Printed from chabad.odessa.ua
ב"ה

Жванецкий, которого вы не знаете

Четверг, 03. Декабрь, 2020 - 8:44

 Снимок.PNG

Сегодня я хочу поговорить о двух особенных евреях, очень важных и влиятельных, которые покинули этот мир в прошлом месяце. Я был с ними лично знаком: первый — это Михаил Жванецкий, а второй — раввин Джонатан Сакс. В статье я хочу использовать в основном те слова, которые сказали они, но об этом позже. Несколько лет назад у нас с Михаилом Жванецким состоялся очень долгий разговор, но это не был разговор двух друзей — он обратился ко мне как еврей к своему раввину. У него была проблема, связанная с еврейскими законами, которая очень волновала его душу. Он рассказал мне об этом и попросил помощи. Мы нашли решение и сделали то, что можно было сделать в то время, но мы все еще не решили окончательно эту проблему. Я верю, что, с Б‑жьей помощью, мы закончим это в ближайшем будущем так, как он и хотел… Разумеется, я не буду подробно рассказывать об этом очень личном разговоре, могу сказать только одну важную вещь о Михал Михалыче: он был евреем, глубоко чувствующим и хорошо осознававшим свое еврейство. Немного позже я предоставлю ему самому возможность рассказать об этом, а сейчас лишь отмечу, что в заголовок вынесено одно из высказываний Жванецкого — может, и не столь известное, как многие другие, но отлично соответствующее теме статьи.

С раввином Джонатаном Саксом я, в основном, был знаком по его лекциям и выступлениям. Однажды на съезде посланников Любавичского Ребе в Нью-Йорке, когда он был основным докладчиком, мне посчастливилось познакомиться с ним. Я также читал и слушал многое из того, что он сказал и написал. Некоторые его труды я цитировал в своих статьях, использовал в выступлениях, а также делился его идеями с аудиторией на наших фарбренгенах. Я хочу предоставить слово рабби Саксу немного позже и в этой статье.

Ясно, что они оба сказали и написали бесчисленное количество слов в своей жизни. Понятно, что большинство этих слов я не слышал и не читал всех их книг, но есть одно выступление раввина Сакса и одно интервью М. Жванецкого, которые, мне кажется, они как будто написали вместе, только с двумя отличиями. Первое отличие — это фон, который обусловлен местом их рождения, условиями проживания, жизненным опытом. А второе отличие состоит в том, что раввин Сакс говорит эти слова как раввин, а Жванецкий говорит их как актер. Но они оба говорят одну и ту же важную вещь, которую я могу выразить своими словами так: если ты родился евреем, у тебя нет возможности убежать от этого, ты всегда будешь отождествляться со своим еврейством, хочешь ты этого или нет. Ты всегда будешь жить на фоне этого, и оно будет сопровождать тебя все дни твоей жизни. Поэтому они предлагают нам следующее: не ищите другой способ жить, потому что вы не добьетесь в этом успеха, живите своей жизнью как еврей, так вам будет лучше, удобнее и правильнее…
 

Вот что сказал раввин Джонатан Сакс в беседе с еврейскими студентами, предполагая, что некоторые из присутствующих в аудитории могут ассимилироваться и оторваться от иудаизма, и пытаясь за несколько минут своей впечатляющей речью предотвратить это:

«Я хочу процитировать строчку из комедии Шекспира «Двенадцатая ночь». Я нахожу ее способной изменить жизнь и, на мой взгляд, она очень точно объясняет, кто такой еврей. Шекспир пишет: «Иные родятся великими, иные достигают величия, а на иных величие возлагается». В довольно молодом возрасте я обнаружил, что не родился великим и не достигну величия. Но в какой-то момент своей жизни, в университете, я внезапно осознал, что если ты еврей, то величие возложено на тебя. Почему? Потому что мы потомки и наследники самого влиятельного человека в истории — нашего праотца Авраѓама, духовного отца двух с половиной миллиардов христиан и полутора миллиардов мусульман и, конечно, нашего — тех, кто сидит здесь сегодня вечером в этом зале. Это человек, у которого не было короны на голове, и он не правил какой-либо империей, не командовал великой армией, не совершил никаких чудес и не оставил пророчеств, но он изменил мир своей готовностью следовать за Б‑гом. Мы — потомки Моше-рабейну, о котором Жан-Жак Руссо, идеологический отец Французской революции, сказал, что он был величайшим законодателем в истории человечества. Мы — потомки царя Давида, который был не только великим царем Израиля, но и лучшим религиозным поэтом в истории, создавшим Книгу Теѓилим. Мы — потомки пророков, которые были первыми в мире социальными критиками и первыми людьми, сказавшими правду власть имущим. Евреи не изобретали ничего одноразового, они изобретают в каждом поколении. Они верят в еврейскую идею, согласно которой мир можно изменить не силой, а идеями. В этом суть иудаизма. Мы — народ, чьи герои — учителя, чьи опоры — школы, чья страсть — учение и духовная жизнь.

И вот в чем наша проблема сегодня. В настоящее время в мире насчитывается около 13 миллионов евреев. Это немного, но проблема не в этом, а в том, что повсюду каждый второй или два из трех молодых евреев отходят от иудаизма. И это больно. Объясню, почему это больно: евреи существуют уже давно. Мы живем во временном периоде, который вдвое больше, чем у христианства и в три раза больше, чем у ислама, больше, чем у любого другого народа. Мы были разбросаны по разным странам мира, и в каждом столетии у нас были разные судьбы — от славы побед до трагедий и уничтожения. И тем не менее, никогда в еврейской истории у нас не было двух вещей, которые есть вместе сегодня: суверенитета и независимости в Государстве Израиль и свободы и равенства в диаспоре. Иногда у нас было одно из них, но никогда не было обоих одновременно. Таким образом в наше время дан ответ на многочисленные молитвы наших дедушек и бабушек и их дедушек и бабушек. А что делаем мы? Мы отдаляемся. Это нехорошо. Это больно. И поэтому, когда я был студентом, я сказал себе: «Я не могу быть частью этого. Я буду больше евреем, но не меньше евреем». У меня не было намерения быть раввином, это было последнее, о чем я думал. Но я принял решение: я не буду одним из тех, кто отдаляется. И если вы решите сделать то же самое, решите быть более евреем, а не менее евреем, вы измените ход еврейской истории.

Об алгоритме сегодня много говорят, у всего есть свой алгоритм. Давным-давно у подножия горы Синай Б‑г встретил маленький, разрозненный, упрямый народ и дал ему алгоритм, название которому — Тора. Как работает алгоритм? Я не знаю, но что он работает — это я знаю точно. И вы сейчас двигаетесь в будущее. У каждого из вас есть мечты и планы, и вы вступаете в эпоху, когда ничего нельзя предсказать. Мир меняется быстрее, чем когда-либо, с каждым годом все быстрее, и вам нужны определенные качества, чтобы успевать и преуспевать. Позвольте мне рассказать вам, исходя из своего личного опыта, что алгоритм Торы сделает с вашей жизнью. Прежде всего, он укрепит все ваши важные отношения. Поверьте, вы не сможете в одиночку двигаться вперед по жизни и обрести счастье и успех. Все исследования показывают, что ваш успех и ваше ощущение счастья зависят от интенсивности и качества отношений с близкими вам людьми. И это первое, что сделает для вас иудаизм. Во-вторых, любой успех зависит от привычки к самодисциплине и силы воли. Ѓалоха (еврейский закон) — лучшая школа в мире для воспитания самодисциплины и силы воли. Это единственный способ преуспеть. В-третьих, если вы хотите избежать перенапряжения и истощения в середине своей карьеры и деятельности, вы должны открыть для себя Субботу и соблюдать ее. Это лучшая школа в мире для умения установить равновесие между работой и жизнью. Такова сегодня сила Субботы. Во времена Моше Суббота была днем свободы от тяжелой работы на фараона. Сегодня — это день свободы от порабощения социальными сетями и электронной почтой. В-четвертых, счастье — это благодарность. Когда вы живете как еврей, какие первые слова вы говорите каждое утро? «Я благодарю». Вы благодарите — даже прежде, чем подумаете. Если вы живете таким образом, не ждите, когда придет счастье, но благодарите и благодарите, потому что это и есть путь к счастью — вы удостоитесь жизни, полной наслаждения. В-пятых, иудаизм поддерживает вашу способность мыслить все дни вашей жизни, потому что быть евреем означает все время учиться… Шестое: независимо от того, чем вы занимаетесь в жизни, вам всегда будет нужен некий моральный кодекс — внутренний голос, который в нужный момент говорит «нет». Он вам необходим, и иудаизм учит вас, что есть «да» и «нет». И седьмое и последнее: для счастья, для успеха, для стойкости вам нужно чувство самоидентичности. Вам нужно знать, кто вы, участником какой истории вы являетесь и какова ваша роль в этой истории. Мы не просто какой-то атом, парящий в космосе от дуновений ветерка. Быть евреем — это значит участвовать в величайшей истории на земле. Эти семь вещей не просто немного кое-что поменяют в вашем существовании, они внесут кардинальное изменение в вашу жизнь. Они являются частью того же удивительного еврейского алгоритма нашего народа. Верно, мы не родились великими и, возможно, не достигнем величия, но величие на нас возложено. Правда, евреем быть тяжело. Это требует больших вложений и силы воли. Но тяжелые вещи закаляют вас. Трудности — это то, что вселяет в вас гордость, заставляет чувствовать себя живыми. Я принял это решение в вашем возрасте, и теперь вы должны принять решение. Измените себя и начните менять мир. Я обещаю вам, что через годы вы оглянетесь назад и скажете, что это было лучшее решение, которое вы когда-либо принимали. Итак, давайте решим именно в этот особый период, когда у нас есть и независимость в Государстве Израиль, и равные права в диаспоре, что мы будем жить по-настоящему, гордо, как евреи, которые верны своей вере, и будем благословением для других. Давайте изменим мир вместе!» — таким призывом раввин Сакс закончил свое выступление.

А теперь прочитайте, что сказал Михаил Жванецкий в одном из интервью, и вы увидите, что это те же слова — только в исполнении одесского актера, который стал великой фигурой для всех русскоязычных людей в мире, даже для такого, как я, для которого русский не родной язык.

Интервьюер сказал: «Еще одна излюбленная тема — еврейская».

Жванецкий ответил:

«Это не излюбленная. Вы понимаете, ну что значит излюбленная, вот излюбленная тема может быть… про курево, про еду — это излюбленная тема, а про еврейство — это не излюбленная тема. Это очень больная, это, наоборот, избегаешь, избегаешь и не можешь избежать. Ты стараешься ее избежать. Зачем она? Ты не чувствуешь себя евреем… А когда почувствовал, ты, получается, должен нести ответственность. А за что? За то, что от рождения, оказывается, ты не такой, как все. Об этом тысячу раз сказано, не только мной, это тяжелый случай, чувствуешь какую-то вину, иногда неоправданную, иногда оправданную… И ты начинаешь думать: «Да, действительно их много в правительстве… их не должно быть много» — а сколько должно быть, ты и не знаешь. Но вот, кажется, сейчас их много, и ты сам готов их переполовинить. Для этого ты должен быть антисемитом и должен быть премьер-министром и половину уволить. Но тут же начнут говорить: «Вот это Жванецкий!.. Видишь, что творит?! Он антисемит! Вот хороший специалист — не взял, потому что еврей». И начинаются на эту тему страдания… Вообще, надо иметь большое мужество, чтобы оставаться здесь жить и пытаться здесь зарабатывать, и пытаться здесь тратить эти заработанные деньги, пытаться здесь строить семью и строить дом — надо иметь большое мужество. Потому что здесь чуть какая ситуация — и начинаются поиски виноватого и получается, как вы сказали, излюбленная тема…» — но, несмотря на все это, Жванецкий был и остался евреем!

И я думаю, что добавить тут больше нечего. Самый достойный некролог, который я мог бы написать двум личностям, столь важным евреям, — это цитировать их слова о самой простой и самой правильной истине: если ты родился евреем, то будь евреем, живи как еврей, потому что это единственный путь, который предопределен тебе, так что неуклонно следуй ему!

 

Комментарии: Жванецкий, которого вы не знаете
Нет добавленных комментариев