Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

Евреи — «деловые партнеры» Творца

Четверг, 12. Май, 2011 - 10:36

Однажды к Любавичскому Ребе приехал бизнесмен из Англии, который занимался международной торговлей роскошными тканями. Он был достаточно близок к Хабаду и знал, какое влияние оказывает Любавичский Ребе своим советом и благословением на жизни многих людей во всех сферах их деятельности. Улучив удобный момент в разговоре, бизнесмен сделал Ребе неслыханное предложение: стать его партнером в бизнесе. Ребе со всей серьезностью отнесся к его словам и сказал: «Хорошо, но только с одним условием: в нашем партнерстве ни одна из сторон не должна ничего предпринимать без согласия другой стороны! По рукам?»

Торговец необыкновенно обрадовался возможности стать деловым партнером праведника и без всяких колебаний согласился на сделку. В ходе беседы Ребе посоветовал своему новоиспеченному партнеру купить некую ткань, о которой тот даже еще не слышал. Торговец поехал домой и сделал большой заказ этого необычного материала. Когда он сообщил об этом в Нью-Йорк, Ребе заметил, что партия недостаточно велика, и следует приобрести гораздо большее количество ткани. Услышав ответ Ребе, торговец сделал совершенно астрономический по своей величине заказ, вложив в него весь свободный капитал.

Вскоре цена этого материала на рынке начала падать. Бизнесмен решил, что нужно продать бóльшую часть ткани, чтобы хоть как-то вернуть потраченные деньги. Согласно уговору, он позвонил Любавичскому Ребе, чтобы получить разрешение на продажу. К его удивлению, Ребе не дал своего согласия и напомнил ему, что между ними заключено соглашение, запрещающее предпринимать односторонние шаги…
 

По мере того, как продолжала падать цена на ткань, ухудшалось и настроение бизнесмена. Каждый день он смотрел, как тает его капитал. Его мольбы к Ребе встречали один и тот же ответ: «Не продавайте!» Перед лицом экономического краха, этот человек начал переоценивать свои отношения с Ребе и Хабадом. «Может быть, все это было ошибкой?..» — подумал он и с каждым днем, когда цена принадлежащей ему ткани падала, стал все больше и больше отдаляться от Хабада.

Потери продолжались несколько месяцев. Но вот в один прекрасный день появились первые признаки небольшого роста цен. Торговец опять обратился за советом к Ребе, но Ребе все еще не давал своего согласия. Даже когда цена поднялась так, что можно было без убытка реализовать залежавшийся товар, Ребе еще не дал своему партнеру зеленый свет на продажу. Торговец был горько разочарован!

А вскоре после этого один знаменитый модельер решил создать новую линию модной одежды, для которой ему потребовалось широкое использование именно этой необычной ткани, практически все рыночные запасы которой принадлежали еврейскому бизнесмену из Англии. Когда тот сообщил об этом своему партнеру, Ребе сказал ему, что теперь пришло время продавать. Товар был распродан очень быстро, бизнесмен получил многомиллионную прибыль. Взволнованный и воодушевленный, он сел на самолет и отправился в Нью-Йорк, чтобы вручить Ребе его долю. Глава Хабада отказался взять деньги и попросил пожертвовать их на благотворительность. Бизнесмен спросил, смогут ли они продолжить свое партнерство в бизнесе. Ребе улыбнулся и отказался: «Мне жаль, но вы оказались слабым партнером!..»

Перед тем, как мы обсудим связь этой истории с нашей недельной главой «Беѓар», я бы хотел рассказать еще одну, относящуюся к чуть более отдаленным от нас временам. В 5696 (1936) году в Земле Израиле (или, как она называлась тогда, в британской подмандатной Палестине) разгорелось арабское восстание. По всей стране прокатилась волна погромов, арабы нападали и убивали евреев. Эхо этих кровавых событий прокатилось по всему миру, и британское правительство не могло не предпринять шагов по урегулированию арабо-еврейских противоречий. Было решено послать специальную комиссию, которая, приехав в Израиль, на месте разберется в ситуации, выслушает представителей обеих сторон и даст рекомендации по разрешению конфликта. Эта комиссия вошла в истории под названием «Комиссия Пиля» по имени ее председателя — лорда Пиля.

По прибытии в Израиль, комиссия выслушала показания представителей мандатной администрации, еврейской и арабской общин. Одним из последних свидетелей, выступивших перед комиссией, был тогдашний председатель Еврейского агентства Давид Бен-Гурион. В течение трех часов он говорил о правах евреев на Землю Израиля. Когда он закончил свою речь, лорд Пиль обратился к нему и спросил: «Господин Бен-Гурион, я могу задать вам личный вопрос?» — «Конечно», — ответил Бен-Гурион. «Где вы родились?» — «В Плоньске». — «А где это?» — спросил его лорд. «Это город в Польше».

Услышав этот ответ, лорд Пиль пробормотал себе под нос, но достаточно громко, чтобы его могли услышать в микрофон: «Это очень странно: все свидетели с арабской стороны родились в Палестине, в то время как все свидетели с еврейской стороны, кроме одного, родились за границей! — затем он снова обратился к Бен-Гуриону: — Представьте себе человека, который много лет живет в своем доме, и вдруг кто-то приходит и предъявляет ему претензии на его собственность. Международное право говорит, что в данном случае истец обязан доказать свои права на дом. Господин Бен-Гурион, у вас есть какой-либо документ или купчая, которая дает вам право на то, чтобы занять земли арабских жителей страны, живущих здесь из поколения в поколение?»

На столе в зале лежали Танах и Коран, на которых приносили присягу свидетели. Ни секунды не задумываясь, Бен-Гурион поднял Танах и заявил: «Вот наш документ!»

…Среди 613 заповедей Торы есть такие, которые физически более сложно исполнить, чем остальные. Некоторые евреи говорят, что для них сложнее соблюдать заповедь о Субботе, другие утверждают, что самой тяжелой заповедью является обрезание. На днях один из членов общины признался мне, что для него самой сложной оказалась заповедь о злоязычии. Но на самом деле о самой трудной заповеди мы узнаем в нашей сегодняшней недельной главе «Беѓар». Это заповедь о годе шмиты («субботнем» годе). Только представьте себе: земледелец возделывает свою землю в течение шести лет, у него есть десятки или даже сотни работников, которые снимают с нее урожай и доставляют покупателям — оптовым и розничным, в Израиле и за рубежом. Но вот наступает год шмиты, и он должен остановить все работы! Поле, которое до сих пор принадлежало ему, после наступления седьмого года принадлежит всем в равной степени. Как говорит Раши: «В год шмиты ты не можешь относиться к своему наделу как хозяин. Все будут равны в том, что касается плодов седьмого года, — и ты, и твой наемный работник, и проживающий с тобой» (комментарий на Ваикро, 25: 6).

Трудности возникают сразу в нескольких вопросах. Во-первых, земледелец, который не работает в течение года, не сможет заработать себе на жизнь. Он вынужден будет открыть свои сберегательные программы, сделанные, скажем, для того, чтобы можно было отправить детей учиться в университет, и жить на эти деньги. Кроме того, этот земледелец не сможет больше обеспечить работой тех, кто трудился у него до шмиты, и естественно, что они будут искать работу в арабских хозяйствах, где землю продолжают возделывать и в седьмой год… Надо учесть и то, что на протяжении многих лет этот хозяин подбирал себе клиентуру: у него есть группа агентов, которые покупают урожай, а теперь он не может продавать свои продукты целый год, и они будут вынуждены обращаться к другим поставщикам. Получается, что после года шмиты евреи-земледельцы должны начинать все заново — ведь они потеряют и своих покупателей, и работников!

Откуда мы знаем, что это наиболее трудная заповедь в Торе? Из самой Торы. В нашей недельной главе мы читаем вопрос: «А если скажете: «Что нам есть в седьмом году, ведь не будем ни сеять, ни убирать?»…» (Ваикро, 25: 20). Тора не задает подобных вопросов ни об одной другой заповеди. О соблюдении Субботы не говорят: если мы не работаем в Субботу, на что мы будем жить? Об обрезании не сказано: как мы будем справляться с болью? И не спрашивает Тора: как мы сможем поститься в Йом-Кипур?!

То, что это единственный раз, когда в Торе озвучен такой вопрос, означает только одно: сама Тора согласна с тем, что он вполне легитимен! И тогда Г-сподь обещает: «Я пошлю Мое благословение вам в шестом году, и он принесет урожай на три года…» (Ваикро, 25: 21). То есть, если вы будете исполнять эту заповедь, говорит Всевышний, Я обещаю вам обильный урожай.

В чем смысл заповеди о шмите? Что стоит за этим понятием?

Рамбам говорит, что «урожай земли становится обильнее и лучше, если оставлять ее под паром в течение целого года» («Море невухим», 3: 39). По его мнению, для земли нехорошо родить из года в год, она от этого слабеет. Поэтому земледельцы должны просто дать земле отдых, а затем в следующем году она родит больше и лучше.

Рабби Ицхок бен Моше Арама (1420–94), автор философского комментария на Пятикнижие «Акейдас Ицхок», приводит иное мнение. Он говорит, что год шмиты введен не для того, чтобы позаботиться о земле, а, напротив, для заботы о человеке. Это сделано, чтобы человек не стал рабом земли. Есть такие люди (сейчас бы их назвали «трудоголики»), которые не в состоянии сделать перерыв в работе, они «работают, как волы». По словам рабби Ицхока, эти люди «губят свою душу, постоянно работая на земле, как запряженные мулы». Всевышний дал заповедь о субботнем годе для того, чтобы разбудить человека и напомнить ему, что помимо работы есть и другие вещи в этой жизни. Как Шабос не дает еврею быть тягловой лошадью, работающей в течение всех семи дней подряд, всю неделю, вынуждая его остановиться на Субботу, так и после шести лет сельскохозяйственные работники должны получать отпуск — субботний седьмой год.

Ибн-Эзра (в комментарии на Дворим, 31: 10–12) считает, что этот год земледельцы должны приобщаться к изучению Торы, и таким образом они могут достигнуть новых духовных вершин. Так же, как и в будни человек занимается работой, связанной с удовлетворением его материальных потребностей, а Субботу посвящает удовлетворению духовных потребностей, так и в год шмиты, после тяжелой физической работы на протяжении шести лет, на седьмой год еврей должен зарядить «батареи» своей души, занимаясь изучением Торы.

Любавичский Ребе отмечает, что внутренний смысл заповеди ошмите раскрывается в тексте самой нашей недельной главы. Цель субботнего года — показать, что все находится в распоряжении Всевышнего, Господина всей земли, и что поле является «ничейным», потому что этим признается право собственности Творца на него, как сказано выше: «Ибо Мне принадлежит земля…» (Ваикро, 25: 23). Это еще раз напоминает об общем принципе, который лежит в основе законов года шмиты. Земля принадлежит Б-гу. Народ Израиля получил свои наследные уделы от Всевышнего на правах арендатора, как сказано в продолжении приведенного выше стиха: «…ибо пришельцы и поселенцы вы при Мне». Мы находимся здесь, в лучшем случае, в качестве партнеров. На самом деле земля — собственность Всевышнего, и Он дает нам обрабатывать Свое поле шесть лет из семи. На седьмом году оно возвращается в распоряжение Б-га.

Самый действенный способ напомнить себе и миру, что Б-г дал нам Землю Израиля, — это на деле доказывать: евреи свято верят, что земля принадлежит Б-гу, и поэтому не работают на полях в субботний год. Соблюдение заповеди шмиты является нашим заявлением для всего мира: Земля Израиля принадлежит народу Израиля.

В следующий раз, когда вы станете участником спора о нашем праве на Эрец-Исроэль, не используйте для доказательства аргументы вроде того, что ООН утвердила это право в 1948 году, или что еврейские поселения всегда были на этой земле. Любавичский Ребе всегда подчеркивает, что самым весомым аргументом являются слова Торы о том, что Всевышний обещал Авраѓаму, и затем Ицхоку, а потом и Яакову: «Твоему потомству дам эту землю» (Брейшис, 12: 7). Не подлежит сомнению то, что мы потомки Авраѓама, Ицхока и Яакова, и, следовательно, эта земля принадлежит нам. Мы должны быть сильными партнерами ее Хозяина!

Комментарии: Евреи — «деловые партнеры» Творца
Нет добавленных комментариев