Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

О разрешенных Торой «кражах»

Четверг, 19. Февраль, 2009 - 6:00

Один мой близкий друг уже несколько лет строго соблюдает Субботу. В одну из пятниц, во время нашей встречи мы беседовали о том, как готовиться к наступлению Субботы, какие материальные и духовные приготовления должны ей предшествовать. Мы говорили о том, что запрещено делать в пятницу во второй половине дня и вечером, когда Суббота уже наступила. Вспомнили, что запрещено стричься за полчаса до минхи ктаны (с половины десятого солнечного часа; солнечный час — одна двенадцатая часть времени, проходящего от восхода до захода солнца). А с девятого солнечного часа в пятницу запрещается устраивать трапезу — даже тому, кто в будни обычно обедает в это время. Если необходимо устроить трапезу в честь исполнения заповеди — обрезания, бар-мицвы и т. п., — лучше всего это сделать как можно раньше, и во всяком случае, ее следует начать раньше десятого солнечного часа… Обсуждали мы и другие законы и обычаи, которые соблюдают, чтобы как следует подготовиться к Субботе.

В это время хороший друг моего собеседника позвонил по телефону и сказал, что он собирается провести сегодняшний вечер и всю субботу в нашем районе. Мой друг обрадовался и пригласил звонившего (который пока не соблюдает Субботу) к себе домой — «отпраздновать вместе Шабос», «откушать субботнюю трапезу» и к тому же «выучить что-нибудь полезное». Однако в ответ поступило встречное предложение «более интересных» развлечений: дети могли бы пойти в детское кафе, а взрослые посмотреть интересную премьеру фильма, а затем поужинать в китайском ресторане…

С тех пор, как мой друг начал соблюдать заповеди Торы ему часто приходилось объяснять разным людям всю важность соблюдения законов Субботы. Вот и на этот раз он терпеливо повторил, что святость Субботы для него и его семьи важнее всего. «Дай хотя бы своим девочкам свободно дышать! Пусть они пойдут с моими детьми в кафе! Дай им возможность выбрать самим! Ты превратил их в заложниц Субботы! Ты превратил своих детей в инвалидов!» — услышал он в ответ. После этого мой друг закончил разговор, вежливо пожелав собеседнику хорошей Субботы и добавив, что они увидятся после ее исхода. «Как тебе нравится новое выражение — «заложницы Субботы»?!» — спросил он у меня, повесив трубку.

Должен сказать, что подобные выражения я слышу нередко. Вот и на этой неделе кто-то пожаловался: «Целый день я слышу про то, что мне нельзя! Нельзя делать это, нельзя делать то… Ребе! Когда же я наконец услышу, что мне можно делать?!»

Этот вопрос напомнил мне один известный анекдот об извозчике из Житомира. Как-то в субботу нужно было срочно отвезти роженицу в родильный дом, который находился в Бердичеве. Родственники женщины попросили, чтобы извозчик отвез ее в Бердичев, но он заявил: «Я не могу нарушить Субботу и поехать куда-либо на лошади, запряженной в повозку!» Срочно был призван раввин, который объяснил, что для спасения женщины можно повезти ее на повозке. «Но я еще не ел!» — воскликнул извозчик. Раввин ответил ему: «Быстро кушай и отвези роженицу в Бердичев!» — «Я ведь еще не помолился! Разве можно есть перед молитвой?» — спросил извозчик. «Тебе можно поесть и не молиться», — ответил ему раввин.

«Мне нужно смазать колеса повозки, а это запрещено делать в Субботу!» — продолжал извозчик. «Можно! Ты даже обязан это сделать сейчас и быстро!» — ответил раввин. «А как же быть с тем, что лошадей надо покормить перед поездкой?» — спросил извозчик. «И это разрешено!» — услышал он в ответ от раввина. В конце концов, извозчик заявил: «Уважаемый ребе! Я не могу управлять повозкой и не курить!» И тогда раввин, слышавший стоны женщины и понимающий, что положение усугубляется с каждой минутой, сказал извозчику: «Кури! Делай все, что хочешь, но спаси эту женщину, отвези ее в Бердичев!» Извозчик сделал все, что «разрешил» ему ребе. Потом он уселся на свое место в повозке, где его ждали женщина и врач из Житомира, и они отправились в путь. По дороге извозчик, обращаясь к врачу, сказал: «Смотри-ка! Сколько всего разрешено нам делать, а раввины от нас это скрывают!..»

Надо сказать, что в каком-то смысле он был прав — в иудаизме гораздо больше того, что делать запрещено, чем того, что делать разрешено. Существует 365 запрещающих заповедей и только 248 повелевающих! Это значит, что мы больше внимания уделяем тому, что делать запрещено, чем тому, что делать нужно. Кроме того, есть свои особенности в исполнении повелевающих заповедей для мужчин и женщин, коѓенов, левитов, исроэли (остальных евреев) и царя. Этого нельзя сказать о запрещающих заповедях. Перед запретом все равны, независимо от своего положения.

Справедливости ради, заметим, что все это не совсем так. В Талмуде (трактат «Хулин») говорится, что госпожа Ялта сказала как-то своему мужу рабби Нахману: «Каждая вещь, которую Тора запрещает нам, имеет нечто подобное, где это разрешено». Это значит, что в противовес любому запрету Торы существует нечто разрешенное, от которого можно получить то же удовольствие, как и от того, на что наложен запрет. Это сделано специально, чтобы человек попробовал и познал вкус того, что запрещено, который сам по себе хорош, и возжелал его, но запретил себе это ради Всевышнего. Как говорит рабан Шимон бен Гамлиэль: «Пусть не скажет человек: «Я не смогу есть свиное мясо!», но скажет: «Я могу, но Отец небесный запретил мне это!..»

Приведем несколько примеров из тех, о которых говорит Талмуд. «Запрещено употреблять в пищу кровь, но разрешено есть печень…» — которая густо пропитана кровью и имеет вкус крови. «Запрещено употреблять жир скота, но разрешен жир животных». Запрет этот наложен Торой только в отношении разрешенных домашних животных, как сказано: «Никакого тука воловьего и овечьего, и козьего не ешьте», однако жир разрешенных диких животных (таких как олень и газель) можно употреблять в пищу. «Запрещено нам есть свиное мясо, но разрешен мозг рыбы «шибута» (разрешенная в пищу рыба, вкус которой напоминает вкус свинины).

Подобные примеры мы находим и в сегодняшней недельной главе Торы «Мишпотим». В ней несколько раз упоминаются запреты воровства. Например: «Если похитит человек вола или агнца…» — то он должен заплатить столько-то. Затем мы читаем: «Если в подкопе обнаружен вор, и ударили его так, что он умер, нет за него кровной вины». После этого формулируются и другие законы о воровстве.

Впервые же запрет воровства мы находим в предыдущей главе, «Исро», среди Десяти заповедей: «Не укради!» Многие думают, что речь здесь идет о краже материальных ценностей. Однако Раши объясняет: «Не укради!» — является запретом похищать людей». То есть в Десяти заповедях говорится о похищении людей, о том, что на современном языке называется «торговля людьми». Этот запрет настолько суров, что в нашей сегодняшней недельной главе Тора указывает: «Похитивший человека, и продавший его — а тот находился в руках у него, — будет наказан смертью по решению судебному».

На ступень ниже этого стоит кража материальных ценностей, которая упоминается в главе «Кдойшим». Раши в своем комментарии пишет: «Не крадите!» — это запрет похищать имущество, достояние ближнего своего». Здесь речь идет о «привычном», «известном» воровстве, включающем в себя кражу денег, или того, что можно купить за деньги (даже сделать «пиратскую» копию диска запрещено).

Третий вид воровства — гнейвас даас («кража сознания»). Это обман, введение в заблуждение и т. п. Как пишет Рамбам в своде законов «Мишне-Тора»: «Запрещено красть сознание — даже у нееврея. Так, нельзя продавать нееврею некошерное мясо вместо кошерного. Несмотря на то, что нееврею разрешено есть некошерное мясо, если он просит продать ему кошерное, то мы обязаны дать ему то, что он просит. Иное поведение — это, по сути, воровство». Рамбам приводит и другие примеры. Ты предлагаешь своему другу покушать, зная, что он ни за что не будет есть (по причине того, что он, скажем, соблюдает особую диету, избегает сладкого или придерживается более строгого кашрута). Ведь каждый раз, когда ты на самом деле не собираешься угощать друга, зная, что он не станет есть, ты лицемеришь, изображая щедрого и гостеприимного хозяина. Такое поведение называется «кражей сознания». Примеры подобного мы находим и в Торе. Когда Яаков сбежал от Лавана, а тот настиг его, Лаван предъявляет нашему праотцу претензию: «Что сделал ты: похитил сердце мое…» Раши объясняет: «Похитил сознание тем, что ушел без ведома Лавана» (очевидно, к этому виду кражи — не сознания, но знания — можно отнести и списывание на экзаменах).

Однако книга «Зоѓар» в главе «Исро» говорит, что в тексте Десяти заповедей в словосочетании «не укради» есть знак кантилляции (традиционного «мотива», используемого при публичном чтении Свитка Торы). Этот знак обозначает паузу. Получается, что «не» и «укради» словно не связаны в единое выражение — как будто между ними стоит точка: «Нет. Укради!» Тора как бы говорит, что вообще-то запрещено красть, но иногда разрешено! Как же так?! Разве подобное возможно?!

Действительно, есть случаи, когда можно «украсть» людей, человеческие души (во всяком случае, стороннему наблюдателю это кажется кражей). Я часто слышу упреки в наш адрес о том, что мы «охотимся за душами», «крадем души» у нерелигиозного мира и помещаем их в рамки мира иудаизма. Я уверен, что каждый из вас слышал эти упреки и не один раз: «Ты ходишь в синагогу?! Остерегайся, они сделают тебе промывание мозгов! Какие вы несчастные: вас заставляют ходить в синагогу!» Несколько раз мне говорили: «Как это вам удалось украсть господина такого-то или госпожу такую-то?» Или как назвали девочек моего друга — «заложницы Субботы»!

На самом деле все наоборот. Комментируя стих Торы: «И сказал ангел: «Отпусти меня, ибо взошла заря», Талмуд в трактате «Хулин» дополняет: «Отвечал ему Яаков: «Ты — вор! Ты воруешь души! Поэтому ты боишься зари!». Автор книги «Шней лухойс ѓабрис» спрашивает: «Почему он называет ангела Эйсава похитителем душ?» И отвечает: «Это намек на те души, которые потерял еврейский народ». Поэтому мы не похищаем души, а наоборот — возвращаем украденное, мы возвращаем пленных домой. А что может быть лучше и законнее этого?!

Вторая ступень воровства — кража денег и материальных ценностей — тоже может иметь свои разрешенные разновидности. Например, говоря об исполнении заповеди о цдоке замужней женщиной, Рамбам утверждает, что если она хочет пожертвовать маленькую сумму денег, то это разрешается. Однако если сумма пожертвования большая, надо непременно проверить, знает ли об этом муж этой женщины, и дал ли он на это свое согласие. «Шулхан орух» объясняет, как определить значительность суммы пожертвования: «В соответствии с богатством или бедностью мужей». То есть, в зависимости от того, насколько богат муж — ведь иногда и большая сумма может оказаться незначительной… Однако в нашем поколении, когда женщины сами владеют деньгами, управляют домом, решают, сколько денег и на что потратить, очевидно, что женщине разрешается пожертвовать и большую сумму денег без согласия мужа. Кроме того, мы уверены, что муж все равно согласится — это все-таки цдока, Б-гоугодное дело, к тому же — заповедь, исполнять которую муж тоже обязан. И хотя, как правило, принято, чтобы состоящие в браке люди согласовывали друг с другом свои денежные траты (ибо деньги принадлежат им обоим), но если речь идет о цдоке, разрешается, чтобы один дал пожертвование без согласия другого. Такая «кража» кошерна.

И на третьей ступени воровства (в случае «кражи сознания») разрешено, например, использовать лекцию раввина и пересказывать ее, как будто ты сам пришел к этим идеям — такая «кража» разрешена…

В заключение — еще один пример. Рассказывают, что однажды пришли к Алтер Ребе с жалобой на его хасидов. Они, мол, изображают из себя праведников: молятся много часов, устрожают исполнение заповедей, но на самом деле они лицемерят, в душе они не такие. Снаружи они выглядят как хасиды, а внутри это совсем не так. Они просто притворяются… Алтер Ребе, услышав это, сказал: «Если так, то пусть исполнится над ними приговор Мишны: «Тот, кто не безногий, не глухой и не слепой, а притворяется таковым, не умрет, пока таковым не станет». То есть, если они притворяются хасидами и ведут себя так, как будто они испытывают большую любовь к Всевышнему, то они не умрут, пока не станут настоящими хасидами.

Это явление известно каждому, кто начинает соблюдать заповеди или устрожает соблюдение какой-либо из них. Друзья и родственники говорят ему: «Чего вдруг ты стал таким праведником?! Ты просто лицемер! Хочешь произвести на нас впечатление?! Да ты же просто обманываешь всех!» В ответ на это надо сказать, что такой обман, такое «похищение сознания» не только разрешено, но и желательно. Имейте это в виду!

Комментарии: О разрешенных Торой «кражах»
Нет добавленных комментариев