Printed from chabad.odessa.ua
ב"ה

«Раздвоение личности» по-еврейски

Четверг, 19. Ноябрь, 2020 - 10:36

Снимок экрана 2020-10-29 в 19.04.40.png

На прошлой неделе один из моих прихожан пожаловался мне: «Кажется, я страдаю раздвоением личности. Чувствую, что одновременно во мне живут два разных человека. Помогите мне, ребе, что мне делать?» На мой вопрос, когда и как он это заметил, последовал интересный ответ: «Вчера утром я с большим воодушевлением помолился, но сразу после молитвы все забыл и повел себя в споре с другом, как последний базарный торговец. И нечто подобное произошло со мной на исходе Йом-Кипура. Читая заключительную молитву Неила, я был переполнен добрыми намерениями. Но как только пост закончился, в очереди за угощением я толкался и кричал на кого-то впереди, чтобы получить свой кусочек пирога на несколько секунд раньше. И я спрашиваю себя: кто я на самом деле? Я ощущаю себя лицемером, двуличным человеком. Потому что если бы моя молитва была действительно настоящей, доброй и искренней, от всего сердца, я бы не стал так грубо себя вести через пять минут после ее окончания. Что же со мной происходит?»
 

Я рассказал ему историю, которую прочитал несколькими днями ранее: об Элише, сыне Эли Визеля. Он рассказывал, что помнит, как в детстве отец учил его иудаизму и проявлял к нему большую любовь. Отец часто говорил ему: «Будь хорошим учеником, будь хорошим сыном, будь хорошим евреем». Но, будучи подростком, он поступал как раз наоборот: раздражался в школе, сердился на родителей и злился на домашние традиции отца. Однако чем больше он восставал, тем больше любил его отец!

Есть хасидская история о еврее, который приходит к ребе и рассказывает ему, как далеко его сын ушел от иудаизма, и ребе отвечает ему: «Тогда люби своего сына еще больше». Элиша говорит, что его отец, очевидно, знал эту историю, потому что именно так он и делал. Он верил в своего сына, даже когда тот ступил на путь, отдалявший его от родителей и иудаизма. Даже когда он кричал на отца и говорил ему, что не хочет иметь ничего общего с его иудаизмом, даже тогда отец продолжал любить его и верить в него. Его отец не только советовал ему быть хорошим евреем, но и показывал пример того, как должен вести себя хороший еврей. Эли Визель соблюдал законы Субботы и кашрута, каждый день надевал тфилин — даже в Освенциме, что было актом невероятной самоотверженности! Кроме того, он каждый день изучал Тору и посвятил себя защите еврейского народа и иудаизма…

Отец просил Элишу только о двух вещах: жениться на еврейской девушке и читать Кадиш после его смерти. И сын выполнил эти просьбы: он женился на еврейке. А когда Эли Визель умер, Элиша, помня о его последней просьбе, пришел к раввину Йоси Дарену в «Доме Хабада» в Коннектикуте, где жила его мать, чтобы читать Кадиш. Находясь там, он открыл Пятикнижие, и то, что он прочитал, ему понравилось. Еще больше ему понравился комментарий Любавичского Ребе на ту главу, которую он прочитал. И так постепенно он начал возвращаться к своим корням. Он открыл для себя иудаизм, на этот раз сам, и увидел, что это то, к чему он очень привязан. В те дни его сын Элияѓу подошел к возрасту бар-мицвы. Элиша живет со своей семьей на Манхэттене, и друг порекомендовал ему хорошего учителя — раввина Хаима-Боруха Алевского, посланника Ребе в Вест-Сайде. Они встретились, и между ними сложились очень теплые отношения. Подготовка ребенка к бар-мицве, конечно, включает обучение исполнению заповеди тфилин. Элиша купил своему сыну тфилин, и когда сын научился их накладывать, сам решил присоединиться к нему. И сегодня они оба — сын и внук хорошего еврея Эли Визеля — надевают тфилин каждый день.

* * *

В нашей сегодняшней недельной главе «Тойлдойс» мы узнаем о беременности Ривки. Десять лет она не могла родить. «И молился Ицхок Г‑споду о жене своей, потому что она была бездетна; и Г‑сподь выполнил просьбу его, и зачала Ривка» (Брейшис, 25: 21). А затем Тора говорит, что это была очень трудная беременность: «И сталкивались дети в ее утробе, и сказала она: «Если так, зачем мне это?..» (там же, стих 22). Раши, комментируя этот стих, объясняет, что она заметила странное явление: когда она проходила мимо дома учения Шема и Эвера (тогдашней иешивы), Яаков порывался выйти; когда же она проходила мимо врат языческих храмов, пытался выйти Эйсав! Поэтому она пошла спросить у Шема (сына Нояха, который был одним из восьми людей, переживших Всемирный потоп), что это значит. Раши говорит, что пророк Шем сказал ей от Имени Всевышнего: «Два племени в чреве твоем, и два народа из утробы твоей расходятся; а народ от народа крепнуть будет, и старшему служить младшему». Так Ривка узнала, что у нее родятся близнецы (до появления УЗИ это можно было выяснить только через пророчество). Интересно, что с тех пор никто больше не слышал, чтобы она жаловалась. Что же так успокоило ее в этом ответе? Ведь даже если детей двое, и один порывается выйти при приближении к местам идолопоклонства, то это тоже должно вызывать беспокойство. Какая разница, хочет ли это единственный ребенок или один из двух?!

Дело в том, что когда это один ребенок, то он колеблется между двумя мнениями: в какой-то момент хочет поклониться Б‑гу, и в то же время что-то влечет его к идолопоклонству. Мать обеспокоена, что он сбит с толку, у него раздвоение личности. Но как только Ривка услышала «два племени в чреве твоем», она успокоилась. Хотя бы один из них стремится к служению Всевышнему, а второго придется наставлять на путь истинный.

Раздвоение личности — проблема, которую люди обсуждают испокон веков. Человек порой думает: «Я молод и еще не достиг истинного уровня служения Всевышнему. Когда я вырасту, тогда я буду праведным, у меня больше не будет материальных желаний, которые у меня есть сегодня». Но вот проходит еще двадцать лет — ему уже сорок, а соблазны все еще одолевают его. Он стыдится этого, а затем утешает себя тем, что будет изучать Тору еще двадцать лет, и тогда в шестьдесят будет свободен от этих желаний и соблазнов. Но потом он достигает 60 лет и все еще не освобождается от цепей материальности. И он спрашивает себя: «Если так, зачем мне это?..» — для чего вся эта работа, если в любом случае он остается «тем же самым». Так что сотни, а, может, и тысячи лет люди не находили ответа, либо чувствуя, что что-то в этом методе не так, либо они потерпели неудачу. Пока Алтер Ребе в своей книге «Тания» не открыл всем глаза и не объяснил, что у каждого человека есть две души: Б‑жественная и животная. Это не йецер тов и йецер ра — доброе и злое начала. Это две души, как сыновья Ривки — братья-близнецы Яков и Эйсав, и они существуют внутри каждого человека.

Б‑жественная душа, которая является частицей безграничной сущности Б‑га свыше, тоскует по своему источнику и корню — Всевышнему, и поэтому она подстегивает и побуждает человека соблюдать законы Торы и заповеди, потому что таким путем она приближается и сообщается со своим источником. В то время как животная душа — это не злое начало. Она не хочет никому вредить, а хочет жить, есть и пить, просто хочет существовать. Точно так же, как любое животное не является злом, а живет согласно инстинкту самосохранения, так и животная душа эгоистично заботится только о себе. Эти две души сражаются за человека, как две армии, сражающиеся за город: однажды его завоевывает одна сторона, а на следующий день — другая, и так продолжается постоянно («Тания», глава 9). И либо Б‑жественная душа повлияет на человека, чтобы он выполнял заповеди и посредством этого соединился с Б‑гом, либо животная душа одолеет его и пробудит в нем эгоистичное желание делать то, что ему заблагорассудится. Таким образом, это не проявление раздвоения личности, когда в один момент он хочет выполнить заповедь, а в следующий отказывается от нее. Это человек, внутри которого живут две отдельные сущности. И когда он выполняет заповедь, он действительно хочет ее исполнить. В этот момент именно Яаков хочет выйти изучать Тору, и тот факт, что рядом с ним есть сосед по имени Эйсав, не меняет истинной воли Яакова. И если через мгновение его захватила животная душа и заставила совершить эгоистичный поступок, то в тот момент он был другим человеком.

Многие из нас часто слышат от друзей упрек: «Ты двуличный. Если ты дома соблюдаешь кашрут, то почему ешь в некошерных ресторанах? Если приезжаешь в синагогу к наступлению Субботы, то как ты можешь потом вернуться домой на машине?» Ответ в том, что внутри каждого из нас есть две отдельные сущности, борющиеся друг с другом, как сказано: «И будет народ покоряем народом» (Брейшис, 25: 23). «Тания» добавляет: «Когда один из них берет верх, другой падает, а когда второй берет верх, первый падет». Б‑жественная душа побуждает меня есть кошерную пищу, а когда я забываю о себе, и животная душа берет верх надо мной, я делаю то, что мне приятно и удобно. Когда вы бунтуете против родителей и традиций, вы — один человек. А когда в конце концов начинаете ощущать свою еврейскую душу, возвращаетесь к своим корням, надеваете тфилин и стремитесь исполнять больше заповедей, вы обнаруживаете внутри себя еврейскую искру, которая подталкивает человека к сближению с Б‑гом.

Есть ли способ «активизировать» в себе Б‑жественную душу? Да, есть. Ребе Раяц (рабби Йосеф-Ицхок Шнеерсон, шестой Любавичский Ребе) пишет в одном из своих майморов — трактатов по философии хасидизма: «Изучая Тору и исполняя заповеди, мы позволяем святости нашей Б‑жественной души раскрыться и воссиять… И тогда эгоистичность нашей животной души устраняется». Давайте же постараемся следовать этим путем!

 

 

 

 
 
 
 

Комментарии: «Раздвоение личности» по-еврейски
Нет добавленных комментариев