Printed from chabad.odessa.ua

Быть миролюбивыми и стремиться к миру

Четверг, 31. Январь, 2019 - 12:47

MBB_4347.jpg

Хасидские истории рассказывают о двух братьях, ставших знаменитыми праведниками. Большую часть своей молодости они были неразлучны и всё делали вместе. Их отцом был еврей по имени Элиэзер Липман, известный своим богатством и щедростью. Однажды в дороге встретился ему нищий. Реб Элиэзер остановил свою карету и пригласил его поехать дальше с ним. Нищий отказался: «Я ничего не заработал за весь день». — «А что ты мог заработать?» — «Да целую кучу денег. Может, аж двадцать пять дукатов». — «Я дам их тебе». — «Нет, — ответил упрямый нищий, — я не могу». — «Почему бы и нет? Ты ничего не потеряешь!» — «Деньги — это еще не все. Я должен подумать и о тех людях, которые раз в неделю открывают для меня свои двери и свои сердца. Если они не увидят меня сегодня, то будут беспокоиться». — «Пусть это тебя не волнует. Я сам пойду от двери к двери, чтобы успокоить их от твоего имени, но, пожалуйста, поедем со мной — я не могу видеть, как ты идешь пешком так далеко». И тогда переодетый посланец Небес (а был это именно он!) скинул личину нищего, поздравил реб Элиэзера с тем, что тот успешно прошел испытание, и предсказал, что у него родятся сыновья-праведники. Так и случилось: у этого еврея родились два сына, ставшие праведниками, — рабби Зуся и рабби Элимелех.
 

Зуся, старший брат, первый увлекся хасидизмом и начал вести хасидский образ жизни. Долгое время он прилагал большие усилия, чтобы убедить Элимелеха присоединиться к нему. Но как только он преуспел в этом деле, эти двое стали неразлучны. Вместе они испытали священный трепет и восторг, прибыв в Межирич. Вместе они были приняты в ученики великим Магидом. Вместе они решили прожить три года в голусе (добровольном изгнании) и отправились странствовать по польским местечкам и селам, стремясь обратить к Б‑гу заблудшее человечество. Предание гласит, что где бы они ни оставались, даже одну ночь, там евреи присоединялись к миру хасидизма, и что места, которые они не смогли посетить, остались вне хасидизма. Странная легенда рассказывает о том, что два брата приехали в маленькую деревню недалеко от Кракова, намереваясь остаться на ночлег. Но, оказавшись там, они забеспокоились и почувствовали, что должны покинуть это место. Они ушли в сумерках. Название деревни было Освенцим…

Иногда, приходя на постоялый двор, они замечали, что хозяин-еврей обманывал тех, кто приходит к нему что-то купить. Покупатели платили за большой стакан, а он давал им маленький, или «забывал» вернуть сдачу. Они усаживались за стойкой или в месте, где хозяин мог их услышать, и разыгрывали такую сценку. Элимелех играл роль ребе, а Зуся — роль его хасида, который признавался ему в своих грехах. Он рассказывал, что обвешивает своих покупателей, не возвращает им деньги, которые должен, обманывает их и т. д. Говорил, что теперь он сожалеет о своих действиях и хочет покаяться, но просто не знает, как это сделать. Тогда «ребе» Элимелех объяснял ему всю серьезность его грехов, убеждал, что никогда не поздно сделать тшуву и указывал ему путь покаяния — что именно он должен был сделать. Хозяин, услышав этот разговор, задумывался о своих грехах и через несколько часов стучал в двери «ребе» Элимелеха и рассказывал ему, что иногда он тоже обманывает покупателей и т. д., и т. п. Он признавался, что теперь его мучает совесть, и он хочет совершать тшуву. И он просил, чтобы «ребе» помог ему раскаяться. Так они путешествовали по городам и селам и побуждали людей встать на путь раскаяния.

Однажды они ночевали на постоялом дворе, где в это время гуляла нееврейская свадьба. Гости оказались шумными и задиристыми, да к тому же много выпили. Увидев дремавших в уголке бедных странников, они решили позабавиться. Зуся лежал с краю, а Элимелех — у стены, и разбушевавшиеся гости схватили Зусю, стали бить его, пинать и, вконец измученного, бросили на пол, а сами пошли плясать. Элимелех удивился, что его не тронули и в глубине души позавидовал страданиям брата. Поэтому он сказал: «Дорогой брат, давай поменяемся местами, и ты спокойно выспишься». Так они и поступили. Тем временем гости опять захотели позабавиться. Они схватили было Элимелеха. Но один из них сказал: «Это не по правилам! Окажем подобающую честь и другому!». И гости выволокли Зусю из угла и снова отдубасили его, приговаривая: «Вот и тебе свадебный подарочек!». Когда его, наконец, оставили в покое, он засмеялся и сказал Элимелеху: «Видишь, дорогой брат. Если человеку суждено получить удары, он их получит независимо от того, где находится».

У рабби Зуси был почитатель и тайный покровитель — торговец, который время от времени давал ему пожертвование в несколько монет. С тех пор, как он завел этот обычай, его торговое дело процветало. Поэтому он подумал: «Если рабби Зуся может сделать так много для меня, почему бы не пойти к его ребе, который может сделать больше?». Торговец пошел к Магиду из Межирича и дал большое пожертвование. На следующий день его торговые дела начали ухудшаться. Он отыскал рабби Зусю, который объяснил ему, что когда кто-то дает пожертвования без разбора, Б‑г не делает никаких различий, но когда человек избирателен, Всевышний ведет Себя с ним точно так же…

Перед смертью рабби Элимелех сказал: «Когда я приду на Небесный суд, спросят меня, справедливо ли я поступал, и я скажу: «Нет». Тогда спросят меня, был ли я щедрым, и я скажу: «Нет». Посвятил ли я свою жизнь учению? Нет. Молитве? И снова нет. Тогда Верховный Судья улыбнется и скажет: «Элимелех, Элимелех! Ты говоришь правду — и за одно это тебе разрешено войти в рай». Его брат, рабби Зуся, перед смертью сказал: «Когда я предстану перед Небесным судом, меня не спросят: «Зуся, почему ты не был Авраѓамом, Яаковом или Моше?». Меня спросят: «Зуся, почему ты не был Зусей?!»

Люди запомнили рабби Элимелеха из Лиженска как «высокого человека в коротком кафтане и соломенным поясом на талии». Они вообще часто не обращали внимания на рабби Зусю из Аниполи. Рабби Элимелех был требовательным и строгим, а его брат — терпимым и ласковым. Рабби Зуся не хотел видеть недостатки других людей, его брат требовал, чтобы все люди были совершенными. Рабби Элимелех был непреклонен в осуждении. Рабби Зуся был воплощением милосердия. Рабби Элимелеха люди боялись, а рабби Зусю любили. Рабби Элимелех олицетворял благоговение, а рабби Зуся — любовь, два чувства, которые должен пробуждать праведник.

…В нашей сегодняшней недельной главе «Мишпотим» мы читаем о том, как Моше назначил Аѓарона руководителем народа в свое отсутствие. В конце главы Тора рассказывает, что Всевышний призвал Моше подняться на гору Синай, чтобы получить Скрижали. И затем Моше сказал: «Оставайтесь ждать нас здесь, пока не возвратимся к вам; и вот Аѓарон и Хур с вами; у кого есть дело, приблизится к ним» (Шмойс, 24: 14). Моше был более привержен атрибуту Суда, а его старший брат Аѓарон — атрибуту Милосердия. Любавичский Ребе объясняет, что сам Моше хотел, чтобы мы старались быть похожими на Аѓарона, а не на него самого. Нам не стоит следовать за Элимелехом из Лиженска. Лучше приближать и любить каждого еврея, как рабби Зуся из Аннополя, на могиле которого написано: «Он служил Б‑гу с любовью, радовался своим страданиям и многих отвратил от грехов». Мы все будем стремиться найти добро в том, чтобы быть миролюбивыми и стремиться к миру, как Аѓарон.

 

Комментарии: Быть миролюбивыми и стремиться к миру
Нет добавленных комментариев