Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

Что поддерживает наш шалаш?

Четверг, 13. Октябрь, 2016 - 9:08

 BB1_1622.jpg


Много лет назад меня пригласили дать интервью на радио в канун Суккос. Мне задавали много вопросов о значении праздника, его заповедях и молитвах, символах и атрибутах. В конце программы позвонил пожилой человек, который рассказал историю своей жизни. Он прошел солдатом всю Вторую мировую войну и своими глазами видел ее горькие последствия после освобождения Европы. А потом он спросил: «Ребе, скажите мне, пожалуйста, в чем секрет еврейского народа? Как ему удается, несмотря ни на что, многократно подниматься и заново возрождаться?»

Его вопрос дал мне возможность рассказать свою поучительную историю с моралью. Бывший главный раввин Великобритании Джонатан Сакс рассказывал, что когда он был молодым, сразу после свадьбы, за несколько дней до Суккос один друг предложил ему после утренней молитвы поехать вместе в ближайший магазин, чтобы купить древесину и другие материалы для строительства сукки. Джонатан очень обрадовался предложению, так как в те времена у него самого не было автомобиля, чтобы привезти доски из магазина к себе домой. Они зашли домой к другу, чтобы взять подготовленный им заранее список всего необходимого для строительства шалаша.
 

Друг рава Сакса был очень организованным человеком. Он начертил на бумаге план сукки с указанием размеров, высоты стен и т. д. Все было рассчитано и запланировано. Он хотел построить шалаш, который будет стоять сам по себе, не опираясь на какую-либо стену, с большими окнами и дверью. Для того чтобы построить такую сукку, нужно было иметь знания и опыт, и он действительно обладал всем этим. Молодой человек взял длинный список всего, что считал необходимым, и они отправились в магазин. Столь серьезный и доскональный подход вызвал у р. Сакса чувство стыда. Он сам никогда не был в состоянии что-то построить своими руками, тем более — праздничный шалаш. В школе на занятиях по столярному делу он всегда был позади всех. Дома в лучшем случае он мог бы вкрутить лампочку. Поэтому он следовал за своим другом в надежде, что, может быть, сможет хоть чему-то у него научиться. В магазине друг четко объяснил продавцу все, что ему нужно, и вскоре он уже стоял у кассы с целой горой материалов, в которой были столбы и брусья, листы фанеры, винты, болты, гвозди и много-много другого. Сакс стоял рядом с ним, стесняясь своей скромной покупки, состоящей из нескольких листов фанеры, деревянных столбиков и мешочка гвоздей. С тем они и вернулись домой, чтобы приступить к строительству.

Перед праздником каждый посетил шалаш товарища. Сукка друга была сработана на славу. Это был настоящий летний домик, которому можно было бы позавидовать. Шалаш р. Сакса состоял из трех деревянных стеночек, соединенных друг с другом с помощью гвоздей и прикрепленных к задней стене дома тоже гвоздем, чтобы он не упал.

В ночь второго дня праздника Суккос над городом пронесся ураганный ветер. На следующее утро друг рава Сакса пришел в синагогу с траурным выражением лица. Он сказал, что ветер разрушил его шалаш. А затем спросил о сукке р. Сакса. «Моя все еще стоит», — услышал он в ответ. Конечно, ему трудно было поверить, что его большой, основательно построенный шалаш был разрушен, а непрочная сукка р. Сакса выдержала бурю. Друг настаивал на том, что он должен пойти и увидеть это чудо своими глазами. Придя на место, он понял причину, по которой сукка не была повреждена бурей. В отличие от его отдельно стоящего шалаша, она была прикреплена к задней стене дома одним гвоздем. Именно этот гвоздь и спас ее. Тогда друг рава Сакса сказал: «Теперь я понимаю смысл Суккос. Можно спроектировать и построить основательный шалаш, но если он не прикреплен к чему-то такому надежному, как дом, то может улететь вместе с ветром. А с другой стороны, можно иметь непрочную, хрупкую лачугу, но если она соединена даже всего лишь одним гвоздем с чем-то прочным, то устоит против всех ветров…»

* * *

В праздник Суккос мы на неделю покидаем свои безопасные дома, которые защищают нас от ветра и дождя, и переходим жить в сукку, в память о том, как жили наши предки после выхода из Египта в течение сорока лет. На неделю шалаш становится нашим временным домом, где мы едим, спим, учимся и принимаем гостей. Но если взглянуть глубже, то мы обнаружим, что нет более подходящего для еврейской истории символа, чем сукка. На протяжении большей части своей истории народ Израиля всегда были в дороге, всегда чувствовал, что живет в шалаше. Со времен нашего праотца Авраѓама, которому Всевышний сказал: «Иди себе», бо́льшую часть времени своего существования как народ мы находились в изгнании, на «временной квартире». Евреи всегда скитались из одной страны в другую — иногда по собственной воле, но чаще по принуждению. Они были изгнаны из Англии в 1290 году и из Вены в 1421‑м, а также из многих других мест. А самой большой травмой стало изгнание из Испании в 1492 году. В последующих поколениях были погромы в России, в результате которых миллионы евреев эмигрировали в США и другие страны. И по сей день наши соплеменники переезжают жить из одной страны в другую и поднимаются в Израиль, как многие евреи из стран бывшего СССР. История еврейского народа продолжается так же, как и скитания по пустыне, о которых Тора, многократно повторяя, говорит: «И отправились в путь… и расположились станом…» (Бамидбор, глава 33). Слишком много раз в нашей истории, думая, что нашли удобное постоянное жилище, мы, к сожалению, обнаруживали себя на временной квартире. Евреи никогда не знали, что готовит им грядущий день.

Какая же сила поддерживала народ Израиля во всех его странствиях? Что дает нам силы не отчаиваться в течение всего этого двухтысячелетнего изгнания? Ответ на этот вопрос мы находим в одном из названий праздника. В молитве мы определяем Суккос как «время нашей радости». Казалось бы, что это название больше подходит для праздника Песах, когда мы радуемся тому, что вышли на свободу, и каждый год собираемся всей семьей за богато накрытым для праздничного Седера столом. А разве для еврея, любящего Тору, не будет верным дать это название празднику Швуэс?! Но по какой-то причине Тора повелевает нам особо радоваться именно на Суккос. В Торе не написано, что мы должны быть радостными на Песах. А о радости в Швуэс пишется только один раз. В то время как повеление радоваться на Суккос написано три раза. Но может быть и еще одна причина этого. Секрет выживания евреев на протяжении многих лет скитаний по пустыне и двух тысяч лет изгнания — это наш «гвоздь», приверженность Торе, которая вечна, и вера, придающая нам силу и устойчивость. Это то, что поддерживает «сукку Давида» и не дает ей упасть. С этой Торой мы будем радоваться на исходе Суккос, отмечая праздник Симхос-Тойре. А когда еврей радуется, ничто не может сломить его! Народ, который радуется, будет жить вечно! И в этом заключен дополнительный смысл выражения «время нашей радости».

Давайте же радоваться! Хорошего праздника!

 

Комментарии: Что поддерживает наш шалаш?
Нет добавленных комментариев