Printed from chabad.odessa.ua

Осветить мир светом Торы

Четверг, 29. Ноябрь, 2018 - 10:48

IMG_2831.JPG


 

Как-то раз пришел один еврей к раввину и рассказал о проблемах в своем доме. Раввин посочувствовал его страданиям и предложил ему проходить три километра каждый день, чтобы успокоиться. Через месяц раввин позвонил ему и спросил, что происходит в его доме. «Понятия не имею, — ответил еврей, — я нахожусь в девяноста километрах оттуда…»

Три раза в год мы празднуем чудесные спасения, которых удостоились наши предки, — на Песах, Пурим и Хануку. Следует заметить, что традиция празднования Хануки существенно отличается от двух других праздников. В то время как Песах и Пурим празднуются в помещении, в гостиной или на кухне с семьей и близкими, на Хануку еврейский закон дает предписание, которое не существует ни для какой другой заповеди: пирсумей нисо бахуц — «распространение чуда наружу». Мы должны стать «рекламными щитами» праздника и позаботиться о том, чтобы весь мир узнал о его чуде. Этот принцип обуславливает целый ряд законов, который уникален для Хануки. Первое правило состоит в том, что мы должны поставить ханукию у входа в дом так, чтобы ее свет освещал улицу. В отличие от этого, на Песах и Пурим мы не устраиваем трапезы во дворе или на улице. Следует отметить, что в истории нашего народа были моменты, когда стало опасно ставить ханукию снаружи, поэтому законодатели отменили этот обычай. Однако, согласно Талмуду, зажигать ее следует в проеме двери, обращенной к выходу. Второе правило имеет ту же первопричину и заключается в том, что время для зажигания ханукии наступает именно после захода солнца, так что свет ханукальных свечей будет выделяться в темноте. По этой же причине свечи должны продолжать гореть еще полчаса после выхода звезд — так как во времена Талмуда, до изобретения электричества, позже улицы пустели. Третье правило: хотя исполнение заповеди зажигания свечей Хануки касается нашего собственного дома, мы исполняем ее и в синагоге. А причина этого та же — распространение чуда Хануки для широкой публики.

Возникает вопрос: почему нас должна волновать «улица», и почему именно на Хануку, а не на Песах или Пурим?
 

Прежде чем ответить, я хочу рассказать вам одну реальную историю. Раввин Моше Бриски, посланник Хабада в городе Агура-Хиллз в окрестностях Лос-Анджелеса, однажды проводил урок на тему «Вера в Б‑га в трудные времена» и заметил, что у одного из его слушателей набежали слезы на глаза. Раввин не ожидал, что его слова так растрогают этого еврея, который руководил хором в реформистской синагоге. После урока мужчина попросил разрешения поговорить с раввином. Он рассказал, что несколько лет назад пережил ужасную трагедию: его жена и три дочери попали в автомобильную аварию, в которой две девочки погибли. В результате пережитого он впал в глубокую депрессию и потерял вкус к жизни. Ситуация постоянно ухудшалась, пока его брак тоже не был разрушен. Он развелся с женой и остался жить с дочерью. Однажды он почувствовал, что не может больше терпеть эти страдания, и решил покончить жизнь самоубийством. Он взял дочь в кино, чтобы попрощаться с ней, и планировал потом оставить ее у матери и покинуть этот мир. «Когда мы добрались до здания торгового центра, где был кинотеатр, я издалека услышал музыку. Мое музыкальное ухо сразу определило, что это была еврейская музыка, и нам захотелось посмотреть на музыкантов. Мы увидели, как несколько людей танцуют вокруг большой ханукии, и, прежде чем я смог понять, что происходит, молодой человек втянул меня в круг танцующих. Я посмотрел издалека на дочь и увидел, как улыбка осветила ее лицо. И тогда я понял, что не смогу совершить то, что задумал. В тот момент я решил жить для нее…» — «В каком торговом центре это произошло?» — взволнованно спросил раввин. «В кинотеатре на Маунт-Гейт Плаза в Сими-Вэлли», — ответил мужчина. Теперь пришла очередь раву Бриски утирать слезы. Он рассказал, что за несколько дней до Хануки решил активизировать кампанию по «распространению чуда» и поставить общественную ханукию в том месте, где она еще никогда не стояла. Он позвонил в справочную и попросил номер торгового центра в Сими-Вэлли. Диспетчер поинтересовалась, какой именно центр он ищет, но он сделал вид, что не понимает вопроса, так как не знал, куда ему стоит ехать, и надеялся, что диспетчер даст ему самое популярное место. В итоге его направили в Маунт-Гейт Плаза. «В ночь Хануки мы прибыли на площадку с несколькими десятками людей и необходимым снаряжением, — продолжил свой рассказ рав Бриски, — но, к нашему разочарованию, оказалось, что это место было полностью заброшено. Торговый центр находился на грани закрытия, и за исключением кинозала все магазины были пусты. Мы были очень огорчены, но поскольку мы увидели людей, ожидающих очереди, чтобы войти в кино, мы забрали ханукию от входа в торговый центр и поместили ее рядом с кинотеатром. Я помню, как возвращался домой в этот вечер с ужасным чувством неудачи, но оказывается, что этот ханукальный огонь спас еврейскую жизнь!..»

Любавичский Ребе в одной из своих бесед так объясняет основу обязанности распространения чуда наружу: Ханука символизирует огромную силу света, его способность освещать даже самую большую тьму. Наши враги на протяжении веков сражались с евреями, а греки пытались уничтожить иудаизм. Фараон и Аман стремились уничтожить евреев физически, не дай Б‑г, но не коснулись Торы. На пике опасности осуществления указа Амана Мордехай собрал народ в синагоги и дома учения, пробудил еврейский дух и вселил надежду на то, что Б‑г спасет их из рук врага. Греки действовали по-другому. Они не угрожали евреям смертью, напротив, они пригласили их стать частью эллинистической культуры. Греки расширили и украсили Иерусалим, дали ему уважаемое, с их точки зрения, название — Антиохия, построили великолепные гимназии и стадионы. Взамен они подавляли душу народа, хотели поразить язычеством еврейский ум и сердце: запрещали соблюдать Субботу, исполнять заповедь обрезания, чтобы погасить духовную искру, которая побуждает к продолжению борьбы. И в течение ряда лет греки весьма преуспели в своем деле. Кульминацией стало то, что они ворвались в Иерусалимский Храм, источник силы и могущества еврейского народа, и жестоко осквернили его…

Что может быть более мрачным и обескураживающим, чем положение, когда Б‑жественное откровение утрачивается, Дом Всевышнего стоит, оскверненный идолопоклонниками, когда распространяется дух ереси и вседозволенности, поклонение красоте и совершенству тела, и молодые люди увлекаются этим один за другим?! Но на самом деле именно тогда разгорелось большое и сильное пламя, которого не было ни на Песах, ни на Пурим. Мы впервые сразились с нашими врагами и восстановили то, что они пытались испортить. В то время как на Песах мы спешно бежали из Египта, а на Пурим только лишь отменили указ Амана, в Хануку Маккавеи начали прямое наступление на греков, выгнали их из страны и очистили Храм от скверны идолопоклонства. И оказалось, что нет никакой власти тьмы, которая может противостоять одной свече еврейской самоотверженности и преданности. Вот почему заповедь зажигания ханукальных свечей должна широко осветить тьму для как можно большего количества людей. Так мы будем помнить, что нет тьмы, которая сильнее света. В наших сердцах или на просторах мира нет места, которое не может быть освещено. Свет Торы может достигнуть даже самых отдаленных уголков! Все, что от нас требуется, — это светить!

Веселой, светлой и чудесной Хануки всем нам!

 

Комментарии: Осветить мир светом Торы
Нет добавленных комментариев