Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

Пожар, землетрясение и… добродетельная жена

Четверг, 06. Январь, 2011 - 7:08

«И пройду Я по Египту в эту ночь, и поражу Я всякого первенца в земле Египетской от человека и до скота, и над всеми идолами Египта творить буду суды. Я — Г-сподь!» — говорит Всевышний Моше и Аѓарону в нашей сегодняшней недельной главе «Бой». Есть одна известная хасидская история, связанная с понятием «я». У рабби Мордехая из Ляхович был преданный хасид по имени Йоэль, живший в местечке Чапли, неподалеку от Ляхович. Это был очень благочестивый, Б-гобоязненный и честный человек, которого уважали как евреи, так и неевреи. Носил он тулуп, подпоясанный обычной веревкой, как простой крестьянин, хотя считался управляющим поместьем. Никогда не прятал цицис, даже когда должен был разговаривать с важными особами. Рассказывают, что однажды местный порец (помещик) принимал богатых соседей и позвал реб Йоэля к себе — он хотел похвастаться перед гостями, что у него есть такой управляющий. Реб Йоэль прибыл в своей обычной одежде, с длинными кистями цицис навыпуск. Увидев это, помещик попросил его спрятать кисти, так как гости могут посмеяться над ним. Хасид ответил: «Что вы такое говорите? Чтобы я стыдилсяцицис?! Ведь они всё в нашей жизни!» А в его хозяйственной книге в верхней части каждого листа было написано: «Я верю полной верой, что Пресвятой, благословен Он, велик и правит всеми мирами». И еще рассказывали, что реб Йоэль держал небольшого белого коня специально, чтобы ездить к ребе. Когда он поил своего коня, ему порой открывался пророк Элияѓу!..

Однажды реб Йоэль почувствовал непреодолимое желание отправиться к своему ребе и услышать от него толкование слов Торы или какое-либо высказывание. Он поспешил в Ляхович и, добравшись до дома рабби Мордехая, привязал своего коня у калитки. В доме ребе входная дверь всегда была открыта, но в тот день из-за жары рабби Мордехай переместился из комнаты в прихожую и беседовал там с посетителем — рабби Ошером из Столина, закрыв наружный замок. Потянув дверь на себя, Йоэль, привыкший входить в прихожую без стука, обнаружил, что она закрыта. Из-за непреодолимого желания скорее увидеть ребе он стал стучать и требовать, чтобы его впустили. Рабби Ошер из Столина испугался неожиданного стука и спросил: «Кто там?» Реб Йоэль ответил: «Это я». Тогда ребе из Ляхович сказал громко — так, чтобы было слышно за дверью: «Что же это за творение Б-га, которое может сказать о себе: «Это я»?! Ведь сказано: «Я Б-г, Я — а никто другой». Только Пресвятой, благословен Он, может сказать о себе «Я». Никто больше не может сказать так о себе, произнеся при этом чистую правду…» Когда реб Йоэль услышал слова ребе, душа его успокоилась, и он даже не захотел заходить в дом, а сразу отправился в обратный путь.
 

…Когда несколько недель назад на горе Кармель недалеко от Хайфы бушевал сильнейший пожар, многие страны прислали свои пожарные самолеты на помощь Израилю. Мы знаем, что еврейское государство неоднократно отправляло гуманитарную помощь и отряды спасателей в любую страну, где происходили катастрофы: землетрясения, пожары или цунами. И вдруг впервые сам Израиль нуждался в помощи. Огонь, унесший несколько десятков человеческих жизней, уничтоживший тысячи гектаров леса, был столь силен и, из-за неблагоприятных погодных условий, распространялся с такой скоростью, что в самой стране просто не было ресурсов для того, чтобы справиться с ним… Все помнят, как год назад на Гаити было землетрясение, которое потрясло мир, содрогнувшийся от страшных кадров фотохроник, поступавших оттуда. Интересно, что именно Израиль направил на помощь Гаити вторую по численности группу спасателей и врачей. Израиль — крошечная страна, едва заметная на карте, откликнулся на горе Гаити, в отличие от 57 мусульманских стран, из которых только Турция послала небольшую группу своих людей в район бедствия. Израиль стал единственной страной, приславшей на Гаити полностью оборудованный для работы в полевых условиях госпиталь, в котором израильские врачи провели более 300 операций по спасению жизни раненых, приняли 16 родов (в трех случаях пришлось прибегнуть к кесареву сечению), оказали врачебную помощь более чем тысяче гаитян. Этого не смогли сделать даже американцы. После окончания спасательной миссии и закрытия госпиталя, большая часть его оснащения была подарена Гаити (об этом совсем мало и как-то неохотно писала мировая пресса, всегда готовая обвинять Израиль в неадекватной реакции на действия террористов в секторе Газа). Какой урок можно вынести из этой истории?

Мы все за субботним столом поем песню «Добродетельная жена», которую написал царь Шломо (Мишлей, 31: 10–31): «Кто найдет жену добродетельную? Выше жемчугов цена ее. Уверено в ней сердце мужа ее, и он не останется без прибытка. Она воздает ему добром, а не злом, во все дни жизни своей… Уста свои открывает она с мудростью, и кротко наставление на языке ее… Обманчива прелесть, и суетна красота: жена, боящаяся Г-спода, прославлена. Дайте ей от плода рук ее, и да прославят ее в воротах города деяния ее». Что заставило царя Шломо написать эту песню? Почему он начал описывать «добродетельную жену» — идеал женщины в среде еврейского народа?

Шломо был мирным правителем, и за время его правления (он правил 40 лет) не было ни одной большой войны. Ему в наследство досталось большое и сильное государство, и он должен был поддерживать и укреплять его. В то время одним из путей укрепления связей между двумя царствами были браки, соединяющие царственные династии. Царь Шломо хотел весь мир приблизить к народу Израиля, чтобы все приходили в Храм для поклонения единому Б-гу. Для поддержания добрососедских отношений с государствами своего региона, он неоднократно брал себе в жены женщин других народов, надеясь приблизить их и их народы к Б-гу. В Иерусалимском Талмуде в комментарии на стих: «Он любил женщин чужеродных…» (Млохим I, 11: 1) Рабби Йоси говорит: «Чтобы вкладывать слова Торы и привести под крылья Шхины» (трактат «Санѓедрин», 2: 6). Своей кульминации этот процесс достиг в женитьбе царя на дочери фараона.

Взойдя на царский престол, Шломо начал строительство Храма, которое завершилось через семь лет. Он откладывал женитьбу на дочери фараона до завершения строительства Храма. Ночь торжественного открытия Храма стала и брачной ночью царя. Мидраш рассказывает, что свадьба была настолько веселой и радостной, что ее блеск и роскошь затмили празднество по поводу окончания строительства Храма («Бамидбор рабо», 10: 4). Почему никто не протестовал? Мидраш говорит: «Все лицемерят перед царем». Мидраш добавляет, что в течение семи лет строительства Храма Шломо воздерживался от употребления вина, дабы ничто не отвлекало его от выполнения заповеди, но на свадьбе дочь фараона подала ему вино, и он выпил («Ваикро рабо», 12: 5). Она же повесила над его кроватью полог, к которому прикрепила множество сверкающих, словно звезды, драгоценных камней. Когда Шломо захотел узнать, не занялась ли заря, он увидел «звезды» и снова заснул. Поэтому случилось так, что коѓены тщетно прождали его для принесения ежедневной утренней жертвы, ибо ключи от Храма царь Шломо хранил под подушкой.

Представьте себе чувства людей в то утро. Семь лет, пока строился Храм, они ждали этого дня. Строительство было закончено в месяце хешвон, но Шломо отложил открытие Храма почти на год до следующего тишрея, потому что хотел отпраздновать это событие только в том месяце, когда родились отцы мира Авраѓам, Ицхок и Яаков. И вот, наконец, когда Иерусалимский Храм был торжественно открыт, и народ хочет совершить первое жертвоприношение, царь спит… Никто не осмелился нарушить сон царя: и коѓены, и народ были сильно встревожены. Шломо спал до тех пор, пока солнце не засветило ярко. Тогда мать царя Бас-Шева, которой сообщили о случившемся, в конце концов, вошла к сыну с упреками: «Все знают, что твой отец был Б-гобоязненным человеком, значит, теперь скажут, что твоя мать сделала из тебя злодея! Ты позоришь меня, все будут говорить, что я воспитала такого сына!» «В этот день жертвоприношение было совершено в четыре часа», — заключает мидраш.

Наставления матери предшествуют песне «Добродетельная жена». Именно глубокое разочарование Шломо в дочери фараона привело его к мыслям об идеальной жене, которые он выразил в этой песне. Мидраш дает очень интересное объяснение о том, что этот поэтический и проникновенный текст посвящен тоже дочери фараона, но только той, которая впервые была упомянута в истории, как спасительница Моше.

И здесь мы снова обратимся к нашей сегодняшней недельной главе «Бой», в которой рассказывается о казни первенцев. В комментарии на стих: «Ибо нет дома, в котором не было бы умершего» (Шмойс, 12: 30) Раши говорит: «Если там был первенец, он умирал; если там не было первенца, старший в доме умирал вместо него». Мидраш добавляет, что «старшие дочери умирали так же, как и сыновья», за исключением одной — Батьи. Старшая дочь фараона имела хорошего защитника, в лице спасенного ею Моше, о котором было сказано при рождении: ки тов ѓу («что он хорош», Шмойс, 2: 2). Ки тов повторяет и царь Шломо в своей песне (Мишлей, 31: 18) Эти слова еврейские мудрецы толкуют как указание на то, что речь идет именно о Батье («Шмойс рабо», 18: 3). И это о ней сказал Шломо: «Многие дочери преуспели, но ты превзошла всех их!» Батья самоотверженно спасла еврейского мальчика Моше, не побоявшись нарушить приказ своего отца, выступить против всего, чему ее с детства учили в покоях фараона. Она стала образцом женщины, которая одна идет против целого царства, против великого царя, который также и ее отец, восстает, чтобы делать то, что нужно сделать.

И здесь мы снова возвращаемся к истории о пожарах в Израиле и о землетрясении на Гаити. Еврейская душа всегда была очень чувствительна к страданиям других людей, поэтому не удивительно, что Израиль оказал столь значительную помощь пострадавшим от землетрясения. С момента Исхода из Египта и до настоящего времени еврейский народ никогда не терял свою чувствительность к страданиям других людей, и за это мы благодарны Всевышнему.

Любавичский Ребе всегда призывал распространять семь заповедей потомков Нояха, чтобы привести народы мира к вере в единого Б-га. Может быть, эта трагедия должна стать для народа Израиля напоминанием, о том, что помощь другим странам не должна быть только гуманитарной, но также, и особенно, духовной. Как знать — если мы станем помогать им духовно, то, может быть, тем самым сократится и необходимость в материальной помощи?..

Комментарии: Пожар, землетрясение и… добродетельная жена
Нет добавленных комментариев