Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

Глава «Шмойс»

Пятница, 28. Декабрь, 2007 - 6:49

На прошлой неделе журнал «Тайм» назвал Владимира Путина «человеком года». Так была оценена деятельность президента России, превратившая, по словам американских журналистов, его страну в одну из «самых влиятельных сил на мировой арене». Фотография Путина на обложке журнала наглядно свидетельствует об уверенности издателей, что этот человек больше чем кто-нибудь другой повлиял на события года. Меня особо привлекло интервью с редактором журнала, в котором тот объясняет, почему, по его мнению, Путин является «великим руководителем» и «человеком года». «Это новый царь России, — сказал главный редактор «Тайма» и добавил: — Он опасен, потому что не признает демократические ценности и ограничивает свободу слова. С другой стороны, его деятельность дает стабильность государству. А ведь именно в стабильности так нуждается Россия. Вот за что русские так любят Путина», — заканчивает свое интервью редактор журнала «Тайма». По его мнению, степень значительности руководства Путина измеряется его способностью дать народу именно то, в чем тот нуждается в данный момент, даже если это будет сделано в ущерб общечеловеческим ценностям.
 

Руководство, лидерство — это способность человека или группы людей привести других к достижению общей цели. В последнее время я обратил внимание, что люди смешивают понятия лидерства и власти. Если люди делают то, что их обязывает кто-то, обладающий властью, например, царь, начальник, босс, командир, — то трудно определить, действуют ли они по своему желанию, или из-за боязни быть наказанными. То же можно сказать о силе. Когда человек действует под угрозой пистолета, он подчиняется физической силе. Но ведь и человек, выполняющий предписания врача, подчиняется силе — силе современной медицинской науки, профессионализму. Так что подчинение еще не превращает человека, дающего указания, в подлинного руководителя. Он повелитель, властитель, но не лидер. Лидером является тот, за кем идут, благодаря силе его способности вести за собой.

Существует много видов лидеров и лидерства: полководцы и учителя, властители дум и политические лидеры… Ясно, что каждое из направлений требует от человека и своих специфических способностей. Это может быть способность представить свое мировоззрение, умение вести за собой личным примером, равновесие между разумом и чувствами, стремление к переменам, знание людей, организаторские способности, смелость, умение правильно распределить обязанности и так далее.

А как относится еврейская традиция к лидеру и лидерству? Какие условия ставит Тора перед тем, как выбрать руководителя для еврейского народа? Какие возможности он должен продемонстрировать, чтобы стать главой и вождем?

Последние недели мы много читали о лидерстве и лидерах, об их способностях и стойкости в тяжелую минуту, о великих решениях, которые они принимают. Мы видели их в разных ситуациях. Мы читали о том, каким лидером был Йосеф, а перед этим — как отец предназначил ему будущее лидера. Мы читали о фараоне, безраздельном правителе великого Египта, вершащем судьбы других людей и всего своего народа. Мы читали о Йеѓуде, получившем благословение быть будущим руководителем еврейского народа. А перед этим мы видели, как Йеѓуда берет в свои руки бразды правления в самые критические минуты, когда все вокруг не знают, что делать.

В недельной главе «Шмойс» мы читаем о Моше-рабейну, которого можно назвать первым вождем еврейского народа (особенно, если вспомнить, что это слово происходит от глагола «водить»). Мы читаем, как Всевышний говорит Моше: «Посылаю я тебя к фараону вывести народ Мой». Вместо того чтобы выполнить волю Всевышнего, Моше затеял с Ним спор, который продлился, как рассказывает Устная Тора, целую неделю. Сначала Моше спросил: «Кто я такой?» То есть, он хотел сказать: «Почему именно я? Я не подхожу на эту роль». Всевышний ответил ему: «Потому что Я буду с народом моим», тем самым прямо сказав Моше, что на самом деле выводить евреев из рабства будет Сам Всевышний, а Моше лишь будет Его представителем. Тогда Моше нашел новую отговорку: «Когда я приду к народу Исроэля, они спросят меня: «Как Его Имя?» (другими словами: «Где был Б-г до сегодняшнего дня, все время наших мучений в рабстве?!»). На это Всевышний ответил ему: «Я — Сущий, который пребывает вечно» (что означает: «Скажи народу Исроэля, что Я был с ним все время в этом горе, Я не забыл его, Я страдал вместе с ним»). На опасения Моше, что евреи не поверят, что ему открывался Б-г, Всевышний дает Моше три чуда, которые послужат для народа доказательствами того, что Моше на самом деле является Его посланником. Несмотря на все это, Моше находит другую отговорку: «Человек я не речистый… косноязычен и заикаюсь». На это Б-г отвечает: «Кто дал уста человеку, — не Я ли?.. Иди, и Я буду повелевать твоими устами» (то есть: не волнуйся, Моше, если понадобится, ты будешь говорить хорошо).

Увидел Моше, что нет у него больше отговорок и сказал: «Прости меня, Г-сподь, но пошли того, кого Ты всегда посылаешь…» — пошли, мол, кого Ты хочешь, только оставь меня в покое! Я не хочу быть предводителем и спасителем народа Исроэля.

Спрашивается, почему Моше ни за что на свете не хотел идти спасать евреев из Египта? Ведь он любил еврейский народ! Кажется, что даже если бы Б-г только намекнул ему вывести сынов Исроэля из Египта, он должен был сразу побежать это исполнять. Это было бы поведение, достойное Моше-рабейну. Но мы неожиданно сталкиваемся с противоположной реакцией Моше: кажется, он не хочет спасти свой народ!

Раши пишет: «Все это потому, что он не хотел быть выше своего брата Аѓарона, который был старше него и был пророком…» Моше не хотел обидеть своего брата, он считал, что Аѓарон более достоин быть предводителем и спасителем народа, он хотел, чтобы Б-г выбрал на эту роль его. Моше-рабейну согласился пойти в Египет только после того, как «разгневался Б-г на Моше, и сказал: «Аѓарон, брат твой, будет говорить с фараоном! И также выходит он тебе навстречу и, увидев тебя, возрадуется в сердце своем».

А в самом деле, почему Б-г не выбрал Аѓарона на роль спасителя евреев? Во-первых, Аѓарон был старшим братом, во-вторых, и это главное, Моше не был в Египте на протяжении шестидесяти (или, согласно другим источникам, сорока) лет, он не страдал вместе с народом… Аѓарон, напротив, пережил с народом десятилетия рабства и горя, он был предводителем и пророком в самые тяжелые для народа времена. Мидраш говорит об этом: «Аѓарон был в Египте и пророчил Исроэлю, что в будущем Всевышний спасет его…» — Аѓарон был тем, кто поддерживал в народе надежду, что придет день, и евреи будут спасены. Аѓарон был наиболее подходящим спасителем народа, более того, он уже был его руководителем. Зачем же нужно было ставить во главу народа человека пришлого, который первые двадцать лет рос в доме фараона, а потом вообще не жил в Египте много лет? Ведь все будут думать: «Разве он знает, что мы пережили, каких напастей натерпелись здесь?» Логично было бы, если бы Всевышний выбрал Аѓарона для спасения еврейского народа. И именно об этом просил Моше у Б-га, как говорит нам мидраш: «Пока я не появился, Аѓарон, брат мой, пророчил им в Египте, а сейчас я займу его место и смещу его».

Так почему же именно Моше, а не Аѓарон?

Вернемся к недельной главе и попробуем понять, почему Моше не находился в Египте все время, пока сыны Исроэля были там рабами. Интересно, что там, где впервые Тора рассказывает о Моше, как о взрослом человеке, успевшем что-либо сделать в жизни, написано: «И было — в те дни, когда вырос Моше и вышел к братьям своим, увидел он их тяжкий труд… увидел, как египтянин избивает еврея, из братьев его». Итак, Моше-рабейну вышел на улицу и увидел египетского стражника, избивающего еврея. Моше не знал этого еврея, он впервые встретил его и вообще он впервые оказался среди своих братьев-евреев, потому что до сих пор рос он в доме фараона. Далее в Торе написано, что сделал Моше в эти неприятные минуты: «И посмотрел он туда и сюда, и увидел, что нет никого, и убил египтянина».

Что означают слова «увидел, что нет никого»? Попросту — Моше увидел, что нет никого, кто наблюдает за ними и может донести на него властям, и тогда он убил египтянина. Но существуют и иные толкования этих слов, которые основаны на многочисленных толкованиях в мидрашах. Так, рабби Йеѓуда говорил: «Моше увидел, что нет никого, кто воззовет к Всевышнему, что избивают еврея, и нет никого, кто мог бы заступиться — ни среди египтян, ни среди евреев. На еврея сыплются удары, а он стоит один и неоткуда ждать ему помощи» (так было в нацистской Германии в годы Катастрофы, когда евреев убивали на улицах, и никто слова не вступился за них). Но Моше, не раздумывая, со всей присущей ему самоотверженностью, бросился на помощь и убил египтянина.

Для Моше ничего не значило то, что стражник был представителем власти, посланником фараона, и даже ребенок понимал, что при диктатуре в Египте, когда жизнь еврея не стоила ломаного гроша, за такой поступок ему, еврею, грозит смертная казнь. Так оно, кстати, и было: «И услышал фараон и приказал убить Моше», — фараон вынес ему смертный приговор. Но несмотря ни на что, Моше не колебался, увидев еврея в опасности, он самоотверженно бросился спасать его.

Именно это качество искал Всевышний в будущем предводителе народа. Ему нужен был тот, кто, ни на секунду не задумываясь, пожертвует собой ради другого еврея. И эту черту Б-г видел у Моше, а не у Аѓарона. Верно, Аѓарон любил мир и был миротворцем, верно, что он приобщал к Торе, и все очень любили его. Когда Аѓарон умер, весь народ пребывал в трауре — даже дольше, чем после смерти Моше. Однако способность жертвовать собой ради другого еврея была только у Моше, и именно это делало его предводителем народа. Подтверждение этому мы находим затем в рассказе о сорокалетних странствиях в пустыне. Когда еврейский народ совершил грех золотого тельца, и Всевышний хотел уничтожить его, снова только Моше-рабейну встал перед лицом Б-га и сказал: «Если Ты уничтожишь народ твой, то я не хочу, чтобы мое имя упоминалось в Торе». Именно тот самый, Моше, который в двадцать лет был готов пожертвовать собой ради другого еврея, был способен теперь встать перед Б-гом и сказать: «Я не позволю, чтобы это произошло!»

Вот это и есть настоящий народный руководитель. Не достаточно, чтобы лидер всем улыбался, был красноречив и хорошо выглядел. Народный лидер не тот, кто мелькает на экранах телевизоров или побеждает своих соперников в ходе политических дебатов. Не тот, кто умеет гладить детей и давать старикам обещания перед выборами. Руководить народом может только тот, кто в любой момент готов пожертвовать собой ради другого еврея. Это единственная черта, которую Тора ищет в человеке, прежде чем поручить ему быть предводителем и спасителем еврейского народа.

Что значит это для нас? Трактат «Пиркей овойс» приводит высказывание Ѓилеля, одного из величайших еврейских мудрецов: «В месте, где нет людей, постарайся быть человеком». Комментаторы считают, что слова Ѓилеля основываются на фразе из Торы «увидел, что нет никого». Когда мы приезжаем в какой-нибудь город, то начинаем «осматриваться по сторонам» — пытаемся найти кого-то, кто готов сделать что-нибудь для евреев, кто может помочь возродить еврейство в этом месте. Если мы видим, «что нет никого», тогда, говорит нам Ѓилель: «Постарайся быть человеком». Учись у Моше-рабейну, возьми инициативу в свои руки, не оглядывайся на других. Они ждут, что ты сделаешь это. Так действуй!

Комментарии: Глава «Шмойс»
Нет добавленных комментариев