Printed from chabad.odessa.ua

Лучший способ увековечить память

Четверг, 01. Ноябрь, 2018 - 9:17

IMG_2831.JPG
Как известно, каждая недельная глава Торы имеет свое название, которое одним или несколькими словами выражает ее основную тему или идею. С помощью этих названий мы можем проследить за ходом событий и сохранить в памяти их последовательность. В этом плане у каждого, кто изучает Тору, возникает вполне закономерный вопрос по поводу нашей сегодняшней недельной главы «Хайей Соро», что в переводе с иврита означает «Жизнь Сары». Однако в ней не приводится история жизни нашей праматери — глава начинается… со смерти Сары! А если проанализировать содержание главы, то все будет выглядеть еще более загадочно: каждый ее новый стих, каждый последующий рассказ уводит нас все дальше и дальше от Сары, стирает память о ней и делает ее жизнь далекой историей.

В начале рассказывается о том, как Авраѓам покупает пещеру Махпела, чтобы похоронить Сару. Следующий эпизод напоминает о том, что жизнь должна продолжаться: Элиэзер отправляется на поиски невесты для Ицхока и привозит Ривку. История заканчивается утешительными, но очень тяжелыми словами. «И привел ее Ицхок в шатер Сары, своей матери… И утешение обрел Ицхок после утраты своей матери» (Брейшис, 24: 67). Раши, комментируя этот стих, пишет: «Естественно, что, пока жива мать, человек привязан к ней. А после ее смерти он находит утешение в жене». Третья история самая трудная: наш праотец Авраѓам женится на другой женщине и у них рождается шестеро детей…

Итак, наша недельная глава повествует о том, что Сара умерла, ее похоронили. Затем ее единственный сын утешился молодой женой, и даже ее преданный муж снова женился и имел детей от своей новой жены. Что из этого можно связать с названием «Жизнь Сары»?!
 

Приведу историю, которую рассказывал предыдущий Любавичский Ребе, рабби Йосеф-Ицхок Шнеерсон:

«К Баал-Шем-Тову приехала бездетная пара, которая уже свыклась с печальным фактом, что у них никогда не будет собственного ребенка. Цадикпригласил их сопровождать его в поездке в одно отдаленное местечко. Там он стал спрашивать всех детей одного за другим: «Как тебя зовут?» И почти все мальчики отвечали Борух-Моше, а девочки — Броха-Лея. Баал-Шем-Тов подошел к синагоге и попросил пожилых людей объяснить это явление. Они рассказали, что около ста лет назад в городе жила богатая семейная пара Моше и Лея. У них было все, чтобы радоваться жизни, но не было детей. Однажды в бейс-мидраше Моше услышал, что тот, кто учит ребенка Торе, как будто родил его. И Моше с женой решили создать для детей местечка школы по обучению Торе. Они нашли лучших учителей, достойно платили им и так обеспечили хорошим образованием всех детей в местечке. Теперь каждый ребенок становился «их» ребенком, и они начали заботиться и о других детских нуждах. Одним семьям давали деньги на ведение хозяйства, другим на свадьбы — все, что родители дали бы своим детям. И вскоре все увидели, как прекрасно поколение детей, которым они помогают… Моше и его жена завещали все свое имущество родственникам с условием, что те создадут дом для бедняков и будут поддерживать детское образование. Когда они ушли в мир иной, чувства, которые к ним испытывали жители их поселения, выразились в необычной форме: почти всех детей, рожденных в этом местечке, стали называть в честь этих двух замечательных людей.

Баал-Шем-Тов посмотрел на пару, которая сопровождала его, и они поняли его намек. Если их судьба такова, что у них не будет детей, они должны помогать другим осуществить то, что им дорого. Таким образом, они удостоятся исполнения слов пророка (Ишаяѓу, 56: 5): «И дам Я им в доме Моем и в стенах Моих память и имя, которые лучше сыновей и дочерей, имя вечное дам им, которое не истребится».

Любавичский Ребе в одной из своих бесед именно в этом ключе объясняет название главы «Хайей Соро». Сразу же после внезапной смерти Сары Авраѓам решил увековечить ее память, осуществив то, что составляло суть ее жизни. После смерти жены он делает то, что не успел сделать для нее при жизни. Авраѓам и Сара были женаты несколько десятилетий, но они представляли цель своей жизни по-разному. Тора говорит о том, что однажды Сара увидела, что Ишмоэль насмехается над Ицхоком, и стала настойчиво требовать, чтобы Авраѓам удалил своего старшего сына из дома. Муж противостоял ей с той же настойчивостью — и спор не прекращался до тех пор, пока Сам Б‑г не был вынужден вмешаться и установить шлом баис(мир в доме).

Спор между ними имел очень глубокие основания. Авраѓам был «универсальным» человеком, «отцом многих народов». Авраѓам был отцом Ишмоэля и был женат на Агари, дочери египетского фараона. Он всегда говорил о человечестве в целом и мечтал о том времени, когда в мире не будет человека, не соблюдающего семи заповедей Нояха. Авраѓам стремился побудить все человечество к вере в существование единого Б‑га и привести к полному отказу от идолопоклонства. Сара, с другой стороны, была особенной, она была матерью Ицхока. Она была замужем только за Авраѓамом. Сара мечтала о народе Израиля. Она предлагала мужу: «Прежде чем мы будем заботиться обо всем мире, давай поговорим о наших детях».

На протяжении всей жизни Сары Авраѓам полностью посвятил себя исполнению своей миссии, распространяя веру в единого Б‑га среди народов мира. Однако с момента смерти жены Авраѓам оставляет все свои планы и занимается увековечиванием ее памяти. Он собирается сделать для нее то, что она сама не успела осуществить. Теперь давайте с этой точки зрения перечитаем все написанное в нашей сегодняшней недельной главе.

Первая история рассказывает о том, что Авраѓам покупает пещеру Махпела. Это был первый шаг к созданию еврейского народа. До сих пор еврейская идея была только идеей, существовавшей в сознании Авраѓама и Сары. Теперь иудаизм стал реальностью, осуществившейся на Земле Израиля. У Ицхока есть земельный участок, принадлежащий только ему и еврейскому народу. У него есть место, к которому он может прийти и излить свою душу.

Второй шаг — женить Ицхока и породить будущие поколения еврейского народа. И здесь Авраѓам делает нечто потрясающее. Он ищет такую женщину, которая смогла бы заменить Сару. Если бы все зависело только от него, то Ицхок мог бы жениться на одной из местных девушек. Авраѓам — «отец многих народов». Но Ицхок — это ребенок Сары, и в мире есть только одна женщина, которая может заменить Сару. Элиэзер отправляется за Ривкой, и история заканчивается тем, что «привел ее Ицхок в шатер Сары, своей матери». Раши объясняет: «Он ввел ее в шатер, и стала она подобной Саре, матери его… Ведь пока Сара жила, свеча горела в шатре от наступления Субботы до наступления следующей Субботы, и благословение было на тесте, и облако стояло над шатром. Когда же она умерла, все это пропало, а с приходом Ривки появилось вновь».

И затем наступает время самого важного решения: жизнь Авраѓама близится к концу, и он пишет свое завещание. Последнее волеизъявление — это момент истины. Авраѓам должен решить, кто его главный наследник: Ицхок или Ишмоэль? Ицхок или дети наложниц? Кто для него важнее — Сара или Агарь? Сара или Ктура? Тора рассказывает: «И отдал Авраѓам все, что у него, Ицхоку. А сыновьям наложниц… дал Авраѓам дары, и отослал он их от Ицхока, сына своего, при жизни своей, на восток» (Брейшис, 25: 5, 6).

Ошеломляющий итог истории жизни Сары состоит в том, что наш праотец таким образом впервые заявляет: «Авраѓам — это Сара, а Сара — это Авраѓам». Поэтому не стоит удивляться, что глава называется «Жизнь Сары». Тора хочет научить нас, что когда у человека есть дети, которые продолжают его путь, то он на самом деле не умирает. Он продолжает жить посредством плодов, которые посадил.

Это послание Торы касается вечности вообще. Когда человек, уходя в мир иной, оставляет за собой огромную пустоту, естественная потребность детей состоит в том, чтобы заполнить эту пустоту, и поэтому они ищут способ увековечить его память. Лучший способ для этого — сделать что-то, что напомнит о нем самом. Прежде, чем жертвовать деньги на здания или площади его имени, стоит подумать о том, что было ценно для этого человека, что будет напоминать о нем всегда. Если он был милосердным человеком, то его дети должны добавить в своей жизни милосердия. Если он был человеком молитвы, его дети должны продолжать молиться. Если он был человеком Торы, его дети должны продолжать ее изучать. Так не только память о нем будет с ними, но и как бы он сам.

В заключение хочу добавить несколько слов от себя. В эти дни более пяти тысяч посланников Любавичского Ребе со всего мира собрались в Нью-Йорке на традиционный ежегодный съезд. В Субботу и в дни до и после нее мы встретимся и будем жить, чувствовать и думать одно: Ребе, оставивший наш мир более 20 лет назад, жив и здоров! Потому что иначе нет возможности объяснить постоянно растущую активность посланников Хабада, их преданность своей миссии, тот факт, что еврейские дети, выросшие в нерелигиозных семьях, среди неевреев, сами становятся посланниками. Деятельность Ребе продолжается, растет и расцветает, приближая еврейский народ к Святому, благословен Он. Ребе придает нам силу и укрепляет наш дух на пути к полному Избавлению. Да произойдет это скоро, в наши дни! Омейн!

 

Комментарии: Лучший способ увековечить память
Нет добавленных комментариев