Printed from chabad.odessa.ua

Глава «Эйкев»

Четверг, 21. Август, 2008 - 4:34

На одном из уроков в синагоге разгорелся эмоциональный спор, касающийся приказания, которое дал Всевышний Моше о войне Израиля с Мидьяном. Один из участников урока спросил, как можно объяснить такие слова: «И говорил Г-сподь Моше так: «Соверши возмездие за сынов Израиля над мидьянитянами, затем приобщишься к народу твоему… И сражались они против Мидьяна, как повелел Г-сподь Моше, и убили всех мужчин… И все их города во всех местах поселения их, и все крепости сожгли огнем… — и далее: — А теперь убейте всех мужского пола среди детей, и всякую женщину, которую познал мужчина, убейте…» Откуда эта жестокость — взять и убить женщин и детей?!

Я попросил участников урока открыть Тору и прочитать в главе «Масъэй»: «Говори сынам Израиля и скажи им: «Когда перейдете через Иордан на Землю Ханаана, то изгоните всех обитателей земли от себя и уничтожьте все их места идолослужения и всех их литых идолов уничтожьте… И освободите землю и обитайте на ней, ибо вам дал Я эту землю, чтобы вступить во владение ею».

— Как вам нравится этот отрывок? — спросил я. — Что проявляется в нем: расизм, экстремизм, антигуманность или даже военные преступления? А может быть, просто удар по правам человека и его свободе?

…Вы, конечно, помните, как мы все себя чувствовали после террористических актов в Израиле в последние годы (впрочем, израильтяне чувствуют себя так, начиная с 1948 года или даже с еще более раннего времени). Это состояние трудно объяснить и передать словами. День за днем мы видели все новые и новые жертвы, среди них — мать и три ее ребенка, бабушка и внучка, младенцы в колыбелях, беременные женщины, ученики иешивы, убитые во время занятий Торой (это было совсем недавно). Мы смотрели на эти страшные картины, и сердце разрывалось на части, а кровь закипала в жилах. Но в то же время мы постоянно слышали, даже от руководителей Государства Израиль, что нельзя поддаваться эмоциям, что нужно уметь владеть собой, что «сдержанность — это сила», что «пусть лучше погибнут солдаты ЦАЃАЛа, чем пострадает мирное арабское население» (которое в Израиле по какому-то странному недоразумению многие все еще считают «мирным»). И еще говорится много разного — в средствах массовой информации, из уст деятелей культуры, ученых и политиков.

«Разве Всевышний не знает, что «сдержанность — это сила»? — спросил я у тех, кто слушал мой урок. — Может быть Он не ведает, что однажды Его могут судить в международном суде в Гааге?! И вообще, неужели не было у Всевышнего других повелений, которые необходимо было дать Моше, кроме того, что он должен совершить «возмездие за сынов Израиля над мидьянитянами»? Неужели Моше, словно какой-нибудь корсиканец, не мог умереть, не свершив вендетту — кровную месть?! К тому же, есть ведь и более важные вещи! Например — передача власти: чем должен в первую очередь заняться преемник Моше. Надо ведь подготовить его к ответственной миссии руководителя народа! А народу, в свою очередь, надо разъяснить законы жизни в Святой земле. Зачем же Моше говорит им такие неприятные и даже страшные слова — «изгоните», «уничтожьте», «убейте»? Разве не правильнее было бы написать: «Когда войдете в Святую землю, начните мирные переговоры, создайте условия для совместного существования и терпимости, и вместе «ешьте хумус в Дамаске» (про хумус — это придумал не я, а архитекторы соглашений в Осло и прочих утопических мечтаний о «новом Ближнем Востоке»). Ведь так будет более приятно, гуманно и по-человечески, так мы будем гораздо лучше поняты!
 

Для того чтобы объяснить приведенные выше стихи Торы, нам нужно понять, что есть три различных линии поведения, с которыми евреи сталкиваются с момента странствий по пустыне до сегодняшнего дня. Первая — западный подход, проповедующий нам свою мораль и посылающий различные комиссии для проверки Израиля, в то время, как сам Запад не брезгует никакими средствами в своих военных операциях (Россия в Чечне и Грузии, США в Афганистане и Ираке). Второй подход мы видим у части арабского мира, посылающей «шахидов» умирать и убивать младенцев и беременных женщин, причем — с благословения матерей, гордящихся своими детьми!

В отличие от двух предыдущих есть еще наш еврейский подход, который Всевышний излагает Моше. Очень простые и понятные вещи сказал Всевышний: «И освободите землю, и обитайте на ней… А если не изгоните обитателей земли от себя, то будут они иглами в ваших глазах и шипами в боках ваших; будут теснить вас на земле, на которой вы обитаете. И будет: как положил Я сделать им, так сделаю вам…»

То есть, у нас нет выбора: «Или вы сделаете это им, или Я сделаю это вам». И Раши простыми, доступными словами объясняет нам: «И освободите землю…» — освободите ее от ее прежних обитателей, и тогда: «…и обитайте на ней», сможете существовать на ней; в противном же случае не сможете на ней существовать». Видите, и Раши тоже знал, что нельзя говорить сгоряча, что «сдержанность — это сила», что за «несдержанность» могут осудить в Гааге… И все-таки он объясняет нам стихи Торы таким образом, что если мы не хотим жить как в Газе у ХАМАСа, как в Афганистане у «Талибана», как в Ливане у «Хизбаллы», то мы должны выполнить все, что говорит Тора. Мы должны знать, как себя вести с подлыми и жестокими убийцами, теми, кто приходит убить и уничтожить нас. Мы обязаны вести себя по-государственному, взвешенно, профессионально и ответственно, и в то же время с непреклонностью, постоянно зная и веря, что «Моше — истина и Тора — истина». И тот, кто жаждет жизни, должен выбрать жизнь — Тору!

Здесь, как мне кажется, уместно будет сказать и о заповеди, которую каждый еврей должен вспоминать ежедневно: «Помни, что сделал тебе Амолек… И будет: когда Г-сподь, Б-г твой, даст тебе покой от всех врагов твоих со всех сторон на земле, которую Г-сподь, Б-г твой, дает тебе в удел для овладения ею, сотри память об Амолеке из поднебесной. Не забудь». Этот отрывок говорит об обязанности каждого еврея помнить, что сделал еврейскому народу Амолек, и ждать случая стереть его с лица земли.

Что же такого ужасного в Амолеке? Почему мы должны его уничтожить? Что он такого сделал? Чем он хуже любого другого врага еврейского народа? В Торе, в конце главы «Бешалах», после того, как рассказывается о войне Амолека с Израилем, сказано: «И сказал [Моше]: «Ибо рука вознесена в клятве престолом Г-сподним: война у Г-спода с Амолеком во всех поколениях». И объясняет Раши: «Рука Святого, благословен Он, вознесена, чтобы Ему клясться Своим престолом, что будет у Него вечная война и вражда с Амолеком. Святой, благословен Он, поклялся, что Имя Его не будет целостным и престол Его не будет целостным, пока Он до конца не сотрет имя Амолека».

А в книге пророка Шмуэля мы читаем, как он передает царю Шаулю повеление Всевышнего: «Иди и истреби Амолека, и уничтожь все, что есть у него, без всякой жалости: умертвишь всех — мужчин и женщин, детей и грудных младенцев, весь скот от быка до ягненка, от верблюдов до ослов!» И так как Шауль не полностью выполнил приказание Г-спода, но «пожалели Шауль и народ [царя амолекитян] Агага и наилучший скот», он потерял право на царствование: «И сказал Шмуэль Шаулю: «За то, что отверг ты слово Б-га, отверг Он тебя как царя!» — только из-за того, что он не до конца истребил Амолека!

Рамбам так говорит об этом в «Законах царей»: «Три заповеди получил Израиль во время вхождения в Землю обетованную: назначить себе царя, истребить Амолека и построить Храм». Заметьте: уничтожить Амолека раньше, чем построить Храм!

Почему же Амолек серьезнее любого другого врага евреев?! Объяснение этому дает Раши в комментарии к главе «Ки сейцей»: «Он [Амолек] охладил тебя и остудил тебя после кипения твоего. Потому что все народы боялись сразиться с вами, этот же пришел и начал, и указал путь другим. Притча гласит: в бассейн с кипящей водой не может спуститься никто. Пришел человек беспутный и бросился в него. Сам он обжегся, но сделал воду холодной для других» (т. е. показал другим, что вода не так уж и горяча). Мидраш добавляет подробности: «Когда вышел Израиль из Египта, стали бояться его все народы, как сказано: «Ужас объял тогда вождей Эдома, властителей Моава бросило в дрожь, оцепенели все жители Ханаана, напал на них ужас и страх…» Когда пришел Амолек и сразился с евреями, то другие народы перестали их бояться».

Разверзшиеся воды Красного моря, внушили всем народам такой страх перед Израилем, что когда 40 лет спустя Йеѓошуа послал разведчиков в Иерихон, Рахав сказала им: «Слыхали мы о том, как осушил Б-г воды моря перед вами. Услышали мы — и растаяло наше сердце от страха. И более ни у кого не хватает духа стать перед вами». И тут приходит нахальный Амолек и начинает воевать с Исроэлем и таким образом показывает, что можно сражаться с еврейским народом и остаться в живых. Амолек разрушает «способность сдерживания», которую до сих пор пытаются восстановить в Израиле, и поэтому нам завещано помнить его — Амолека. Потому что если теряется способность сдерживания, и народы мира теряют свой страх перед сынами Израиля, это начало, не дай Б-г, всех бед и всех войн. Вот и сейчас мы видим, что такое государство, как Сирия, которое никогда не пыталось провоцировать Израиль, говорит прямо и ясно, что готово к войне с Израилем. Почему? Потому что они не боятся! Сегодня уже никто не боится израильской армии. И в этом наша большая проблема. И поэтому говорится: «Первый из народов Амолек», — он начало всех бедствий.

Были моменты в еврейской истории, когда мы вернули нашу «способность сдерживания». Все знают рассказ о Шимшоне (Самсоне), который жил во времена, когда евреи очень страдали от филистимлян. Шимшон разбил их, но в конце концов пострадал от коварства собственной жены. Утомленный ее расспросами о тайнах его силы, он сдался и поведал, что сила его в том, что он «назирВсесильного»: «Если буду обрит — то уйдет от меня сила моя». Когда он заснул, жена обрила его. Филистимляне схватили Шимшона, заключили его в кандалы и выкололи ему глаза. Затем они устроили празднество по этому поводу, на котором присутствовали три тысячи человек. Привели туда и Шимшона. В разгар праздника плененный богатырь обратился к Творцу и попросил: «Г-сподь Всесильный! Вспомни меня и укрепи меня только на этот раз… Да погибнет душа моя вместе с филистимлянами!» Он налег всей своей силой, «и обвалилось здание на них и на весь народ, что был там».

Рассказ о Шимшоне Книга Судей завершает словами: «И судил он Израиль 20 лет». Комментирует Радак: «Почему сказано дважды, что он судил Израиль 20 лет? Сказал рабби Аха: «Это учит, что они боялись Шимшона еще 20 лет после его смерти». Это и называется вернуть «способность сдерживания» — когда спустя 20 лет после смерти человека его еще боятся!

Но сегодня положение совершенно противоположное — бояться нас, увы, перестали. И встает вопрос: что мы, простые люди, можем сделать? Я, ты, те, у кого нет возможности принимать политические, военные, государственные решения. Чем мы можем помочь еврейскому народу, чтобы он вернул себе силу?

Может быть, пришло время дать взятку Б-гу? Попросту задобрить Его взяткой, чтобы он разбил «Хизбаллу», ХАМАС и всех ненавистников евреев! Но как же это сделать? Ведь в сегодняшней недельной главе написано, что Б-г «не лицеприятствует и не берет мзды». И Раши говорит: «Никому не ублажить Его богатством». Ему нельзя послать чек, и конвертов Он не берет. У Него не бывает отпусков, так что ты не сможешь организовать Ему поездку куда-либо за свой счет…

В то же время в Книге Мишлей (Притч) написано: «и подкуп незаметно возьмет нечестивый». Мидраш говорит: «Какова же взятка, которую дают злодеи в этом мире? Тшува, молитва и цдока!» (эти три вещи, как сказано в молитвах Рош ѓа-Шоно и Йом-Кипура, «отменяют суровый приговор»).

Да, Б-гу невозможно ничего дать. Он — Тот, кто все время дает. Ему ни от кого ничего не нужно. Однако когда Он видит, что один еврей помогает другому, Он готов простить этому еврею многое из его не очень праведных дел. Человек совершает проступок из эгоизма, потому что он думает только о себе. В противовес этому дать цдоку — это значит отдать другому что-то от себя. В сущности, думать о другом человеке — это и есть начало тшувы. Всевышний принимает этот дар и прощает еврею его прегрешения. Поэтому подобную «взятку» не только можно давать, но нужно засчитать как выполнение заповеди. Всевышний ожидает от нас именно таких «подношений», когда мы перед молитвой или после нее даем цдокуили когда мы делаем добро кому-нибудь из евреев. И тогда Он сделает все, о чем мы Его попросим. И среди всего остального вернет нам «силу сдерживания»…

Комментарии: Глава «Эйкев»
Нет добавленных комментариев