Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

Проявлять сочувствие, сострадание, сердечность…

Четверг, 17. Июнь, 2021 - 13:44

В нашей сегодняшней недельной главе «Хукас» мы читаем о «великой тройке» — трех предводителях, возглавлявших народ Израиля при выходе из Египта и в пустыне: Моше, Аѓароне и Мирьям. Что подтверждается словами Всевышнего в Ѓафторе к следующей недельной главе — «Болок» (эти две главы часто читаются вместе, и мудрецы делают из этого вывод, что между ними есть глубокая связь): «Ибо Я вывел тебя из земли Египетской, и из дома рабства выкупил тебя, и послал пред тобой Моше, Аѓарона и Мирьям!» (Миха 6: 4). В самом начале главы мы узнаем о смерти Мирьям — той самой Мирьям, что спасла Моше, когда отчаявшаяся мать была вынуждена оставить его на берегу Нила. Тора рассказывает о ее смерти весьма скупо: «И остановился народ в Кадеш. И умерла там Мирьям, и погребена была там» (Бамидбор, 20: 1). Сразу же после этого Тора сообщает: «И не было воды для общины» (там же, стих 2). Раши объясняет, почему евреи внезапно лишились воды: «Поскольку это происходит непосредственно после смерти Мирьям, заключаем отсюда, что на протяжении всех сорока лет они имели источник благодаря ее заслугам».

В конце главы мы узнаем о смерти первосвященника Аѓарона. Б‑г велит Моше: «Возьми Аѓарона и Элазара, сына его, и возведи их на гору Ѓар. И сними с Аѓарона его одеяния, и облачи в них Элазара… а Аѓарон приобщится, и умрет он там» (Бамидбор, 20: 25–26). Когда Моше и Элазар спустились с горы, «увидела… вся община, что скончался Аѓарон, и оплакивали они Аѓарона тридцать дней, весь дом Израиля» (там же, стих 29). Сразу после этого говорится: «И услышал ханаанец, царь Арада, обитавший на юге, что идет Израиль дорогою соглядатаев, и воевал он с Израилем» (там же, 21: 1). В своем комментарии на этот стих Раши говорит о том, что услышал ханаанец (Амолек): «Услышал, что умер Аѓарон и что отошли Облака славы, и решил, что теперь может сразиться с сынами Израиля».
 

Более подробно об этом говорится в Талмуде (трактат «Таанис», 9а): «Три великих служителя было у Израиля — Моше, Аѓарон и Мирьям. Они принесли три дара — колодец, облака и ман. Колодец был заслугой Мирьям, Облака славы — заслугой Аѓарона, ман — заслугой Моше. Мирьям умерла — колодец высох… Аѓарон умер — Облака славы пропали… и оба вернулись, благодаря Моше. Моше умер — они все исчезли». То есть, в заслугу трех замечательных лидеров, руководивших народом в пустыне, евреи имели воду — движущийся колодец, защиту — Облака славы и хлеб с неба — ман. По прошествии сорока лет, когда двое из троих покинули этот мир, вода и Облака славы пропали, но потом вернулись, однако после смерти Моше все это исчезло навсегда.

В описаниях реакции народа на уход из этого мира трех пастырей мы находим нечто странное. После смерти Аѓарона говорится: «и оплакивали они Аѓарона тридцать дней, весь дом Израиля» (Бамидбор, 20: 29). «И мужчины, и женщины», — добавляет Раши. А когда умер Моше, сказано: «И оплакивали сыны Израиля Моше на равнинах Моава тридцать дней» (Дворим, 34: 8). Раши полагает, что раз здесь не написано «весь дом Израиля», а только «сыны Израиля», значит смерть Моше оплакивали лишь одни мужчины. Любавичский Ребе добавляет: так как не написано «все сыны Израиля», то даже не все мужчины оплакивали его!

Как же такое могло произойти? Моше сорок лет давал им пропитание — ман, а без еды жить невозможно. Однако, когда он умер, не весь народ оплакивал его, а только мужчины, да и то не все. Мирьям дала им самое важное для жизни — воду. Без еды человек еще может какое-то время существовать, но без воды это невозможно! И при всем при этом даже не упоминается, что кто-либо в народе Израиля вообще оплакивал ее. Написано, что она умерла, была похоронена — и всё… В то же время об Аѓароне, в заслугу которого были даны Облака славы, плакал весь народ Израиля! Логичнее было бы, если бы все было по-другому: Мирьям и Моше должны были оплакивать все, потому что благодаря им народ мог удовлетворять жизненно необходимые потребности. В то время как Аѓарона, заботившегося об их чести (Облака славы), должны были оплакивать только те, для кого была важна честь народа Израиля.

Прошедшее воскресенье, 3 тамуза, — ѓилула седьмого Любавического Ребе рабби Менахема-Мендела Шнеерсона (день, когда его душа скрылась из этого мира). Естественно, что в такие дни много говорят о Ребе, люди делятся своими воспоминаниями об аудиенциях у Ребе. Компания JEM (Jewish Educational Media) осуществила специальный проект, в ходе которого записала на видео интервью, взятые у людей, встречавшихся с Ребе. Они опросили 1500 человек! Слушая эти рассказы, вы замечаете, что люди не помнят все, что им говорил Ребе на встрече, и это неудивительно, потому что во многих случаях с тех пор прошло пятьдесят или шестьдесят лет. Зато они четко помнят слова одобрения, которые сказал им Ребе. Вы видите, как человек безуспешно пытается воссоздать то, что было сказано, а затем широко улыбается и говорит о том, как Ребе его похвалил. Но лучше всего люди помнят и рассказывают о том теплом чувстве, которое внушал им Ребе, когда они стояли рядом с ним. Они чувствовали, что кто-то действительно заботится о них, любит их всем сердцем.

Я недавно прочитал историю о молодой девушке, которая потеряла мать, и ее отец, работавший в офисе Ребе, привел свою дочь на ехидус (аудиенцию) к Ребе. Девушка, которая сегодня уже пожилая женщина, вспоминая об этой встрече, сказала, что она действительно чувствовала, что Ребе переживает ее горе. Она добавила, что она не хочет продолжать говорить об этом, потому что вот-вот расплачется. Это доброе расположение к себе помнят все люди.

В этом состояло и величие первосвященника Аѓарона. Объясняя, почему весь дом Израиля оплакивал его смерть, Раши говорит: «Потому что Аѓарон стремился к миру и восстанавливал любовь и расположение между ближними и между мужем и женой» (комментарий на Бамидбор, 20: 29). Мидраш подробно описывает способ, которым пользовался Аѓарон для установления мира: «Когда два человека ссорились, Аѓарон шел к одному из них и говорил: «Сын мой, знай, что твой друг не находит себе места, рвет на себе одежду и причитает: «Как подниму я глаза на друга своего, мне стыдно, потому что я был не прав». Так он говорил ему, пока тот не переставал злиться на своего друга. После этого он делал точно то же и со вторым другом. Когда они встречались, они обнимались, целовались и мирились» («Овойс дерабби Натан», 12: 3). Главной заботой Аѓарона было сблизить людей, объединить их, как сказано: «Будь учеником Аѓарона — цени мир и стремись к миру, люби людей и приближай их к Торе» (Пиркей овойс, 1: 12). И это объясняет еще одну особенность, которую мы находим только в повествовании о первосвященнике Аѓароне. Он единственный человек, точная дата смерти которого прямо указана в Торе: «И взошел Аѓарон-священнослужитель на гору Ѓар, по слову Г‑спода, и умер там в сороковом году после исхода сынов Израиля из Египта, в пятом месяце, в первый день месяца» (Бамидбор, 33: 38). Любавичский Ребе говорит, что в Торе мы не найдем указания на дату смерти ни Авраѓама, ни Ицхока, ни Яакова, а до них — Нояха и Адама; и это также касается Моше и Мирьям (даты смерти их всех известны лишь из Устной Торы). Но поскольку Аѓарон — единственный человек, у которого явно выделена добродетель «стремиться к миру и восстанавливать любовь и расположение между враждующими сторонами», то неудивительно, что Тора придает особое значение уходу Аѓарона из этого мира, указывая точную дату его смерти, хотя не делает этого ни для кого другого.

Это открывает перед нами очень интересное свойство человеческой природы: вы даете человеку воду и еду и тем самым спасаете ему жизнь, но это еще не гарантия того, что он запомнит вас (если вы не продолжите давать ему), но человек, которому вы скажете добрые слова или проявите искреннее участие, запомнит вас и ваши слова навсегда. Поэтому наши мудрецы, обсуждая заповедь цдоки, говорили: «Тот, кто дает бедному пруту (мелкую монету), удостаивается шести благословений, а тот, кто участливо говорит с ним, — удостаивается одиннадцати благословений» (Талмуд, трактат «Бава басра», 9б). Почему? Так как деньги — вещь временная, завтра они снова понадобятся бедняку, но он навсегда запомнит слова участия, потому что они дают ему силу справляться со всеми его проблемами и горестями. Сочувствие, сострадание, сердечность может проявить каждый. Этому мы учимся у первосвященника Аѓарона, великого миролюбца и миротворца, и у Любавичского Ребе, который был его истинным учеником.

 

 

 
Комментарии: Проявлять сочувствие, сострадание, сердечность…
Нет добавленных комментариев