Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

Когда каждый достаточно важен

Четверг, 28. Май, 2015 - 12:59

 

BB1_1622.jpg«Цук эйтан» («Несокрушимая скала») — контртеррористическая операция в Газе с 8 июля по 26 августа 2014 года. Ее началу предшествовали массированные ракетные обстрелы южной части Израиля — ответ ХАМАСа на широкомасштабную операцию «Шуву, ахим» («Вернитесь, братья») по возвращению трех похищенных 12 июня на Западном берегу реки Иордан еврейских подростков, которых через 18 дней нашли убитыми в предместье Хеврона…

На первом этапе израильская авиация и артиллерия наносили точечные удары по объектам инфраструктуры террористов на территории Газы. При этом ракетный обстрел территории Израиля из сектора Газа усилился, а дистанция обстрела увеличилась. Сирены воздушной тревоги звучали по всей территории страны. ЦАЃАЛ предотвратил попытки террористов прорваться на территорию Израиля со стороны моря и через подземные туннели. Второй этап начался 17 июля, когда был отдан приказ о проведении ограниченной наземной операции, целью которой было уничтожение туннелей, ведущих из Газы на территорию Израиля. На третьем этапе, начавшемся 5 августа, наземные войска были выведены из Газы. После кратковременного периода прекращения огня, ХАМАС возобновил ракетные обстрелы Израиля, в ответ израильская авиации начала наносить бомбовые удары по объектам террористов. Операция закончилась после 50 дней боев подписанием соглашения о прекращении огня на неограниченный срок.

В ходе операции по территории Израиля было выпущено 4594 ракет и минометных снарядов, из которых 735 были перехвачены батареями ПРО «Железный купол», 64 упали в жилых районах, 188 — в секторе Газа и 3607 — на открытой местности. В противовес этому, войска ЦАЃАЛа атаковали 6230 террористических целей в секторе Газа, 10590 зданий были повреждены, более 4 тысяч домов полностью разрушены. Также были уничтожены 32 туннеля. В ходе операции были убиты 2203 палестинца (среди них от 1068 до 1408 террористов), около 11 тысяч — ранены, более 200 террористов были захвачены в плен. Кроме того, десятки палестинцев в секторе Газа были казнены ХАМАСом после обвинения в сотрудничестве с Израилем. В результате боевых действий от 300 тысяч до полумиллиона жителей Газы были вынуждены покинуть свои дома.

С израильской стороны погибли 67 солдат и 5 гражданских лиц, получили ранения 1620 солдат и 837 гражданских лиц…

Смерть каждого израильского солдата болью отзывается в еврейских душах живущих. Но в этой операции истории короткой жизни и смерти на поле боя трех солдат особо тронули сердца сынов Израиля, которые скорбели и плакали о них, как о близких родственниках, и сопровождали их в последний путь, как если бы они были неотъемлемой частью их жизни. Лишь немногие были знакомы с этими тремя солдатами, и если бы не война, вряд ли кто-то услышал бы о них. Это истории трех солдат-одиночек, молодых евреев, которые репатриировались в Израиль, оставив в странах исхода своих родителей и других членов семей. Они были призваны в армию, пошли служить в боевые части и погибли на войне. Если бы они могли знать, насколько они не одиноки!

Старший сержант Нисим Шон Кармели (21 год) родился и вырос в штате Техас в США, репатриировался в Израиль, будучи призван в армию, добровольно пошел служить в бригаду «Голани». Его друзья волновались, что будет мало людей на церемонии похорон, и распространили в социальных сетях призыв проводить в последний путь солдата-одиночку. Поздно вечером 21 июля на военном участке кладбища в Хайфе собралось огромное количество людей — около 20 тысяч человек со всей страны! Скорбящие плакали о молодом солдате, отдавшем свою жизнь за свою страну, так, как будто он был членом их семьи.

На следующий день в Ашкелон на похороны старшего сержанта бригады «Голани» Джордана Бен-Симона (22 года) со всей страны приехали около 5000 израильтян (несмотря на явную угрозу ракетных обстрелов и действующий запрет на собрания с участием более 300 человек). Пресс-служба ЦАЃАЛа сообщала, что руководство Службы тыла, ввиду исключительности обстоятельств, не будет ограничивать количество собравшихся на похороны. Джордан репатриировался из Франции один, без родителей, и имел статус солдата-одиночки. Его отец и мать успели прилететь на похороны, но абсолютное большинство пришедших на военный участок городского кладбища города Ашкелона не знали Джордана лично.

Те, кто принимал участие в похоронах старшего сержанта бригады «Голани» Макса Штейнберга (24 года), свидетельствуют, что не видели в своей жизни ничего подобного. Макс родился в Лос-Анджелесе, но, посетив Израиль по программе «Таглит», решил начать свою жизнь заново в еврейской стране. К сожалению, его жизнь была прервана на самом взлете: 20 июля он погиб в ходе наземной операции в Газе… По оценкам полиции, количество людей, пришедших проводить в последний путь Макса, достигло более 30 тысяч человек, представляющих все многообразие еврейского народа — светские и религиозные, дети и старики, солдаты и студенты, девчонки-подростки, «эфиопы», «русские»… Воинское кладбище на горе Герцля в Иерусалиме знало подобное только на похоронах выдающихся деятелей Израиля.

Три солдата-одиночки, которые репатриировались в Израиль, так и не успели познать жизнь в этой стране и хорошо выучить ее язык. Их жизни были прерваны войной в Газе, их гибель была оплакана всей страной. Народ Израиля показал, что такое подлинная взаимная поддержка и что такое истинная всеобщая благодарность…

* * *

Наша сегодняшняя недельная глава «Носой» является самой длинной в Пятикнижии. В ее конце Тора рассказывает об освящении жертвенника и о жертвоприношениях, которые глава каждого колена принес по этому случаю. В первый день жертву приносит глава колена Йеѓуды — Нахшон бен Аминадав. Тора подробно описывает его подношение: «Одно блюдо серебряное в 130 шекелей весом, одна кропильница серебряная в 70 шекелей весом по шекелю Святилища; оба сосуда наполнены тонкой мукой, смешанной с елеем, для приношения хлебного. Одна ложка из десяти [шекелей] золота, наполненная курением. Один молодой бык, один овен, один агнец по первому году во всесожжение. Один козел в очистительную жертву. А в жертву мирную: два быка, пять овнов, пять козлов, пять агнцев по первому году. Это жертва Нахшона, сына Аминадава» (Бамидбор, 7: 13–17).

Но Тора на этом не останавливается и, рассказывая о том, что на второй день жертвоприношение принес предводитель колена Иссахара — Hетаниэль, сын Цуара, начинает в точности перечислять то, что приносится в жертву. И мы с удивлением обнаруживаем, что это те же самые жертвы, что принес Нахшон в первый день. На третий день жертвоприношения совершал глава колена Звулуна — Элиав, сын Хелона. И что вы думаете? Повторяется то же самое: одно блюдо серебряное в 130 шекелей весом, одна кропильница серебряная и т. д. Так перечисляются пожертвования всех двенадцати колен, и выясняется, что все они были идентичны. Почему же Тора расходует столько слов и места, чтобы 12 раз повторить одно и то же? Можно ведь было бы ограничиться описанием жертвоприношений одного дня, добавив, что то же самое принесли в жертву предводители других колен, и назвать их имена.

Этот вопрос встанет еще более остро, если вспомнить, что есть много законов, о которых Тора рассказывает вкратце, считанными словами, и есть очень важные законы, которые Тора вообще не упоминает. Как, например, заповедь шхиты, кошерного забоя скота. Сказано: «Заколи от твоего крупного и мелкого скота, который дал Г‑сподь тебе, как я повелел тебе» (Дворим, 12: 21), однако указания о том, как именно проводить шхиту, нигде не даются! Почему же в данном случае Тора детализирует и удлиняет свой рассказ, даже несмотря на то, что ничего нового не сообщает?

Отложим ненадолго ответ на этот вопрос и обратимся к тому месту в тексте нашей недельной главы, где говорится о законах назорейства. Назиромстановится человек, решивший освятиться, чтобы стать ближе к Б‑гу. Тора указывает, что он должен полностью посвятить себя служению Всевышнему, как на духовном уровне, так и во всех своих будничных делах.Назиру запрещается пить вино, оскверняться приближением к умершим, стричь волосы. «На сколько дал обет назорейства Г‑споду, свят будет, расти будет свободно головной волос его» (Бамидбор, 6: 5). Вообще странно, что Тора посвящает этому вопросу так много места — 21 стих. Ведь мы знаем, что она не приветствует такой способ служения Всевышнему, не проповедует затворническую жизнь в этом мире. Напротив, главной целью служения Б‑гу иудаизм считает жизнь в материальном мире и его преобразование для создания жилища Всевышнему. Зачем же Тора пишет об этом?

Посланник Хабада в одном американском городе как-то рассказал мне забавный случай. На одном из уроков Торы он говорил о том, что по происхождению в еврейской среде выделяются три группы: коѓены, левиты и исроэли. Принадлежность к любой из этих групп определяется по отцу. Если отец — коѓен, то и сын — коѓен. Если отец — леви, то и сын — леви. Сын, родившийся у отца исроэли, не может превратиться в коѓена, как бы этого ему не хотелось и независимо от того, сколько он готов за это заплатить. Одна из участниц урока очень возмутилась. Она утверждала, что выросла в свободной стране, где каждый может реализовать свои мечты, и если человек хочет быть коѓеном, то он должен иметь возможность им стать. Она назвала это ущемлением ее личных прав и свобод.

Мудрец-кабалист рабби Моше Альшех говорит, что именно для таких людей Всевышний предназначил назорейство. Добровольно пожелав статьназиром, исполняя все наложенные на него запреты, каждый человек, будь то мужчина или женщина, может почувствовать себя коѓеном. Более того — первосвященником, которому не просто запрещается оскверняться приближением к умершим, но даже не разрешается присутствовать на похоронах своего отца или матери!

Интересно, что на назира накладывается еще один запрет: он не должен стричься. Первосвященнику же стричься не просто разрешается — он должен это делать каждую пятницу перед наступлением Субботы (Рамбам, «Законы храмовой утвари», 5: 6). Спрашивается, почему введен этот дополнительный запрет? Возможно потому, что человек, который хочет быть назиром, чувствует себя обделенным по сравнению с коѓеном, который получает привилегии быть первым вызванным к Торе, благословлять всех членов общины и т. д. Ведь от того, что назир не пьет вина и не оскверняется присутствием умерших, его социальный статус не меняется, потому что об этом никто не знает. Поэтому Тора добавляет еще один запрет — не стричься. Назир должен отращивать волосы, которые представляют собой отличительную особенность внешности человека. Тора называет «венцом» волосы на голове назира: «Ибо венец Б‑га его на его главе» (Бамидбор, 6: 6). На назире покоится Шхина, так как он, соблюдая законы назорейства, полностью посвящает себя Б‑гу. И за это все ценят и уважают его.

Теперь мы можем вернуться к первому вопросу, поставленному нами в начале разговора о недельной главе «Носой». Почему Тора приводит подробное описание всех жертвоприношений глав колен, несмотря на то, что они ничем не отличаются друг от друга? Тора хочет преподать нам урок в сфере человеческих отношений. Еврей приносит пожертвование на нужды синагоги и, хотя то же самое делают еще пятьдесят человек, это ничуть не умаляет его вклада, который должен быть оценен и принят с благодарностью. Это было верно в предыдущих поколениях и так же действует для нашего. Человек стремится к признанию своих заслуг, и то, что другие сделали то же самое, не умаляет его достоинства.

Когда подросток, празднующий бар-мицву, в своем выступлении благодарит родителей и родственников, то каждый из присутствующих ожидает услышать свое имя. На церемониях вручения аттестатов учащимся школы или дипломов студентам университетов родители готовы терпеливо ждать, в течение долгого времени слушая имена всех выпускников, чтобы услышать имя своего сына или дочери.

В Йом ѓаЗикарон — День памяти павших в войнах Израиля и жертв террора — по израильскому радио называют имена всех погибших воинов и жертв терактов — с 1860 года, который считается началом борьбы евреев за Землю Израиля. Это более 25 тысяч человек, и все-таки многие семьи слушают этот скорбный список в течение нескольких часов, ожидая услышать имена своих родных и близких…

Тора снова и снова перечисляет жертвы, которые приносят все главы колен, тем самым подчеркивая, что пожертвования каждого являются достаточно важными, чтобы посвятить им шесть стихов текста.

Любавичский Ребе преподал нам живой пример проявления личного участия и внимания к каждому человеку. Ребе много часов проводил стоя, раздавая доллар и благословение или вино после совершения Кидушакаждому, даже маленьким детям. Ребе всегда находил время, чтобы поблагодарить каждого за его добрые дела (и тому есть много примеров).

В нашей недельной главе Тора дает нам наказ — ценить и придавать значение каждому доброму делу каждого человека, независимо от его важности и масштабности.

הרב אברהם וולף

רב ראשי לאודסה ודרום אוקראינה

Rabbi Avraham Wolff

Chief rabbi of Odessa and South Ukraine

Рав Авраам Вольф

Главный раввин Одессы и Юга Украины 

Комментарии: Когда каждый достаточно важен
Нет добавленных комментариев