Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

Глава «Тойлдойс»

Пятница, 09. Ноябрь, 2007 - 8:39

В тот момент, когда вы, уважаемые читатели, открываете этот номер газеты, в Нью-Йорке собрались вместе свыше четырех тысяч раввинов — посланцев Любавичского Ребе. Это люди, которые в течение всего года трудятся на благо еврейского народа: руководят общинами в разных уголках мира, круглосуточно дают уроки Торы, занимаются решением любой материальной или духовной проблемы каждого еврея, кем бы он ни был, отдают все свои силы для продолжения существования, утверждения и расширения еврейства.

Я тоже стараюсь почти каждый год (начиная с 1992-го) принять участие в этом съезде. Там мы решаем насущные вопросы и планируем нашу деятельность на ближайший год. А еще — встречаемся с интересными людьми.
 

Так, на заключительном банкете прошлогоднего съезда выступал еврей по имени Сэми Рор, один из тех, кто жертвует десятки тысяч долларов на деятельность Хабада во всем мире, в том числе и на разнообразную деятельность еврейских общин в странах бывшего Советского Союза. Он рассказал, что ему пришлось несколько лет прожить в Боготе (Колумбия). Среди евреев там было немало зажиточных людей, которые жертвовали большие суммы на цдоку. Поэтому туда все время приезжали раввины — в основном из Израиля, — чтобы собирать деньги на иешивы и прочие еврейские общинные нужды. Господин Рор рассказал, что каждый раз, когда приезжал очередной раввин, все тяжело вздыхали: «Ну вот, опять приехал раввин, снова нужно давать деньги…» И только один еврей из общины всегда говорил: «Лучше сто раввинов, чем один налоговый инспектор!..»

В сегодняшней недельной главе мы читаем о благословении, которое Ицхок хотел дать своему сыну Эйсаву. Он позвал Эйсава и сказал ему: «Выйди в поле и налови мне дичи, и приготовь мне кушанья, какие люблю, и поднеси мне, и буду есть, дабы благословила тебя душа моя».

Казалось бы, если Ицхок хочет благословить своего сына, так пусть позовет его в дом и благословит, как это делают родители, благословляя своих детей в канун Субботы или Йом-Кипура! Почему он просит приготовить ему целую трапезу, и только тогда он сможет благословить Эйсава? Какая связь между едой и благословением? И почему Ицхок дает благословение за еду?..

У хасидов есть понятие маамад — это деньги, которые каждый хасид жертвует на содержание дома ребе. И были люди, которые ездили из города в город и собирали такие деньги. Их называли шадарыШадарприезжал в город, где жила группа хасидов, связанная с ребе, устраивал фарбренген (хасидское застолье), передавал последние наставления ребе, обучал новым нигунам, которые пели при дворе ребе, и вообще рассказывал новости, а после этого у всех было право пожертвовать из своих денег на содержание ребе. Шадар брал деньги и записывал имена всех жертвователей и членов их семей, чтобы ребе мог потом их благословить.

Однажды к рабби Исроэлю из Ружина, который сам был большим богачом, вернулся шадар после длительной поездки и передал список всех, кто жертвовал деньги. Ребе прочитал список и обратил внимание, что там отсутствует имя одного хасида. «Что с ним случилось? Почему его нет в списке? Неужели он умер, не дай Б-г, и мне никто не сказал об этом?» — «Нет, он здоров, — ответил шадар, — но он жертвует только два рубля, а поездка в его деревню стоит четыре. И я решил, что игра не стоит свеч, и не поехал в его деревню». — «Глупец! — воскликнул ребе. — Мы не получаем, мы даем!»

Всевышний создал мир, в котором каждый из нас является как дающим, так и получающим. Не может быть одного без другого. И мы видим, что если человек хочет только давать, говорить, поучать всех и не готов никого слушать, люди не хотят говорить с ним. Невозможны дружеские отношения с таким человеком. И наоборот, человек, который только слушает и не реагирует в ответ, не дает возможности общения. Всегда должно быть сочетание этих двух качеств. Так же в отношениях между хасидом и ребе. Хасид дает ребе материальное, а ребе дает хасиду духовное. И поэтому хасид должен дать что-то ребе не потому, что ребе нужны его два рубля, а для того чтобы сделать сосуд для благословения ребе.

Эту же идею мы встречаем в нашей главе. После того, как Яков получил благословение от Ицхока, пришел Эйсав и узнал, что его брат «украл» у него благословение: «Как услышал Эйсав слова отца своего — возопил воплем великим и горьким несказанно, и сказал отцу своему: «Благослови также и меня, отец мой». И сказал тот: «Пришел брат твой… и взял благословение твое». Тогда Эйсав говорит Ицхоку: «Неужели не оставил ты для меня благословение?!» Отвечает ему Ицхок: «Я отдал уже все Якову! Тебе теперь что сделаю, сын мой?» И сказал Эйсав отцу своему: «Разве одно благословение у тебя, отец мой? Благослови также и меня…» И поднял Эйсав голос свой и заплакал…» И тогда Ицхок дал ему благословение.

Эта история кажется не совсем понятной. Ицхок говорит сначала, что у него нет благословения, что он все отдал Якову. Но после того как Эйсав заплакал, у Ицхока вдруг появилось благословение. Что же произошло? Что изменилось? Ведь это тот же Ицхок и тот же Эйсав?

Рассказывают, что однажды к Ребе Рашабу (пятому Любавичскому Ребе) пришел один еврей, нуждающийся в благословении в связи с очень серьезной проблемой, но Ребе ответил, что не может ему помочь. Когда еврей получил такой ответ, он вышел из кабинета Ребе и заплакал. По дороге он встретил рабби Залмана-Аѓарона, старшего брата Ребе, который спросил, почему он плачет. Этот еврей все рассказал ему. Рабби Залман-Аѓарон зашел к Ребе и сказал: «Разве это возможно? Еврей пришел попросить благословения, а ты отказываешься помочь ему и доводишь его до слез!» Тут же Ребе позвал этого еврея и благословил его. И благословение сбылось!

Здесь возникает тот же вопрос: если Ребе мог дать благословение сразу, то почему не дал? А если не мог, то откуда оно теперь появилось?

Для того чтобы получить благословение, надо что-то дать, и поэтому когда хасид заплакал (или когда Эйсав заплакал), они дали что-то от себя (хотя это была даже не материальная вещь, а чувство). Этим они сделали себя способными получить.

С Б-гом так же. Для того чтобы получить что-то от Него, мы должны что-то дать. Но что мы можем Ему дать? Ведь Он — Творец мира!

В книге «Тания» Алтер Ребе, объясняя слова Торы «сделай мне кушанья, которые люблю я», обращает внимание на то, что слово «кушанья» написано во множественном числе. То есть Б-г просит все время от еврейских душ: «Доставьте Мне удовольствие!» Два вида удовольствия.

У евреев принято желать друг другу нахес. Кто может дать нам нахес? Самому себе доставить его невозможно. Можно получить его от детей: когда родители слышат от учителя, что их ребенок учится хорошо, они получают от этого нахес. Когда у сына бар-мицва, и он читает Тору, тогда тоже есть нахес. Это такая вещь, которую ты можешь получить только от других.

Когда человек выполняет заповедь, у него на это могут быть несколько причин: Во-первых, ему приказал Б-г, во-вторых, он хочет получить награду в этом мире и в будущем, в-третьих — хочет укрепить связь с Б-гом. Но во всех случаях он это делает для себя…

Нахас руах — это совсем другое. Ты хочешь, чтобы у другого человека на лице появилась улыбка, чтобы он почувствовал себя лучше, и поэтому ты делаешь что-то для него, а не для себя. То естьнахас руах — это думать о другом. Когда Всевышний просит нас доставить Ему нахас руах («сделай Мне кушанья»), Он хочет, чтобы мы это делали не только потому, что Он нас попросил, не только потому, что это надо нам, но и ради Него. Это то, что доставляет Б-гунахес. Мы должны стараться совершать больше поступков ради Всевышнего, ибо Он любит это, а не только потому, что это нам выгодно.

Комментарии: Глава «Тойлдойс»
Нет добавленных комментариев