Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

Народ начинается с семьи

Четверг, 09. Май, 2013 - 7:56

 

IMG_2605_Rabbi of Odessa_Avraam Volf2 копия.jpgЭту историю рассказал раввин Джей Литвин, постоянный автор сайта Chabad.org, удивительный человек, посвятивший свою жизнь изучению и распространению Торы и учения хасидизма. Именно он организовал лечение в Израиле детей из пострадавших от Чернобыльской катастрофы районов Украины и Белоруссии. Он умер в 2004 году после тяжелой болезни, пройдя мучительное лечение химиотерапией и оставив нам целую серию интереснейших статей, содержавших описание душевного мира смертельно больного человека. Вот одна из них:

«Сегодня, когда я вернулся домой из больницы, мне было очень грустно, не знаю, почему. Я лег, закрыл глаза и позволил себе углубиться в свои чувства. Какая-то тяжесть сдавливала мою грудь. Я подумал, что это реакция моего тела на все страдания тяжело прожитого дня: ожидание, вкалывание иглы капельницы и многочасовое пребывание в неподвижности подключенным трубочками к пакетам с химическими веществами.

В тот день вместе со мной на химиотерапии была пожилая пара. Седой мужчина в сопровождении своей жены. Когда она проходила мимо меня, я увидел яркую, как будто вчера сделанную, татуировку на ее руке — цифры лагерного номера.

Процедурная представляла собой тесную комнату, заполненную стульями для больных и оборудованием для вливаний. Сам процесс подготовки к сеансу химиотерапии был длительным и состоял из многих этапов: заполнение бланков, анализы крови, проверка врача, подбор и подготовка медикаментов и под конец ожидание свободного аппарата и медсестры, которая вставит иголку в вену. Легче было больным, пришедшим с сопровождающими, которые могли позвать сестру, чтобы заменить пустой пакет на полный, подать стакан воды, укрыть одеялом.

Этот пожилой мужчина и женщина с лагерным номером на руке должно быть долго и безрезультатно ждали, пока, наконец, терпение мужчины не кончилось и он начал кричать. Ему удалось привлечь внимание персонала, и одна из медсестер подошла к нему, но было слишком поздно. Он уже не мог себя сдерживать и бился в истерике. Он кричал на медсестру и, когда жена попыталась успокоить его, он закричал на нее и велел ей идти домой. Эта сцена привлекла внимание всех присутствующих. Женщина покраснела от прилюдного унижения и вышла в коридор. Дойдя до середины коридора, она остановилась, будто наткнулась на невидимую стену. Ее поза выражала отчаяние: Разве может она оставить больного мужа в столь тяжелую минуту? Как он доберется без нее домой? Но разве может она вернуться после такого обращения с ней в присутствии других людей?

Тем временем ее муж, продолжая кричать, в ярости собрал свои вещи и вышел из комнаты. Когда он поравнялся со своей женой, я уже не мог слышать, что он говорил. Они вышли вместе — мужчина, чей гнев и отчаяние достигли предела, и его преданная жена, которая, очевидно, так много страдала в своей жизни.

Эта сцена произвела на меня гнетущее впечатление. Я не испытывал сочувствия к этому человеку, я его осуждал. Но позже я вспомнил случаи, когда сам пребывал в гневе, и все попытки кого бы то ни было успокоить меня, приводили меня в еще бо´льшую ярость. Когда мы находимся в таком состоянии битвы со всем миром, то для некоторых из нас те, кто не присоединятся к нам в этой борьбе, становятся предателями, находятся по другую сторону баррикад. Я понял, что этот пожилой человек пересек черту, за которой было сражение в одиночку, и его жена была или за него, или против. Он был не в силах больше смотреть на вещи логически.

Когда я обсуждал это с моей женой, она справедливо заметила, что он мог себя вести подобным образом только потому, что твердо знал, что жена всегда будет рядом с ним и никогда его не оставит. Именно поэтому он позволял себе выместить на ней свой гнев и отчаяние смертельно больного человека, истомившегося от ожидания в переполненном больными зале. Он выразил свой гнев так бесполезно и беспомощно, что единственным человеком, который пострадал от него, стала его преданная жена с лагерным номером на руке, которая никогда и ни за что его не покинет.

Является ли это оправданием его поведению? Конечно, нет. Однако когда я думал об этом, то задавался вопросом, хорошо или плохо такое состояние брака между человеческими существами. Несмотря на все идеальные представления о браке, он часто становится сценой, на которой разыгрываются наши разочарования в прошлом и настоящем, наши несбывшиеся мечты, бессмысленные страдания и недопустимые унижения, через которые мы проходим.

Мы хотели бы строить наш брак на идеалах любви, доброты, уважения, ответственности, терпения и великодушия. Однако в то же время в повседневной жизни мы не можем избежать проявлений своего гнева, разочарования и эгоизма. Наши потребности и желания, ожидания и крушения надежд, любовь и страсть, наше умение владеть собой или его отсутствие — все это соединяет нас вместе в браке.

Под хупой невеста обходит вокруг жениха семь раз и создает символическое пространство их дома и брака. После этого она входит внутрь очерченного круга, чтобы присоединиться к мужу для создания вечного единства. Это пространство включает в себя наши высокие идеалы еврейского брака, который освятил Всевышний.

Но разве этот прочный круг, заключающий в себе пространство нашего брака и его святость, нерушим? Это зависит от того, насколько мы окажемся в состоянии воплотить в жизнь идеалы другого человека, вступающего в брак. Власть этого круга раскрывается более естественно, когда обитающие в нем люди пытаются делать все возможное, но зачастую не могут достичь тех образцов, которые они нарисовали для себя и друг друга.

Нет оправдания для этого человека, который в гневе кричал на свою жену. Не может быть оправдания за неуважительное поведение по отношению к женщине, которая ему так предана и уже слишком много страдала в своей жизни. Нет никаких смягчающих обстоятельств, которые вынудили бы ее или нас простить его.

И когда его жена остановилась в коридоре и не смогла двигаться дальше, я не могу сказать наверняка, что остановило ее, но я хотел бы думать, что, возможно, она наткнулась на границу того круга, который они создали несколько десятилетий тому назад. Нерушимого круга, который невозможно разорвать…»

Недельная глава «Бамидбор» открывается повелением сосчитать народ Израиля, которое Всевышний дает Моше: «Определите число всей общины сынов Израиля по их семействам, по дому их отцов…» (Бамидбор, 1: 2).

Человека называют каким-либо именем с целью отличить его от других. Ту же цель преследовало исчисление народа Израиля — выделить и отличить евреев от других народов. Однако это вызывает некоторое недоумение. Народ Израиля в то время находился в пустыне, один, отрезанный от мира, не смешивающийся с другими народами, так что не нужно было его пересчитывать, чтобы отличить от других народов. Когда народ Израиля войдет в Землю обетованную, то там действительно потребуется выделить его, исчислить, чтобы отличить от окружающих. Но зачем это делать, когда евреи блуждают по пустыне?

Основную причину, по которой именно в это время Б‑г повелевает исчислить сынов Израиля, приводит Раши в своем комментарии: «Показать, насколько они были дороги Превечному. Они уподоблены звездам, которых Он выводит и возвращает на прежнее место по счету и по именам…» (Раши на Шмойс, 1: 1). «Показать, насколько они были дороги», чтобы выделить и публично заявить на весь мир, что Всевышний любит народ Израиля. Хотя Б‑гу известно точное число всех существ в этом мире, и, конечно, Он знает точное количество Своих сынов, народа Израиля, Он повелевает пересчитать еврейский народ только для того, чтобы показать, насколько они были дороги Ему, чтобы все в мире знали, что Он выбрал нас из всех народов.

Это повеление можно исполнить разными способами. Можно посчитать, сколько людей есть в народе или сколько есть колен, но в главе «Бамидбор» Всевышний учит пересчитать евреев особым образом: «Определите число всей общины сынов Израиля по их семействам, по дому их отцов, по числу имен, всех мужского пола поголовно». Посчитайте их по семьям. Цель — определить количество людей в каждом колене, а в результате — и во всем народе, но начать надо с пересчета семей, поскольку еврейская семья является фундаментом, на котором зиждется весь народ!

Что такое семья? Семья начинается с союза двух людей — мужчины и женщины. Всевышний создал их по-разному, с совершенно разными свойствами, возложил на каждого из них особую миссию, и они работают вместе в гармонии, дополняя друг друга — каждый восполняет то, чего недостает другому.

Большинство людей в этом мире посвящают свою жизнь себе, своим потребностям и желаниям, они используют других для достижения своих целей, подчиняя все своей выгоде. «Что бы еще сделать для моего личного благополучия? Что я могу взять у этого мира? Как я могу использовать других для удовлетворения моих потребностей?» — это вопросы, выражающие их жизненные принципы.

Семья — это полная противоположность такой эгоистической позиции. Цель создания еврейской семьи — соединение в одно целое двух взаимно дополняющих друг друга половинок. Что я могу пожертвовать для благополучия другого? Чем я могу быть полезен другому? Как нам вместе создать новую ячейку общества под названием «семья»?

Выражение любви и привязанности Всевышнего к народу Израиля осуществляется с помощью еврейской семьи. Семья состоит из людей, которые заботятся друг о друге. Несколько семей создают колено, несколько колен создают народ — народ, чье предназначение приносить благо ближнему, осветить весь мир. И как пересчет народа Израиля начинается с семей, так и формирование всей нации начинается с семьи.

Первым евреем был наш праотец Авраѓам, о котором сказано: «Один был Авраѓам, он унаследовал землю» (Йехезкель, 33: 24). Человек, который противостоял всему миру, в том числе и своему биологическому отцу. Человек, которого Б‑г избрал как основателя народа Израиля: «Я взял отца вашего Авраѓама из-за реки той и водил его по всей земле Ханаан» (Йегошуа, 24: 3). Всевышний «взял» Авраѓама — выбрал из всего множества людей мира, и с его помощью «приблизил Властителя к его рабам».

Но Авраѓам не был одинок, у него была Сара и «души, что обрели в Харане» (Брейшис, 12: 2). Раши поясняет: «Авраѓам обращал в веру в единого Б‑га мужчин, а Сара — женщин». То есть, еврейский народ начался с одной семьи — супружеской пары Авраѓама и Сары, которые привлекали людей к истинной вере, работали на благо других.

И не только народ Израиля начинался с одной семьи, но все человечество. На шестой день творения, говорит Тора, Всевышний создал человека: «Мужчиной и женщиной сотворил Он их. И благословил Он их, и нарек им имя Адам в день сотворения их» (Брейшис, 5: 2). Только после того, как была создана «семья», после сотворения «мужчины и женщины», Всевышний «нарек им имя Адам» (на иврите слово адам означает также «человек»), только тогда они стали «настоящими людьми». Раньше это существо называлось пелег гуфо — половина человека, несовершенное создание.

Даже дарование Торы, очередную годовщину которого мы будем отмечать на следующей неделе — в праздник Швуэс, подчеркивает важность отдельной семьи. Повелевая Моше подготовить народ Израиля к получению Торы, Б‑г говорит: «Так скажи дому Яакова и возгласи сынам Израиля» (Шмойс, 19: 3). Что означает это повторение? Мидраш объясняет, что «дом Яакова» — это женщины, а «сыны Израиля» — мужчины. Женщин называют «домом Яакова», потому что именно они — хранительницы еврейского дома, еврейской семьи, на основе которой стоит весь народ Израиля.

Нация начинается с семейного очага, отдельного еврейского дома. Одна семья, другая, третья — так создается народ. «Дом Яакова», дом, который создает Яакова. Первый шаг к получению Торы — «Так скажи дому Яакова». До того, как говорить со всем народом, Всевышний повелевает Моше поговорить с женщинами, с теми, на ком зиждутся основы еврейского народа, теми, кто заботится и охраняет еврейскую семью, и только затем сказать народу Израиля».

Выражение любви Всевышнего к народу Израиля совершается путем исчисления семей. Все начинается с отдельной семьи, одной пары, двух людей, которые живут вместе, чтобы дополнять друг друга. И наша задача заключается в том, чтобы не искать выгоды себе за счет другого, но думать о том, чем я могу пожертвовать ради своей половины, чтобы дополнить ее. Так создается семья, так был создан человек. «Мужчиной и женщиной сотворил Он их. И благословил Он их, и нарек им имя Адам».

Адам, человек, по словам святого автора книги «Шло», «подобен Создателю». Он создан по образу и подобию Всевышнего. Как Творец создает мир, так и семья создает и воспроизводит свой «мир», свои собственные новые семьи, детей и потомков. «Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и покоряйте ее» (Брейшис, 1: 28).

Семейная пара, живущая друг для друга, производит потомство, которое наполняет землю, мир, и передает идею преданности ближнему и своему окружению, таким образом завоевывая и покоряя его. Так из семей формируется колено, а 12 колен составляют еврейский народ. Народ, который получил Тору. Народ, который родился в семье Авраѓама и Сары, считавшими себя обязанными помогать ближнему. Народ, который несет свет и святость всем народам мира.

Комментарии: Народ начинается с семьи
Нет добавленных комментариев