Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

Наша "Постоянная жертва"

Четверг, 22. Март, 2012 - 8:56

ravv-wolff.jpgОднажды проезжали через Ружин миcнагдим (противники хасидизма) из города Саник. И решили они воспользоваться случаем и встретиться с Ружинским Ребе, чтобы поспорить с ним об идеологии хасидизма. Ребе принял их, и гости обратились к нему с вопросом: «Мы, по крайней мере, стараемся ходить путями Г‑спода. Мы устанавливаем себе время для изучения Торы. Мы начинаем молитву едва рассветет, и когда молитва заканчивается, еще закутанные в талес с наложенными тфилин, мы садимся за изучение Мишны… А что делают те, кто именует себя хасидами? Мало того, что они не молятся в предписанное законом время, так еще, закончив свою молитву, они садятся и пьют водку, и произносят лехаим! И после этого они именуют себя хасиды («благочестивые»), а нас называют миcнагдим («противники»)! Не справедливее ли будет наоборот?»

Услышав эти слова, шамес Ружинского Ребе, который присутствовал при этом разговоре, не сдержался: «Вы служите Б‑гу холодно! В вашем служении нет ни капли тепла, как в мертвом теле! А каждый знает, что в память об умершем принято изучать Мишну… Но когда хасиды служат своему Творцу — пусть даже это служение кому-то покажется недостаточным, — в их сердцах и душах горит огонь! Огонь — это тепло и жизнь! А живому человеку немного водки никогда не повредит!..»

Выслушав обе стороны, праведник сказал: «Ответ моего шамеса, конечно же, не принимайте всерьез. Но раз уж речь зашла о молитве… Вы, наверняка, знаете, что с того дня, как был разрушен Храм, нет у нас ни жертвенника, ни жертв, и только наши молитвы заменяют ежедневные жертвоприношения, как сказано: «Молитва уст наших заменит быков, приносимых в жертву» (Ѓошеа, 14: 3). И как сказано в Талмуде: «Молитвы вместо жертвы томид установлены» (трактат «Брохойс», 26б). Наши мудрецы учат, что время для ежедневных молитв соотносится со временем каждодневных жертвоприношений. И как жертвоприношение не может считаться действительным и отвергается Всевышним, если сопровождалось иными намерениями, так же и молитва не принимается на Небесах, если ее сопровождают посторонние мысли. Об этом знает наше злое начало и всеми силами старается отвлечь человека во время молитвы, путая его мысли и мешая сосредоточиться. Но хасиды изобрели средство против этого. После молитвы они садятся, выпивают немного водки, говорят друг другу лехаим, и когда кто-то говорит о своих насущных нуждах, другой обязательно ему отвечает: «Да исполнит Всевышний твою просьбу!» Согласно закону Торы, молитву можно произносить на любом понятном тебе языке. Так что эти простые слова тоже принимаются на Небесах как молитва. И вот здесь уже злому началу нечего сказать. Ведь когда оно видит, что евреи едят, выпивают и беседуют на обычном, не святом языке, оно думает, что все это — простое удовлетворение физических желаний, но никоим образом не молитва!..»

Недельная глава «Ваикро», открывающая следующую книгу Пятикнижия с тем же названием, почти полностью посвящена описанию жертвоприношений. Во времена существования Храма евреи приносили там жертвы, которые служили для искупления грехов и прегрешений и как средство приблизиться к Б‑гу. Сегодня у нас нет Храма, и мы не можем приносить жертвы в буквальном материальном смысле, но духовный смысл жертвоприношений вечен, и это справедливо и для нас сегодня. Чтобы постичь глубинный, внутренний смысл жертвоприношения, мы должны проанализировать, как совершалось в Храме принесение материальных жертв.

Прежде всего, само слово корбан («жертвоприношение») имеет общий корень со словом кирув («приближение»), как сказано в святой книге «Зоѓар» (ч. 3, 5а), и потому оно выражает процесс сближения между человеком и Б‑гом. Заповедь о принесении жертв говорит, что человек должен попытаться как можно больше приблизиться к Б‑гу.

Второй момент, на который надо обратить внимание, состоит в том, как правильно совершить жертвоприношение. Животное, предназначенное для этого, внимательно осматривали и, если не обнаруживали каких-либо физических недостатков, совершали шхиту (зарезали предписанным Торой способом). На следующем этапе из тела животного выпускали кровь, и после этого сжигали его целиком (при всесожжении) или частично (в остальных видах жертвоприношений) на огне жертвенника.

Те же виды работ, которые выполняют при принесении материальной жертвы, совершаются и при духовном жертвоприношении. Первая работа связана с выбором животного. Человек должен взять «животное» в себе, животную душу, свои животные, материальные устремления, и приблизить их к Б‑гу, то есть найти способ, чтобы использовать и эти силы на служение Всевышнему.

Вторая работа — это проверка животного на пригодность для жертвоприношения. Самая большая опасность, которая таится на этом этапе, — самообман. Человек может неверно оценить свой характер и силы, и, возможно, не справится со своей ролью. Поэтому он должен изучить себя, чтобы в нем не было «изъяна» — чтобы не осталось ни одной части его личности, на которую он не обратит внимания, и, следовательно, не исправит, не сможет приблизить к Б‑гу.

Следующий этап — шхита, после которой из тела животного следует выпустить кровь. Все органы при этом остаются неповрежденными, как они были, но после шхиты в них уже нет жизни… Таков путь, которым человек должен приблизиться к Б‑гу, но при этом ему не нужно прекратить есть, пить, работать или перестать делать что-либо иное из своей обычной жизни. Все может оставаться как прежде, но человек должен выпустить из этих занятий «кровь» — животное начало, животные страсти. Он должен делать все это для Всевышнего, для служения Ему, а не для удовлетворения своих личных желаний.

Здесь мы подходим к самому совершению жертвоприношения, его главным атрибутам: огню и жертвеннику. Сердце человека — это и есть духовный жертвенник, а огонь, горящий на нем, есть огонь естественной любви каждого еврея к Б‑гу. Ибо в сердце каждого еврея горит пламя любви к Творцу, но не всегда он сам знает о его существовании. Обязанность каждого человека состоит в том, чтобы поддерживать этот огонь, и сжигать на нем свои мирские пристрастия, чтобы все его существо прониклось любовью ко Всевышнему. Эти «жертвы» можем и должны приносить и мы, и духовный смысл жертвоприношения вечен во все времена и в любом месте.

После того, как мы определили, в чем состоит смысл совершения жертвоприношений в наше время, интересно отметить, что каждый день храмовая работа начиналась и заканчивалась с принесения жертвы томид («постоянной»; слово томид буквально переводится как «всегда»). Этот вид храмовых жертвоприношений и сегодня отражает неизменный порядок и основу в жизни каждого еврея и в его повседневном служении.

Постоянная жертва была весьма дешевой. Она состояла из одного барашка и небольшого количества масла, муки и соли. Приносить эту жертву не вменялось в обязанность каждому еврею в отдельности, но каждый должен был заплатить определенную, очень мизерную сумму — годовой взнос, а на эти деньги, покупалось все для жертвы томид в течение всего года. Эти жертвы приносили Б‑жественное благословение на хороший и успешный год для всех евреев во всем мире.

Постоянная жертва, как явление, которое выражает неизменный порядок жизни, учит нас, что от человека не требуется отдавать все, что он имеет, на нужды Храма, не оставляя себе ничего. Однако она подразумевает, что человек будет давать все, что может дать по велению души и с радостью на сердце. Главное не количество, а качество — предоставление пожертвований от чистого сердца, с радостью и внутренней жизненной силой.

Еще один момент, который мы видим в жертве томид: ее совершали только два раза в день — рано утром, перед всеми жертвами, и в сумерках, после всех жертв, но она называется «постоянной», как если бы ее приношение длилось целый день. Это объясняется тем, что влияние жертвы томид ощущалось и проявлялось в течение всего дня служения.

И наша сегодняшняя жизнь состоит в основном из занятий, удовлетворяющих разные человеческие потребности. Не всегда в повседневных делах нам удается ощутить святость Всевышнего. Более того, человеческое понимание может также вмешиваться в духовные вопросы, толкая человека сойти с праведного пути, вплоть до того, что он начинает поступать против воли Б‑жьей.

Поэтому в начале каждого дня, прежде чем человек обращается к своим обычным занятиям, он нуждается в совершении «постоянной жертвы», которая выражает его абсолютную преданность Б‑гу и защищает его от отклонения от верного пути в течение дня. Это благословение при пробуждении: «Благодарю тебя, Царь живой и сущий…», которое евреи произносят по утрам, как только открывают глаза. В этом благословении мы благодарим Б‑га за то, что Он возвращает нам нашу душу. Мы называем Его «Царь», — ведь именно царю мы подчиняемся с исключительной полнотой!

Это выражение преданности Всевышнему в начале дня, является жертвой томид нашего времени. Короткое благословение, которое влияет на все последующие дневные часы, использующиеся для других занятий, чтобы в них также ощущалась преданность Царю Вселенной. Когда еврей начинает свой день с утверждения о подчинении всего его естества Б‑гу, ему достанет сил оставаться верным Всевышнему даже тогда, когда он занимается другими делами, и вследствие этого он получает Б‑жественное благословение на все свои начинания.

Теперь, когда мы знаем о величии служения посредством принесения жертв, о том, что оно означает приближение к Б‑гу своих сил и чувств до тех пор, пока они не исчезнут в Б‑жественном огне, каждый из нас спрашивает себя: какое отношение имею я к служению жертвоприношением? Отвечая на этот вопрос, помните, что все зависит от вас, и не имеет значения, в каком положении вы были до сих пор. Мы не должны ни на минуту забывать, что «тайна жертвоприношения возносится до тайны Бесконечного» («Зоѓар», ч. 2, 139а).

Комментарии: Наша "Постоянная жертва"
Нет добавленных комментариев