Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

Не поддаваться «давлению окружения»

Четверг, 19. Август, 2010 - 3:00

Несколько недель назад Шнеур-Залман Вольф, второй по старшинству из моих братьев и сестер, отметил бар-мицву своего сына Менахема-Мендела. Я присутствовал на этом по-настоящему еврейском, хасидском торжестве, в котором приняли участие один из живущих в Святой земле хасидских ребе, главный раввин Израиля и несколько раввинов городов, друзья мальчика, члены семьи, родственники и знакомые. Среди гостей также присутствовали несколько министров и многие члены Кнессета! Мой племянник удостоился столь важных и представительных гостей благодаря своему отцу, который на протяжении многих лет работает в Кнессете и пользуется там заслуженным уважением.

В конце праздничного вечера мы сидели и разговаривали в кругу ближайших родственников. Речь зашла об одном из министров, который был в числе гостей, и мы вспомнили историю, которую я уже слышал от моего брата несколько раз, но он рассказал ее еще раз:

— Это было в 1996 году, через несколько дней после того, как в Израиле главой правительства был избран Биньямин Нетаниягу. «Ликуд» — партия Нетаниягу — устроила в иерусалимском комплексе «Биньяней ѓаума» масштабные торжества, на которые были приглашены новые члены Кнессета от партии «Ликуд», партийные активисты, политики и общественные деятели… Я тоже был в числе приглашенных. Атмосфера в зале была праздничная. Собравшиеся пели победные песни. В фоновом режиме звучал предвыборный джингл (рекламная песенка) «Ликуда»-победителя.

К моменту прибытия премьер-министра атмосфера в зале была наэлектризована до предела. И вот в зал быстрыми шагами вошли Биньямин Нетаниягу и его жена Сара. Все, кто был в зале, встали и начали скандировать: «Ура, Биби! Ура, Сара!..» Это было потрясающе! Тысячи взрослых людей, большей частью в респектабельных костюмах с галстуками, стояли и кричали, как будто они находились на стадионе во время футбольного матча!.. — завершил рассказ мой брат.

Я тоже прекрасно помню, как это событие транслировалось в прямом эфире по радио. Слыша все эти крики, мне, помнится, было немного стыдно за тех, кто кричал. В тот вечер я спросил у брата: «Ты тоже кричал?» — «Конечно!» — ответил он. «Как ты мог?! Ты же нормальный, уважающий себя человек!» — «Мне трудно объяснить тебе это, но когда тысячи людей стоят и кричат вместе в один голос, ты сам не понимаешь, какая сила поднимает тебя с места и заставляет кричать вместе со всеми. Тебя просто несет по течению. Это, наверно, и есть «давление окружения», — смутившись, ответил мой брат.
 

…В конце сегодняшней недельной главы «Ки сейцей» Тора велит нам: «Помни, что сделал тебе Амолек в пути, когда выходили вы из Египта!» Это одна из тех вещей, о которых Тора заповедала евреям вспоминать ежедневно. Также в их список входят Суббота, Исход из Египта, дарование Торы, история с Мирьям и то, как евреи гневили Всевышнего в пустыне.

Нам совершенно ясно, почему мы должны помнить о Субботе — чтобы соблюдать законы этого святого дня. Надо помнить об Исходе из Египта и о чудесах, которые Всевышний совершил для наших праотцев в те дни. Нельзя забывать и историю с Мирьям, чтобы избежать греха злоязычия… Но не совсем понятно, для чего нам надо помнить об Амолеке? Да, в Торе написано, что надо стереть память о нем. Однако сегодня — и не просто сегодня, а вот уже более 25 столетий — мы даже не знаем, кто принадлежит к этому племени! Так что же означает эта заповедь? Как именно мы должны ее исполнять?

Читая об Амолеке, мы находим очень интересный момент в его характеристике. Тора подчеркивает: «Не убоялся он Б-га». Амолек не испытывает страха перед Небесами — вот чем он отличается от любого другого народа.

История с Амолеком происходит сразу после Исхода евреев из Египта, после десяти казней и рассечения Красного моря. Весь мир дрожит от этих великих чудес, как сказано: «Оцепенели все жители Ханаана, напал на них ужас и страх…» (Шмойс, 15: 15–16). Все увидели, как Всевышний наказал египтян за то, что они причиняли зло евреям. Так что все просто боялись прикоснуться к сынам Израиля, ибо Всевышний оберегал их, как зеницу ока. Это было чувство страха, подобное боязни таких природных катаклизмов, как ураган или цунами (и действительно, во время рассечения Красного моря Всевышний смыл египтян с лица земли, подобно цунами). А Амолек был единственным, кто не боялся никакого наказания. Он пришел и воевал с народом Израиля. У него не было даже этого примитивного страха наказания, который, согласно хасидизму, является самым низким уровнем страха перед Б-гом!

Но Тора говорит и о другой разновидности страха, который на языке хасидизма называется «страх величия». Мы ожидаем от евреев более высоких чувств. Еврей не должен поступать правильно лишь потому, что он боится наказания Всевышнего. У сынов Израиля должно проявляться чувство иного порядка — страх перед величием и бесконечностью Создателя. И мы учимся этому у праведника Йосефа.

Когда Йосеф еще не открылся своим братьям, и они думали, что он правитель Египта, который пытается их преследовать, Йосеф произнес такие слова: «Всесильного я боюсь!» (Брейшис, 42: 18). Другими словами, он сказал им: «Не бойтесь! Я не причиню вам вреда!» О каком страхе говорит Йосеф? Ведь он обладал большой властью во всем Египте и мог поступать, как ему вздумается (согласитесь, у многих на месте Йосефа в данной ситуации возникло бы непреодолимое желание отомстить братьям). Тем не менее, он не хочет причинить им зла. И причина этому — совсем не боязнь наказания! Когда Йосеф говорит братьям, что боится Б-га, он имеет в виду, что хотя он силен и власть его распространяется на весь Египет, он будет делать только правильные вещи, потому что знает, что Б-г есть — и Он смотрит и «проверяет почки и сердце».

В этом и заключается разница между страхом перед цунами или ураганом и трепетом перед Б-жьим судом. В первом случае речь идет о физическом, животном страхе за собственную жизнь и здоровье. Вы просто боитесь, что Б-г накажет вас физически за совершенные грехи. Однако трепет евреев перед Всевышним выше обычного страха. Это стыд, который наполняет сердце еврея, когда он думает о том, что должен будет предстать перед Всесильным и Всемогущим Творцом…

Когда Тора повелевает нам помнить Амолека, который не боялся Б-га, имеется в виду, что мы должны развивать наше чувство трепета перед Небесами, чтобы не грешить не только потому, что мы боимся наказания, но в первую очередь в знак осознания величия Б-га.

Б-гобоязненность — не разменная монета, это не такая уж и очевидная вещь. Спросите любого человека, и он ответит, что, конечно же, боится Б-га. Почему я не краду? Потому что Тора велит не красть. Почему я не убиваю? Потому что Б-г сказал: «Не убий!» Совершенно очевидно, что у меня есть страх перед Небесами.

Но правда заключается в том, что люди ведут себя по-человечески не столько из-за трепета перед Всевышним, сколько из-за «давления окружения». Все ведут себя так, поэтому и он ведет себя так же хорошо. Тем не менее история человечества знает примеры того, как вполне цивилизованные и высокоморальные люди под влиянием обстоятельств или окружения начинали вести себя как животные (достаточно вспомнить то, что происходило во время Второй мировой войны в Германии).

Я вспоминаю случай, о котором было написано в одной статье. Несколько лет назад в Израиле сломался банкомат, и устройство стало увеличивать выдаваемую сумму в 10 раз по сравнению с запросами пользователей. Первый подошедший к банкомату набрал сумму 100 шекелей и получил 1000. Следующий вместо 200 получил 2000. Через час возле этого банкомата уже стояла очередь из десятков людей, которые получали и получали деньги. Когда наличные в банкомате кончились, возле него уже собралась очередь из нескольких сотен людей. Эти люди в обычной жизни не украдут ни копейки, но как только все стали красть, они вдруг тоже забыли обо всем на свете. Это наглядный пример того, как общество и окружающая среда могут иногда оказывать негативное влияние на человека. Как сказал — задолго до Ленина! — Рамбам: «Человек — общественное создание».

То же самое происходит и в вопросах веры. Когда религиозные евреи исправно ходят в синагогу каждый день, это не обязательно потому, что они богобоязненные. Причина, которая порой заставляет их делать это, — «давление окружения». Потому что если он не придет в синагогу, его сразу спросят: «Что произошло? Почему вы не пришли сегодня?»

К сожалению, в мире есть еще такие места, где нет социального давления, вынуждающего еврея идти в синагогу, и никто не спросит вас, почему вы не пришли, а даже наоборот, если вы собираетесь в синагогу, многие будут спрашивать вас: «Что случилось?!» Поэтому те, кто в таких местах приходят в синагогу, это подлинно богобоязненные люди. Я, как и многие другие раввины, имею честь молиться с евреями, которые испытывают подлинный трепет перед Небесами и могут, как царь Давид, сказать: «Когда вижу я небеса Твои, дело перстов Твоих… думаю: что есть человек, что Ты помнишь его?..» (Теѓилим, 8: 4–5).

Комментарии: Не поддаваться «давлению окружения»
Нет добавленных комментариев