Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

Женский праздник по-еврейски

Пятница, 18. Апрель, 2014 - 7:27

 

IMG_2605_Rabbi of Odessa_Avraam Volf2 копия.jpgВо времена правления коммунистов в бывшем СССР верующих евреев жестоко преследовали. Любое проявление религиозности могло стать поводом для репрессий и обвинения в антисоветской деятельности. Многие были арестованы и сосланы в Сибирь… Именно в это время Бецалель Шиф, хасид Хабада, который сегодня живет в Иерусалиме, заканчивал юридический факультет Ташкентского университета и был направлен на практику в один из отделов тамошней прокуратуры.

Незадолго до этого Бецалель, находясь в командировке на западной Украине, в Карпатах, познакомился с евреем по имени Авраѓам, бухгалтером по профессии. Они подружились. Авраѓам пригласил его к себе домой, где собирался подпольный миньян, познакомил с некоторыми из его участников. Уезжая, Бецалель тепло попрощался со своим новым другом и предложил приехать к нему в гости в Ташкент.

Прошло несколько лет, и в 1965 году Авраѓам приехал в Ташкент. Друзья были очень рады встрече. Авраѓам остановился в доме Бецалеля. Несмотря на то, что у него в городе были родственники, он предпочел гостить у него. Чтобы не обидеть близких, которые могли узнать об этом, он собирался пойти к ним в последний день и сказать, что приехал всего на пару дней в командировку. Так Авраѓам и сделал. В день отъезда он с утра отправился к родственникам, договорившись с Бецалелем, что они встретятся в аэропорту и попрощаются перед самым отлетом самолета.

Бецалель приехал в аэропорт вовремя. Издали он увидел своего друга, стоявшего в окружении родственников. Подойдя ближе, он немного опешил, узнав в одной из женщин свою непосредственную начальницу, заместителя прокурора! Он попытался держаться в стороне, но Авраѓам позвал его и представил своей семье.

Улучив момент, Бецалель отвел друга в сторону и нервно спросил: «Что ты им сказал обо мне?!» Авраѓам ответил: «Ничего особенного. Когда между нами возник спор, и она утверждала, что среди современных молодых людей нет сегодня тех, кто соблюдает Субботу и исполняет заповеди, я привел ей в пример тебя. Вот почему я решил вас познакомить».

Бецалель очень расстроился, он почувствовал, что все пропало. Что будет с учебой и работой?! Вряд ли он сможет теперь посещать подпольную синагогу, участвовать в фарбренгенах! Ведь именно прокурорам вменялось в обязанности выявлять и привлекать к ответственности религиозную молодежь…

Следующие два дня он не решился выйти на работу. Потом, поняв, что не может вечно скрываться, вернулся и стал надеяться на лучшее. К своему огромному удивлению Бецалель скоро обнаружил, что начальница фактически помогает ему. Например, раньше ему надо было искать различные предлоги, чтобы не работать каждую Субботу и в праздники, а теперь она сама освобождала его от работы в эти дни! А незадолго до праздника Песах прокурор вообще удивила его, обратившись с просьбой… достать для нее тридцать пять килограмм мацы. Конечно, это огромное количество! Женщина объяснила, что это не только для нее, но и для всех родственников. «Хотя они убежденные коммунисты, но не откажутся от мацы на Песах», — сказала она.

Бецалель договорился с женщиной, что один из его друзей принесет мацу ей домой. И надо же было такому случиться, что разносить мацу поручили одному из хасидов, который совсем недавно освободился из длительного заключения по приговору «за религиозную деятельность». Ему нужно было заработать, а продажа мацы обеспечивала хороший доход, хотя и была сопряжена с опасностью. Бецалель передал ему записку с адресом женщины, но не предупредил о том, кто она. Когда хасид с мацой явился по указанному адресу, дверь ему открыла хозяйка, в которой он сразу же признал прокурора, выступавшего обвинителем на его судебном процессе. Можете представить себе его состояние?! Он все-таки попытался взять себя в руки и, сделав вид, что ошибся, пошел к другой двери, но женщина не отпустила его и пригласила войти. Только в квартире, за закрытой дверью, она объяснила, что маца предназначена именно для нее. Посыльный вздохнул с облегчением и пошел к машине, чтобы принести ей мацу. Женщина тепло его поблагодарила и щедро расплатилась.

Через несколько дней Бецалель случайно встретил раввина Мордехая Козлинера, который отругал его за нарушение правил конспирации. «Благодари Б‑га, что все закончилось благополучно. Ведь у нашего друга вполне мог случиться инфаркт от такой неожиданной встречи», — сказал раввин.

Несколько лет спустя Бецалель Шиф совершил алию в Землю Израиля. А заместитель прокурора Софа Ховкина немного позже также репатриировалась в Израиль и живет сейчас в Ашкелоне…

Современные феминистки позавидовали бы, узнав, что еврейские женщины во все времена пользовались большим уважением и имели в семье особый статус. Среди них были и активистки, руководительницы, способные повести за собой народ. Одним из доказательств этого является жизнь и судьба сестры Моше и Аѓарона — Мирьям. Через шесть дней после Исхода из Египта, на седьмой день Песаха, Всевышний совершил чудо рассечения Красного моря, после которого Моше с сынами Израиля пели Ширас ѓаЯм — «Песнь у моря». Эта песня восхваляет Б‑га за чудесное спасение народа Израиля, когда Он ради Своих детей раздвинул воды моря, а потом утопил в них преследователей-египтян. Она также выражает страстное желание сынов Израиля, чтобы Б‑г привел их к своей земле и пребывал среди них в священном Храме. В заключение звучат слова об окончательном Спасении, когда «Б‑г будет царствовать во веки веков».

На самом деле у этой песни было два исполнения — мужское и женское. После того, как Моше и сыны Израиля спели свою песнь, «взяла пророчица Мирьям, сестра Аѓарона, тимпан в руку свою, и вышли все женщины вслед за нею с тимпанами и в танцах. И воззвала Мирьям: «Пойте Б‑гу, ибо высоко превознесся Он, коня и всадника его поверг Он в море…» (Шмойс, 15: 20, 21).

Давайте вспомним, какой была Мирьям и когда она пророчествовала. В самой Торе о ней рассказывается немного, и чтобы узнать больше об этой великой женщине, следует обратиться к Талмуду и мидрашам.

Раши, комментируя приведенные выше стихи, цитирует Талмуд: «Где она пророчествовала? Когда она была «сестрой Аѓарона» (здесь она названа только сестрой Аѓарона), до рождения Моше, она сказала: «Моя мать родит сына, который станет избавителем Израиля» (Талмуд, трактат «Сота», 12б). Мирьям было тогда… всего шесть лет. Разве не удивительно, что пророчество о рождении Моше Всевышний вложил именно в уста этой маленькой девочки, а не ее отца Амрама, главы поколения, или ее матери Йохевед?

Мидраш рассказывает: «Когда родился Моше, весь дом озарился светом. Встал отец и поцеловал ее… и сказал: «Дочь моя, исполнилось твое предсказание». Но всего лишь через три месяца Йохевед, не имея более возможности скрывать ребенка дома, решила положить его в корзину и опустить в воды Нила. «Встал отец ее… и сказал: «Дочь моя, где же твое предсказание?» И поэтому написано: «И встала сестра его поодаль, чтобы узнать, что с ним будет», — чтобы проверить, исполнится ли пророчество». Мирьям увидела, как дочь фараона подобрала Моше, а потом, узнав, что ребенок отказывается от кормилиц-египтянок, она предложила приемной матери Моше привести ему еврейскую кормилицу. Получив согласие дочери фараона, она привела его настоящую мать — Йохевед…

На протяжении последних восьмидесяти лет пребывания евреев в Египте, когда Моше там не жил, Мирьям руководила сынами Израиля наряду с Аѓароном-первосвященником. Брат и сестра утешали народ, укрепляли его духовные силы, поддерживали веру в скорое Избавление и готовили его к освобождению из рабства.

Вот почему у расступившегося Красного моря Мирьям не спрашивала ни у кого разрешения (даже у Моше) и организовала женщин выйти петь и танцевать с бубнами. Но откуда же женщины взяли бубны в пустыне? Раши отвечает на этот вопрос так: «Праведницы того поколения были убеждены, что Святой, благословен Он, совершит для них чудеса, и поэтому они взяли с собой тимпаны из Египта» (комментарий на упомянутые выше стихи Книги Шмойс). Любавичский Ребе в одной из своих бесед уточняет, что женщины не взяли с собой в пустыню запасы еды, ведь, как рассказывает Пасхальная Аѓада, даже тесто, приготовленное для хлеба в дорогу, не успело подойти. Жажда избавления и сила веры у еврейских женщин были настолько сильны, что они не сомневались в том, что Б‑г даст им пищу и сотворит для сынов и дочерей Израиля другие чудеса. Они взяли с собой тимпаны, чтобы праздновать освобождение и радоваться совершающимся на их глазах чудесам. И Мирьям, первая в еврейской истории руководительница женского движения, сумела организовать их выйти петь и танцевать. Заметим, что Тора подчеркивает: «…и вышли все женщины…» — все, без исключения, приняли участие в этом празднике.

А как же быть с еврейским законом, запрещающим мужчинам слушать женское пение? Что же тогда делали мужчины, когда женщины пели свою песнь у моря? Некоторые комментаторы полагают, что именно с этой целью женщины и вынесли бубны из Египта. Именно для того, чтобы звуки тимпанов заглушали женское пение. То есть, женщины пели, но не очень громко, и шум, который они создавали своими бубнами, был громче их голосов. Однако трудно поверить, что это действительно единственная причина, по которой женщины вынесли свои тимпаны из Египта.

Любавичский Ребе, объясняя, почему мужчинам запрещено слушать, как поют женщины, указывает на ту же самую причину, по которой молельный зал любой синагоги разделяется на мужскую и женскую половину. Мы знаем, что мужчинам бывает трудно сосредоточиться на молитве, когда они видят рядом женщин, — как говорится, «глаз видит, а сердце привечает». А женское пение тоже отвлекает, волнует и может привести мужчин к нежелательным мыслям и действиям… Но при рассечении Красного моря эта проблема не возникала. А почему? Раши пишет: «В славе Своей открыл им Себя Всевышний, и они указывали на Него, говоря: «Это мой Б‑г». Рабыня у моря видела такое, чего не видели пророки» (комментарий на Шмойс, 15: 2). Сыны Израиля пережили такое великолепное и яркое явление Шхины, такую радость от ощущения близости к Всевышнему, что злое начало никак не могло в эти минуты помешать мужчинам…

И, как объясняет Ребе в одной из своих бесед, «даже ребенок понимал Б‑жественное откровение, произошедшее при рассечении Красного моря». Мужчины и женщины в едином порыве указывают и говорят: «Это мой Б‑г… и я буду превозносить Его» (Шмойс, 15: 2). В такой исключительный момент нечего бояться проявления нескромности, ибо злое начало бессильно. Народ Израиля пребывал в таком возвышенном духовном состоянии, на такой духовной высоте, что не мог думать ни о чем другом, кроме Царя Вселенной.

Какие выводы мы можем сделать из этой истории? Если первый день Песаха — это день Моше, тот самый день, когда он вывел народ Израиля из Египта, то седьмой день Песаха — это день пророчицы Мирьям. Если первый праздник является праздником мужчин, то седьмой день Песаха — это праздник женщин. У дочерей Израиля есть своя история лидерства. Есть особый женский день во время праздника Песах, когда мы читаем в Торе о великих женщинах, потому что тогда не одна Мирьям вышла петь песнь восхваления, но все женщины присоединились к ней с тимпанами и танцами. Поэтому сегодня седьмой день Песаха должен быть праздником всех женщин. Ибо «в заслугу праведных женщин еврейский народ вышел из Египта, и в заслугу праведных женщин он удостоится Избавления в будущем» (Талмуд, трактат «Сота», 11б). Да случится это вскоре, в наши дни,омейн!

Комментарии: Женский праздник по-еврейски
Нет добавленных комментариев