Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

Мудрость, богатство, щедрость…

Четверг, 27. Февраль, 2014 - 16:21

 

IMG_2605_Rabbi of Odessa_Avraam Volf2 копия.jpgКак-то рабби Меир Шапиро из Люблина, основатель знаменитой иешивы «Хохмей Люблин», отправился собирать цдоку на нужды иешивы. Когда он обратился к одному еврею, который отошел от еврейского образа жизни, тот сердито заявил: «Я не дам ни копейки и постараюсь, чтобы мои коллеги и друзья тоже ничего не дали». Неожиданно рабби Меир его тепло поблагодарил. Заметив, что еврей был очень удивлен словами благодарности, сказанными за его отказ, рабби Меир пояснил: «Мишна (трактат «Пиркей овойс», 5: 13) говорит, что люди, дающие цдоку, разделяются на четыре типа. Один дает цдоку, но не хочет, чтобы давали другие; другой не против, чтобы бедным помогали остальные, но сам воздерживается; третий — «И я дам, и другие пусть дают»; четвертый — «Ни я, ни другие». Возникает вопрос, почему последний тип вообще включен в общий ряд? Он не дает цдоку, и хотел бы, если б мог, запретить это всем остальным. На этот вопрос есть несколько ответов, и один из них говорит, что человек, открыто отказывающийся давать пожертвования, предпочтительнее того, кто пробуждает ложные надежды, говоря, что хочет дать цдоку, но в конечном итоге оказывается скрягой, и не намерен давать ни копейки. Первый, по крайней мере, не тратит зря время собирателя цдоки, за что и заслуживает благодарности…»

В еврейской истории известно немало руководителей народа, которые были очень богаты. Но следует заметить, что они разбогатели еще до того, как были избраны на свои посты. Одним из таких руководителей был рабби Йеѓуда ѓаНоси, о котором в Талмуде (трактат «Гитин», 59а) говорится: «От Моше-рабейну до рабби Йеѓуды ѓаНоси мы не найдем другого человека, в котором бы так сочетались мудрость Торы и величие».

Вообще, у народа Израиля существует два типа лидеров: политические и духовные. Первые становятся лидерами во многом благодаря своему богатству, как, например, главы «Конференции президентов ведущих американских еврейских организаций», которые защищают интересы еврейского народа во властных структурах США. С другой стороны, есть духовные лидеры, силу власти которых еврейский народ признает благодаря их величию в Торе. Очень редко бывает, что в одном руководителе сочетаются два этих качества. В этом и заключается особенность рабби Йеѓуды ѓаНоси. Это был богатый человек, который не пользовался своим богатством для личных целей, а применял его во благо распространения еврейской мудрости. Поэтому он крепко держал в руках бразды политического правления и одновременно являлся духовным лидером своей эпохи, знатоком Торы и величайшим мудрецом поколения. Именно это позволило ему осуществить главное дело своей жизни — составление и редактирование Мишны.

Изначально Устную Тору записывать было запрещено. На протяжении многих поколений, в течение сотен лет Устная Тора передавалась от отца к сыну, от учителя к ученику. Рабби Йеѓуда ѓаНоси пояснил, что стих: «Время действовать во Имя Б‑га — учение Твое нарушили» (Теѓилим, 119: 126) обращен к его поколению, и поэтому, чтобы народ Израиля не забыл Уст­ную Тору, необходимо ее записать.

Политический лидер, получивший власть благодаря только богатству, не смог бы выполнить подобное, так как раввины были бы против и могли упрекнуть его в недостаточном знании Торы. С другой стороны, у мудреца, который хотел бы это сделать, могло бы не оказаться материальных возможностей для подъема столь крупного предприятия. Это мог осуществить только рабби Йеѓуда ѓаНоси — глава Санѓедрина, пользующийся всеобщим уважением, как величайший знаток Торы своего поколения, и одновременно стоявший во главе политического и экономического правления, обладавший достаточными средствами для создания «центра» по написанию Мишны.

Продолжив чтение Талмуда, мы узнаем, что прошло полторы сотни лет, и у еврейского народа появился рав Аши, о котором говорится то же самое: «От рабби Йегуды ѓаНаси до рава Аши мы не найдем другого человека, в котором бы так сочетались мудрость Торы и величие» (трактат «Гитин», 59а). Его авторитет и в политике, и в Торе был непререкаем. Он пользовался большим влиянием при дворе персидского царя Йездигерда I (трактат «Ксубойс», 61а), к тому же и сам был богат. В течение 65 лет рав Аши возглавлял знаменитую иешиву в Суре, где вместе со своими учениками записал и кодифицировал Вавилонский Талмуд.

К периоду составления Мишны относится еще одна известная история об очень богатом еврейском руководителе — рабби Элиэзере бен Ѓурканосе. Тяга к изучению Торы появилась у него в возрасте 28 лет, и он против воли своего отца, который был богатым землевладельцем, пошел в Иерусалим, чтобы посвятить себя учебе. Он поступил в иешиву рабби Йоханана бен Закая и учился очень прилежно, несмотря на свое нищенское существование (без поддержки со стороны отца или спонсора).

Тем временем братья Элиэзера начали уговаривать отца лишить сбежавшего сына его доли наследства. Согласившись с ними, Ѓурканос отправился в самый уважаемый в Иерусалиме раввинский суд, председателем которого был рабби Йоханан бен Закай. Ѓурканос намеревался перед лицом суда подписать завещание, по которому его сын Элиэзер лишался права на свою долю отцовского имущества. Узнав об этом, рабби Йоханан, когда Ѓурканос пришел в Иерусалим, пригласил его на праздничную трапезу, где присутствовали самые выдающиеся мудрецы того поколения и первые богачи города. Он велел распорядителю торжества посадить Ѓурканоса в первом ряду, возле трех самых богатых в Иерусалиме людей, которых звали Калба Савуа, Накдимон Бен-Гурион и Бен-Цицис ѓаКесес. Мидраш рассказывает, что Ѓурканос «сидел между ними и дрожал» от волнения, что сидит рядом с такими важными людьми. И тут встал рабби Йоханан бен Закай и попросил своего ученика Элиэзера обратиться к присутствующим со словами Торы. Сначала молодой Элиэзер скромно отказался, но потом он исполнил просьбу своего учителя и удивил всех гостей своими обширными знаниями и глубокой мудростью. Потом встал рабби Йоханан, «поцеловал его и сказал: «Счастливы Авраѓам, Ицхок и Яаков, что у них такой потомок». Увидев, каких высот достиг в учении его сын, Ѓурканос встал и сказал всем: «Я пришел сюда, чтобы полностью лишить моего сына Элиэзера наследства, но сейчас я отдаю ему все мое имущество, включая доли его братьев». Рабби Элиэзер был счастлив примириться с отцом, однако отказался принять то, что должно было принадлежать его братьям, и просил отца разделить имущество поровну. Но и причитавшейся ему части хватило, чтобы в его доме воцарился достаток, не покидавший Элиэзера бен Ѓурканоса до конца дней. Он продолжил учиться у рабби Йоханана бен Закая до начала осады Иерусалима, когда он и рабби Йеѓошуа помогли спасти своего учителя из осажденного римлянами города. После разрушения Храма рабби Элиэзер пришел в Явне, где стал членом Санѓедрина под председательством рабана Гамлиэля, своего шурина. Он также основал иешиву в городе Лод. За все, сделанное им, иногда его называют «рабби Элиэзер Великий».

Еще одним примером может послужить история жизни рабби Элазара бен Харсома, который одиннадцать лет служил первосвященником во Втором Храме. Талмуд (трактат «Йома», 35б) рассказывает, что рабби Элазар получил от своего отца в наследство «тысячу сел и тысячу кораблей на море, но каждый день брал он котомку на плечи и шел из города в город и от страны к стране, чтобы изучать Тору». Он никогда не интересовался своими богатствами, но денно и нощно изучал Тору. Мудрецы сказали о нем: «Рабби Элазар бен Харсом обязал богатых». Когда после смерти душа богача, пренебрегавшего изучением Торы, предстает перед Небесным судом, его спрашивают: «Почему не учил ты Тору?» И если он отвечает, что был слишком занят делами, то ему говорят: «Разве ты был богаче, чем рабби Элазар бен Харсом?!»

Еще один еврейский лидер, рабби Элазар бен Азарья, завоевал авторитет, поскольку был «и мудрец, и богач, и потомок Эзры» (Талмуд, трактат «Брохойс», 27б). Рабби Элазар относится к третьему поколению таноим (составителей Мишны), он был современником рабби Акивы. Когда мудрецы Явне временно отстранили рабана Гамлиэля от руководства, рабби Элазар бен Азарья, несмотря на то, что ему было тогда всего 18 лет, был избран на пост главы Санѓедрина. А после возвращения рабана Гамлиэля к своим обязанностям его избрали верховным судьей, и он продолжал возглавлять работу иешивы и Санѓедрина вместе с учителем. Рабби Элазар бен Азарья унаследовал огромное богатство. Талмуд (трактат «Шабос», 54б) сообщает, что только «на десятину рабби Элазар каждый год отделял от своих стад по 12 тысяч тельцов». Он стал символом благосостояния в глазах современников, что закреплено в поговорке: «Увидел рабби Элазара во сне — жди богатства» (трактат «Брохойс», 57б).

К числу еврейских лидеров, одаренных богатством и удачно сочетавших в себе качества политического и духовного руководителя, относятся и Ребе Моѓараш (четвертый Любавичский Ребе), и рабби Исроэль из Ружина, который, правда, следовал образу жизни богатых людей, только чтобы производить внешнее впечатление на тех, кто с ним не знаком. На самом деле он был очень непритязателен, и рассказывают, что он носил золотые туфли без подошв, и во время прогулок — фактически босиком! — его ноги оставляли на снегу кровавые следы…

Талмуд (трактат «Недорим», 38а) приводит высказывание рабби Йоханана о том, что Всевышний не удостаивает быть пророком того, кто не является гибор (сильным), хохом (мудрым), ошир (богатым) и онов (скромным). Мудрецы объясняют: в действительности мудрым является человек сильный, смелый и знающий, а для полного совершенства ему необходимо богатство, чтобы быть независимым от других. Талмуд приводит несколько примеров пророков, которые были богаты, среди них — Моше-рабейну, Шмуэль, Амос и Йона. Мы поговорим о Моше, так как наша недельная глава «Пкудей» связана именно с этим самым известным пророком и руководителем еврейского народа.

Всего две недели назад мы читали о том, как Моше, увидев, что народ не достоин получить Скрижали Завета, в гневе разбил их о землю. Когда Г‑сподь внял просьбе Моше простить евреев и решил дать вторые Скрижали, Он сказал: «Вытеши себе две скрижали каменные, как первые» (Шмойс, 34: 1). Раши объясняет: «Показал ему глыбу сапфира и сказал: «Осколки будут тебе». От этого Моше обогатился». А в нашей сегодняшней главе мы читаем, как Моше дает отчет обо всех пожертвованиях, которые сыны Израиля внесли на создание Скинии. Мы видим, что Моше был достаточно богат, чтобы позволить себе построить Скинию за свой счет. Однако Всевышний пожелал, чтобы заслуга строительства Его земного жилища была разделена между всеми евреями. Г‑сподь хотел, чтобы Скиния принадлежала каждому еврею, чтобы каждый знал, что он имеет право собственности на нее. И тогда, входя в Храм, каждый еврей почувствует себя как дома.

Подобно этому Любавичский Ребе в одной из своих бесед объясняет важность написания Свитка Торы для встречи нашего праведного Мошиаха, инициатива написания которого принадлежит предыдущему Ребе. рабби Йосефу-Ицхоку Шнеерсону. Конечно, он имел возможность сам финансировать написание Свитка Торы, но его душевная щедрость проявилась в желании, чтобы каждый еврей имел возможность исполнить заповедь, покупая букву в Свитке Мошиаха.

У народа Израиля вообще сложилась традиция привлекать к исполнению заповедей Торы как можно больше евреев. Например, заповедь брис-мило (обрезание) на самом деле могли бы исполнить два человека — сандак и моѓель, более того, моѓель вообще может сделать все это в одиночку! Однако традиция привлекает других действующих лиц: семейную пару квотерс, того, кто возложит ребенка на кресло пророка Элияѓу, того, кто возьмет ребенка оттуда, и так далее. И все это делается не только для того, чтобы порадовать всех друзей и родственников, но и с целью дать возможность многим евреям исполнить заповедь. И подобного же порядка придерживаются при проведении других важных в жизни еврея церемоний — опшерниш (первой стрижки мальчика), бар-мицвы, хупы и т. д.

То же самое происходит в нашей повседневной жизни. Когда мы исполняем мицву, нужно, по возможности, привлечь к этому и всех членов семьи. Например, устанавливая мезузу в одной из комнат, можно дать одному ребенку держать молоток, двум другим — каждому по гвоздю… Хотя иногда это требует бо´льших усилий и проще все сделать самому, но заслуга исполнения заповеди зачтется всем… И так во всем, что касается еврейской традиции и исполнения заповедей: мы должны проявлять душевную щедрость, подобную той, с которой действовали Моше-рабейну и предыдущий Любавичский Ребе.

Комментарии: Мудрость, богатство, щедрость…
Нет добавленных комментариев