Шнеерсон приводит слова Алтер Ребе (первого главы хасидов Хабада) о том, что Менора символизирует еврейский народ: «Общность душ Израиля называется «Менора», и есть в ней семь светильников, которые обозначают семь ступеней в деле служения Всевышнему» («Ликутей Тора», начало главы «Беѓаалойсхо»). То есть Менора символизирует народ Израиля в целом. Как Менора сделана из одного цельного куска чистого золота, так весь народ Израиля представляет собой чистый золотой самородок. Как Менора не изготавливается из нескольких частей, а должна быть «из цельного слитка золота выкована, от ее основы до ее цветка», так и весь народ Израиля, и те евреи, которые стоят на уровне «основы», и те, кто находится наверху, на уровне «цветка», — все составляют одно единое целое. Народ Израиля не собрание отдельных людей, как любой другой народ, но это единая сущность, все дети Авраѓама, Ицхока и Яакова, все из одного и того же куска золота! Менора имеет семь светильников, которые символизируют семь путей в служении Б-гу. Каждый еврей может служить Всевышнему, избрав один из них.

Меня однажды спросили: «Почему ашкеназы произносят слова молитвы так, а сефарды — по-другому, и как же правильно?» Ответ: есть несколько способов священной работы! И ашкеназское, и сефардское произношение правильны, и они оба могут быть использованы в молитве, обращенной к Творцу!

Некоторые евреи посвящают свою жизнь изучению Торы, другие сосредотачиваются на оказании помощи ближнему, а третьи видят смысл своей жизни в том, чтобы прийти в синагогу и молиться (скажем, быть хазаном, который ведет общественную молитву). Все эти способы служения Всевышнему правильные и полезные, потому что все они ведут к одной и той же цели. В этом, на самом деле, и кроется суть заповеди зажигания Меноры, которую Всевышний возложил на Аѓарона: «К лицу светильника да будут гореть семь лампад». Раши объясняет: «Шесть на шести ветвях и одна на стволе. Три восточные — их фитили обращены к центральной, и также три западные обращены своими фитилями к центральной». Все направлены к одной единственной цели — служить Всевышнему.

Интересно, что Менора стала одним из самых распространенных и наиболее часто используемых символов еврейского народа. Исследователи утверждают, что на щите царя Давида было высечено изображение Меноры. Последний правитель Хасмонейского царства повелел чеканить монеты с изображением Меноры. Ни одни археологические раскопки не обходятся без находки в виде меноры.

Почему светильник — больше, чем любые другие священные Храмовые предметы — ассоциируется с народом Израиля? Почему не жертвенник, например? Ответ прост: жертвенник символизирует жертву. Преданность Всевышнему — очень благородное дело, но у нас ведь нет цели принести себя в жертву! Если для исполнения заповеди нужно отдать Б-гу душу, то евреи сделают это с радостью, но они не ищут такого рода «приключений» во имя доказательства преданности. Когда Всевышний повелел Авраѓаму принести в жертву собственного сына, тот был готов, конечно, это сделать, но сам он не искал случая исполнить столь трудную заповедь. Авраѓам чувствовал, что цель его жизни — осветить мир светом веры в Единого Б-га.

Наше предназначение — быть «светом для народов». Есть в мире другие религии, которые освятили жертвенность и сделали ее своим символом. Тем не менее, народ Израиля идет путями Превечного, первым заявлением Которого были слова: «Да будет свет!» Еще до того, как был создан первый человек, даже прежде, чем были сотворены животные, и даже до того, как выросла трава, в то время, когда не было ни одного создания, способного насладиться этим светом — уже тогда Б-г сказал: «Да будет свет!» Почему? Потому что это и есть цель творения! Поэтому именно Храмовый светильник, зажженный Аѓароном, стал самым светлым символом в еврейской традиции, а огонь Меноры, пройдя через века, вновь и вновь возгорается в пламени субботних и ханукальных свечей, освещая духовный путь для всего человечества.

Комментарии: Предназначение еврея — светить!
Нет добавленных комментариев