Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

О ДОРОГАХ НАШЕГО НАРОДА

Четверг, 21. Октябрь, 2021 - 13:21

 1623149215_10-o6.jpg

Семьдесят лет Советский Союз был огромной тюрьмой для сотен миллионов людей. Больше всех пострадали евреи, особенно те, кто хотел соблюдать законы Торы и исполнять ее заповеди. В 1960‑е годы положение евреев в Советском Союзе в целом и в России в частности было очень трудным: никто не мог выехать из страны, было запрещено ввозить любые еврейские книги и предметы иудаики… В 5724 (1964) году президент Раввинского совета Америки р. Исроэль Миллер решил организовать делегацию из десяти раввинов для поездки в СССР, целью которой было поддержать советских евреев. Он связался с посольством СССР в США и попросил въездные визы для членов делегации. Прошло много времени, прежде чем ему удалось убедить советских чиновников в том, что члены делегации хотят посетить страну исключительно по религиозным причинам и не имеют никаких политических намерений (не то чтобы советское государство лояльно относилось к религии, но для него это было меньшее зло, чем «буржуазная пропаганда»). В конце концов они получили визы и приехали в СССР в качестве гостей Йеѓуды-Лейба Левина, главного раввина Москвы. Р. Исроэль Миллер попросил у раввина Левина разрешения выступить в синагоге в Субботу. Тот ответил, что он должен подумать об этом (очевидно, ему нужно было спросить мнение «компетентных органов»). К Шабосу у него был ответ: раввину Миллеру разрешили выступить, при условии, что он не будет «говорить о политике». Смысл был ясен — гостям запрещалось говорить на любые темы, связанные с Землей Израиля.

Они прибыли в Субботу в Большую синагогу в Москве, которая была в то время единственной официальной синагогой в городе. Молельный зал был переполнен. Членов делегации посадили возле бимы, чтобы никто не смог с ними общаться. Когда Сефер-Тора была извлечена из арон-койдеш для чтения, рав Исроэль прошел с ней между рядов, чтобы дать верующим возможность поцеловать Свиток (как это принято во многих синагогах), дав знак членам делегации, чтобы те следовали за ним. Так они кружили среди прихожан, обмениваясь несколькими словами с каждым из них. Р. Миллер многие годы вспоминал волнение московских евреев. Они касались талесами Свитка и одновременно махали рукой гостям в знак приветствия. Один еврей взволнованно воскликнул на идиш: «Не забывайте нас!» (вернувшись в США, рав Исроэль опубликовал статью о поездке, которая так и называлась).
 

После чтения Торы раввин Миллер произнес короткую ободряющую проповедь. Это происходило в Шабос меворхим (Субботу перед новомесячьем) менахем-ов, поэтому он завершил свое выступление словами благословения месяца, которые принято произносить в эту Субботу: «Тот, Кто творил чудеса для наших отцов и вывел их из рабства на свободу, спасет вскоре и нас и соберет нас, изгнанников, с четырех концов света, чтобы объединился весь народ Израиля». Затем рав Исроэль перевел каждое слово на идиш. Думаю, не нужно объяснять, что эти слова говорили всем присутствующим. Кто, как не они, знали значение слов молитвы «из рабства на свободу» и в глубине души верили: Всевышний «спасет вскоре и нас»! А когда он произнес «чтобы объединился весь народ Израиля», все плакали, и он тоже плакал…

Кроме синагоги, было еще одно место, где они могли встретиться с евреями. Это было… кладбище. Приходя туда, десять раввинов разбредались по всей территории и могли разговаривать с людьми, которые приходили навестить могилы предков. Конечно, евреи боялись долго говорить с ними из-за страха быть схваченными и наказанными, тем не менее из коротких разговоров здесь и поспешно брошенных фраз там они многое узнали о жизни евреев в СССР, в частности — о роли Хабада в сохранении тлеющих углей иудаизма.

В Большой синагоге Ленинграда раввин Миллер обнаружил целую комнату, полную старых Свитков Торы. Их собирали годами из закрытых синагог. Было больно видеть сотни Свитков, лежащих кучей без всякого присмотра. Раввин Миллер подумал, что с этим нужно что-то делать. Ему показалось целесообразным попытаться перевезти Свитки Торы в Землю Израиля, где они нужны были в новых поселениях. Вернувшись в США, он сразу же захотел посвятить себя проекту спасения Свитков, но прежде, чем это сделать, он почувствовал, что ему нужно посоветоваться с каким-нибудь большим раввином. Так как во время визита в СССР он обнаружил центральное место, которое Хабад занимает во всем, что касается советских евреев, и потому что его вопросы и сомнения были связаны с важными сторонами их жизни, он решил спросить совета у Любавичского Ребе, и через несколько недель после возвращения из СССР отправился к нему на аудиенцию.

С первых же минут встречи Ребе проявил глубокую и искреннюю заботу о советских евреях. Он интересовался каждой деталью визита, и хотел знать все об их встречах и беседах в мельчайших подробностях. Затем рав Исроэль спросил, стоит ли ему заняться вывозом Свитков Торы из СССР. Ответ Ребе очень его удивил: «Не трогайте их! Придет день, и «железный занавес» широко распахнется, евреи смогут уехать, а еврейская община в России будет продолжать развиваться, и не хватит не только этих Свитков, но и придется привозить еще». Раввин Миллер был изумлен до глубины души. В 1964 году это звучало настолько же нереально, как и разговоры об Исходе из Египта во времена фараона. Советская власть была одним из самых могучих и жестоких режимов в истории. Поэтому ответ Ребе очень его озадачил. Он даже не стал обнародовать то, что сказал Ребе, потому что боялся, что не все это примут… Но сегодня мы видим, что пророчество Ребе сбылось!

* * *

В нашей сегодняшней недельной главе «Вайеро» мы продолжаем знакомиться с жизнеописанием нашего праотца Авраѓама. Всевышний обещал ему сына в самом начале, еще когда впервые заговорил с ним, и с тех пор Авраѓам распространял веру в Единого Б‑га в мире, рассказывая, что Г‑сподь обещал ему сына, и его потомство будет подобно праху земному. Проходят годы, люди качают головами и спрашивают: «Где же обещанные Авраѓаму дети?» Прошло десять лет, ему исполнилось 85, потом 90, 95, 99 — и ничего не изменилось. Затем три ангела пришли навестить Авраѓама и пообещали ему, что вернутся в эту пору (согласно комментарию Раши, это был Песах) в будущем году, «и вот сын у Сары» (Брейшис, 18: 10). Действительно, через год, на следующий Песах, родился Ицхок. Но даже когда он уже родился, многие не поверили, что Авраѓам был его биологическим отцом. Они утверждали, что «Сара не родила, а взяла в дом подкидыша с улицы» (Раши), и поэтому «кормила сыновей Сара» (Брейшис, 21: 7) — Всевышний сотворил еще одно чудо: Сара кормила грудью Ицхока и других детей, чтобы доказать, что именно она его родила. А еще насмешники того поколения говорили: «От Авимелеха зачала Сара», так как беременность наступила вскоре после того, как она была доставлена во дворец царя филистимлян. Тогда Всевышний «придал лицу Ицхока разительное сходство с лицом Авраѓама, так что все подтверждали: «Авраѓам породил Ицхока» (Раши на стих Брейшис, 25: 19).

Итак, с помощью Б‑жественного благословения было наконец доказано, что Ицхок — сын Авраѓама. Тем не менее, было еще далеко до того момента, когда обещание Всевышнего исполнится полностью: «И Я дам тебе и твоему потомству после тебя землю проживания твоего, всю землю Ханаана во владение вечное» (Брейшис, 17: 8).

Тора говорит нам: «И подросло дитя, и было отнято от груди. И устроил Авраѓам пир великий в день отнятия от груди Ицхока» (Брейшис, 21: 8). Мидраш «Брейшис рабо» (глава 43) рассказывает, что этот праздник состоялся, когда Ицхок игомаль, что в приведенной выше цитате было переведено как «был отнят от груди», но может иметь значение «освободился [от злого начала]» (так как является однокоренным со словом гомаль — «спастись, избавиться от опасности») и в него вошло доброе начало. Это случилось, когда Ицхоку исполнилось 13 лет, в день его бар-мицвы. Наш праотец Авраѓам решил воспользоваться этой возможностью, чтобы распространить веру в Создателя мира.

Любавичский Ребе в одном из своих писем пишет, что еврейские мудрецы рассказывали: Авраѓам-авину был царем, у него было много рабов, он также был очень богат, потому что имел много скота, серебра и золота. Он заключил союз с царями, которые его окружали. Но, несмотря на все это, многие высмеивали Авраѓама за его путь и обычаи, а он с высоко поднятой головой проповедовал свою веру каждому встречному. Так многие души обратились к его вере. В день бар-мицвы своего единственного сына он устроил большой пир, пригласил царей и министров и возликовал великой радостью. Но даже на пиру некоторые из его окружения подшучивали над ним, говоря: «Сила и мощь — у нас! Одним пальцем мы можем раздавить этого ребенка!» — но Авраѓам не обращал на них никакого внимания. И он пойдет своим путем служения Всевышнему и будет следовать ему в праведности и справедливости. Много лет спустя те же самые люди, которые насмехались над ним, попали в руки «выходящих из дома Авраѓама». Великан Ог и его друзья смеялись и принижали силу нашего праотца. Они были уверены в своей силе, но, в конце концов, их победили его потомки.

Нам также необходимо знать, что неважно, насколько нелегкой может быть иногда ситуация, духовно или физически, людям никогда не следует отчаиваться. Мы всегда должны верить, что будет намного лучше и намного легче. Этому учит нас история жизни Авраѓама. И пусть нашим кредо станет известный афоризм: «Вечный народ не боится долгой дороги».

 

 

Комментарии: О ДОРОГАХ НАШЕГО НАРОДА
Нет добавленных комментариев