Printed from chabad.odessa.ua

Путь к победе — только в радости!

Четверг, 14. Март, 2019 - 12:20



MBB_4347.jpg

Около полутора лет назад мой двоюродный брат раввин Элияѓу Вольф женил своего сына Моше в Майами, штат Флорида, США. Свадьба — это радостное событие, особенно, когда все, что с ней связано, начиная c приготовлений и заканчивая самим торжеством, происходит согласно плану и наполняет сердца всех участников радостью. Однако эта свадьба была непростой: за несколько дней до даты, на которую она была назначена, на побережье Флориды обрушился ураган «Ирма». Поскольку мы с Элияѓу друзья детства, до сих пор сохранившие близкие отношения, для меня было вполне естественным, несмотря ни на что, приехать на эту свадьбу. Надо сказать, что это было нелегко, но я приехал, веселился и танцевал вместе со всеми. И сейчас я хочу представить вашему вниманию, уважаемый читатель, письмо, которое я написал на следующий день своему двоюродному брату:
 

«Эли, шалом! Еще раз поздравляю вас со вчерашней свадьбой. Это событие сохранится в сердцах всех, кто в нем участвовал, на долгие годы. Если начать с конца, а не с начала (думаю, мне позволительно немного перепутать порядок событий, так как я долгие часы сижу в аэропорту Флориды, возвращаясь в Одессу, чтобы быть со своей общиной в Субботу, — часы, потому что даже великая Америка не может справиться с силами стихии), то в наших сердцах эта свадьба запомнится как хасидское торжество, на котором хасидские семьи женят своих детях, хасидская свадьба с участием посланников, аврехов (недавно женившихся молодых людей) и юношей, сидящих в «шатрах Торы». Так запомним ее мы — гости свадьбы.

Теперь, что касается памяти и жизненного урока, который вы преподали мне (и я думаю, что не только мне). Если кратко, то я скажу, что это была победа человеческого духа над стихией… В течение многих десятилетий нашей тесной дружбы нам не раз приходилось обсуждать тяжелые моменты, которые переживают посланники во время исполнения своей миссии. Финансовые трудности, многочисленные проблемы в обучении детей, трудности с доставкой кошерной еды и многое другое. Особенно трудности, которые возникают, когда они пытаются «угнаться за ветром», осуществить то, что не было сделано в местах их миссии до их прибытия: открыть еще одно еврейское учреждение, приблизить к иудаизму еще одного еврея, и другого еврея, чтобы наверстать упущенное годами или десятилетиями разобщенности (в некоторых местах даже пытаются исправить духовную катастрофу). Некоторым из этих посланников действительно удалось «поймать ветер». Некоторые заплатили или продолжают платить за это ту либо иную высокую цену. Но даже мы, которым иногда удавалось «остановить ветер», не знали, что можно «победить ветер», что вы сделали вчера. Для меня ясно, что это было сделано с помощью многих хороших людей, в первую очередь, без сомнения, вместе с вашими замечательными родственниками из семей Шпальтер и Гопин.

Лично я совершенно не представляю, чего вам это стоило в душевном плане (я уж не хочу думать о материальном плане, потому что не могу помочь вам в этом в данный момент). Но меня поразило спокойствие, которое вы излучали на протяжении всей свадьбы, и особенно в дни подготовки к ней, когда мы разговаривали почти каждый день. В то время, как все жители Флориды готовились спасать свои жизни и жизни членов своих семей, а тем более во время самого урагана, вы были заняты другими делами. Когда я разговаривал с тобой, ты сидел в темноте со своей семьей и не представлял, где взять питьевую воду. Когда бушующие ветры и сильные дожди ничего не оставляли на своем пути, а через два дня — свадьба, ты говорил мне, что все в порядке, ѓаколь ниѓье бидворой («все будет по замыслу Его»), что Ребе — в курсе, и все будет хорошо. И все это в то время, когда за день до свадьбы гости уже начинали прибывать, а ни в одной из заказанных для них гостиниц не было ни воды, ни электричества! Когда два зала торжеств уже отказали вам в предоставлении места для проведения свадьбы, вы все еще говорили, что мы будем танцевать и говорить лехаим! Когда я добрался до Флориды, тысячи деревьев валялись повсюду с вывернутыми из земли корнями, и поэтому в городе было больше закрытых улиц, чем открытых. Все это время вы все еще утверждали, что подготовка идет, как обычно, и единственный вопрос, который вас беспокоит, — как позаботиться о тех, чьи рейсы были отменены, но, тем не менее, они прибудут другими видами транспорта.

Потому что никакой ураган не может лишить вас надежды, спокойствия и улыбки, как и ничто до сегодняшнего дня не лишило вас радости жизни, сочувствия и способности предоставить нам всем поддержку в трудные времена. Всегда после разговора с тобой я спрашиваю себя: «Где он черпает душевные силы, которые он дает всем?». Оказывается, вчера утром третий зал сообщил вам, что свадьба не состоится, потому что в этом районе комендантский час. За несколько часов до начала свадьбы никто из гостей не знает, что зал был отменен, что оркестр не сможет прибыть из-за отмены другого рейса. Кейтеринг также объявляет, что нет никакой возможности приготовить заказанные блюда. Но каждый дополнительный гость, не увеличивает вашу тревогу, а только повышает вашу заботу: что он будет есть? где он будет спать? как организовать его прием? Когда перед самой свадьбой была отменена доставка кошерной птицы, ты сказал, что будет «макрель к лехаим», ведь хасиды когда-то и так женили своих детей, и росли хасидские семьи, у которых тоже не было на свадьбах ни оркестра, ни зала торжеств, но их потомки служат в мире посланниками.

Но, в конце концов, на свадьбе была и макрель, и напитки лились, как вода, и даже птица «долетела» до столов. И небесной чистоты радость, и слезы, и улыбки заполнили зал. В этот момент ты поднялся на сцену, и единственное, что ты мог сказать: «Ребе, спасибо за молитвы и благословения». Потом ты произнес стих: «Тебе принесу я жертву благодарения!» (Теѓилим, 116: 17). И я только спрашиваю себя: «Откуда эти душевные силы и горячая вера в то, что всегда в конце все получится? Откуда? Правда, мы видели вчера на хупе четырех бабушек и дедушек, каждый из которых посвятил и посвящает свою жизнь делу Ребе. Правда, как говорит пословица, «кровь — это не вода», и гены передаются по наследству, но до такой степени? И вот сегодня я знаю, что да, они передаются и влияют! Сегодня я получил еще один урок у вас — великих людей. Я узнал, что можно победить ветер… Когда следующий раз кто-то будет жаловаться на трудности, вспомним о свадьбе, во время которой одна маленькая семья с сильными корнями, глубоко закрепившимися в почве привязанности к Любавичскому Ребе, «победила ветер». Ее дерево твердо стояло во время урагана, и ветер не смог повалить его… Мазл тов тебе и всей твоей семье, мой дорогой кузен! Вы еще раз доказали, что маленький свет может осветить всю страну, сидящую в темноте. Что мне пожелать тебе, мой дорогой друг, в эти семь дней празднования? Дай Б‑г, чтобы поросль твоего дерева была такой же, как и ты, чтобы твои потомки были такими же, как ты!

Твой двоюродный брат из Одессы».

* * *

Мы приближаемся к празднику Пурим, во время которого читают Свиток Эстер. Ясно, что вся история, которая там рассказывается, — о победе добра над злом. Есть там таинственная «сила», которая управляет миром. Однако есть один момент в тексте Свитка, на который не все обращают внимание, а в нем как раз и видна та самая великая сила, которая может победить зло в этом мире. После того, как Аман уже был повешен, и все очень радовались этому, говорится, что Эстер вновь пришла, чтобы умолять царя Ахашвероша. О чем? Ответ прост: Аман умер, но его указ был еще в силе. То есть, указ о том, что 13 адора того года каждый человек может убить своего соседа-еврея, а также был у него для этого «маленький стимул» — он может забрать себе все имущество этого еврея. И этот указ, как занесенный меч висел над головами народа Израиля даже после того, как сам Аман был повешен.

Возникла бюрократическая проблема: согласно законам Персии, если царь издает указ, то впоследствии даже при всем желании не может отменить его. Тогда Ахашверош предложил Эстер и Мордехаю написать новый указ в пользу евреев. И Мордехай написал, что в тот же день 13 адора, когда ненавистники Израиля могли, не дай Б‑г, убить евреев, в тот день евреи имели право защищать себя — убить своих врагов. 23 сивона, через семьдесят дней после того, как Амана повесили, Мордехай отправил письма, подписанные царем, во все области царства с новым указом.

Свиток Эстер рассказывает о реакции народа Израиля, когда он получил новый указ: «И в каждой области, и в каждом городе, всюду, куда доходило слово царское и указ его, — радость и веселье у иудеев, пиршество и праздник» (Эстер, 8: 17). На первый взгляд кажется, что это странная реакция. Ведь есть два указа, один против другого. Первый о том, что 13 адора должны «истребить, убить и погубить всех иудеев: от отрока до старца, и детей, и женщин» (там же, 3: 13). С другой стороны, «царь разрешил иудеям каждого города собраться и встать на защиту жизни своей: истреблять, убивать и губить всех вооружившихся из народа и из области, тех, кто готов напасть на них, — с детьми и женами» (там же, 8: 11). А так как ненавистников народа Израиля всегда больше, чем евреев, которые могут защитить себя и сражаться с ними, то до того тринадцатого дня месяца адор, когда будет настоящая война между народом Израиля и антисемитами, никто не мог предсказать, кто победит. И все же за девять месяцев до этого, когда евреи в царстве Ахашвероша получили новый указ о том, что они могут защищать себя и сражаться со своими врагами, они сразу же стали праздновать. Об этом сказано в стихе, который стал гимном Пурима: «И настала для иудеев пора просвета и радости, и веселья, и почета» (там же, 8: 16). Несомненно, это была хорошая новость, но радоваться было пока рано…

Любавичский Ребе рассказывает в одной из своих бесед, что в 1823 году российское правительство созвало собрание раввинов в Петербурге, и в нем участвовал также и Цемах-Цедек (третий Любавичский Ребе). Еврейские солдаты, служившие в Кронштадте, прослышав о его приезде, попросили через начальство, чтобы цадик навестил их. Ребе дал согласие. Солдаты утюжились и чистились всю ночь и, наверно, волновались перед встречей с праведником гораздо больше, чем на императорском смотру. После расспросов и приветствий один старый солдат сказал: «Ребе, ожидая вас, мы драили наши пуговицы всю ночь. А вы, пожалуйста, соскоблите с наших душ все грехи, которые к ним пристали…» Ребе ответил: «Пуговицы и пряжки чистят водой с песком. И души ваши будем чистить песком и водой. Песок для вас — это псалмы Давида, а когда вы будете читать их, из глаз потекут слезы, та же вода… — он помолчал и добавил: — Но вы ведь люди военные и знаете, что когда идут на штурм, то не плачут, а поют радостные песни, даже если совсем не весело. Иначе вражескую крепость не возьмешь!..»

И Любавичский Ребе в завершении этого рассказа приходит к выводу, что «с тех пор эта работа велась нашими Ребе, главами поколений, исходя из того, что все дела должны быть сделаны в радости» («Тойрас Менахем», часть 48, с. 131). Идея выступить на войну с «маршем победы и радости» была понята евреями уже в дни чуда Пурима. Благодаря этой силе радости и веры во Всевышнего, 13 адора они действительно победили всех врагов Израиля.

Это послание для нас. Когда народ Израиля окружен врагами, и неважно в каком направлении вы смотрите, путь к победе в этой войне можно пройти только в радости. И, с Б‑жьей помощью, радость наступающего праздника Пурим пойдет нам на пользу и придаст нам силы побеждать в войне круглый год.

Веселого всем праздника!

 

Комментарии: Путь к победе — только в радости!
Нет добавленных комментариев