Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

Начнем жить с 'брейшис'!

Вторник, 18. Октябрь, 2011 - 4:42

Rabbi-Avroom-Wolff-Odessa-Jewish-children.JPGРабби из Борисова рассказал, что однажды рабби Менахем-Мендел из Коцка спросил рабби Яакова из Радзимина: «Яаков! С какой целью был создан человек?» И тот ответил: «Человек создан, чтобы исправить его душу, для самосовершенствования». И сказал цадик из Коцка громким голосом: «Разве этому учил нас ребе из Пшисхи, Яаков? Назначение человека — поднять небо!» И рабби из Борисова заключил: «Оба правы! Мы видим, что главное предназначение сотворения человека проявить Б-жественное присутствие в этом мире. «Мехильта» пишет, что Десять заповедей высечены пять напротив пяти (Десять заповедей разделяются на две симметрично расположенные на скрижалях группы, объединяющие пять заповедей по отношению к Б-гу и пять по отношению к человеку; эти группы равнозначны и взаимно влияют друг на друга, а между параллельно начертанными заповедями существует тесная взаимосвязь). А если так, то заповедь «Не убий» (первая на второй скрижали) находится напротив заповеди «Я — Г-сподь, Б-г твой». И это намек на то, что тот, кто убил, не дай Б-г, человека, нарушил и первую заповедь. Поэтому, когда Всевышний спрашивает Каина: «Где Ѓевель, брат твой?», а Каин отвечает: «Ло ядати, ѓашомер ахи анойхи — Не знаю, разве сторож я брату моему?», ответ его можно также понять и так: «Я не знал, что мой брат «охранник» Г-спода (на Всевышнего намекает слово Анойхи — «Я», с которого начинаются Десять заповедей) и что убив его я уменьшил Б-жественное присутствие в этом мире».

 

…Сегодня мы начинаем новый годичный цикл чтения Торы. В первой недельной главе «Брейшис», где повествуется о сотворении мира и человека, о грехопадении Адама и жизни первых поколений людей на земле, мы знакомимся с историей Каина и Ѓевеля (в русских переводах — Авель). У сыновей Адама и Хавы были разные характеры. Каин ничем не был похож на своего праведного брата Ѓевеля. Каин стал земледельцем, а Ѓевель избрал занятие пастуха. Тора рассказывает нам о том, как братья совершили свое первое жертвоприношение. Каин принес «от плодов земли дар Г-споду» (Брейшис, 4: 3), льняное семя — самый негодный плод, который смог найти (точнее, он даже не искал его — просто подобрал первое, что валялось под ногами). «И Ѓевель, принес также и он от первородных стада своего и от их туков» (там же, стих 4) — самое лучшее, что у него было: ягнят без порока, никогда не стриженных и не выполнявших никакой работы. Тора продолжает: «И призрел Г-сподь на Ѓевеля и на его дар. А на Каина и на его дар не призрел» (там же, стихи 4–5).

Почему же Всевышний принял дар Ѓевеля и отверг жертву Каина? Неужели из-за качества того, что каждый из братьев принес Ему в дар?! Нет, жертва Каина была отвергнута из-за тех намерений и мыслей, которые были у него в момент жертвоприношения. Подтверждение этому мы находим в последующих стихах Торы. Каин обиделся на то, что Б-г не принял его жертву: «И досадно стало Каину очень, и поникло его лицо». И Всевышний, видя огорчение Каина, пытается наставить его на путь истинный, говоря: «Ведь если будешь добро творить, простится тебе, а если не будешь творить добро, при входе грех лежит, и к тебе его влечение, — ты же властвуй над ним!» И Раши добавляет: «Если пожелаешь, одолеешь его» (Брейшис, 4: 7).

Однако Каин затаил обиду на брата и хотел только одного: отомстить ему. Тора рассказывает: «И было, когда они были в поле, и восстал Каин на Ѓевеля, брата своего, и убил его» (там же, стих 8). Так произошло первое в этом мире убийство. А ведь они — два родных брата, и весь мир был в их распоряжении, но они уже борются за наследство!

Каин не внял предупреждению Всевышнего, не захотел преодолеть в себе злое начало, убил брата и не пожелал признаться в этом перед лицом Вездесущего и раскаяться в содеянном. Поэтому он получает наказание: «Вечным скитальцем будешь ты на земле». Однако Каин не был бы Каином, если бы смиренно принял положенное ему наказание. Он начинает жаловаться Б-гу: «Столь велика моя вина, что не вынести? Вот Ты изгнал меня сегодня с лица земли, и от лица Твоего сокрыт буду, и вечным скитальцем буду я на земле, — и будет: всякий встретивший меня — убьет меня». И тут происходит самое удивительное. Б-г встает на защиту Каина и делает так, что никто не может его убить: «И поставил Г-сподь Каину знак, чтобы не поразил его всякий встретивший его» (Брейшис, 4: 13–14).

И у нас возникает совершенно естественный вопрос: почему Б-г защищает Каина? Он убил Ѓевеля, а убийца заслуживает смерти. И все же Всевышний не только не приводит смертный приговор в исполнение, но, более того, заботится об особой охране для Каина, и предупреждает всех: «Потому всякий, кто убьет Каина в седьмом поколении отмстится ему».

Это кажется тем более странным, что в следующей главе, «Ноях», Тора говорит: «Кто прольет кровь человеческую, человеком кровь его пролита будет, ибо в образе Б-жьем создал Он человека» (Брейшис, 9: 6). Почему же Всевышний не только не наказывает Каина, но и охраняет его и угрожает наказанием тому, кто тронет братоубийцу. Чем заслужил Каин столь особое отношение?

Мидраш приводит слова Каина, который возлагает вину за свой грех на Самого Всевышнего. Вот, что он говорит: «Это Ты убил его, если бы Ты принял мою жертву так же, как и его, то я бы не завидовал ему» («Мидраш Танхума», Брейшис, 9). Это звучит довольно по-детски. Обычно такие утверждения мы слышим от ребенка, который говорит, что он ударил своего друга потому, что тот разозлил его, так что вина за содеянное полностью лежит на друге.

Нечто похожее говорит Каин, обвиняя Б-га в своем грехе. Якобы то, что Всевышний не принял его жертвы, до такой степени разозлило его, что вынудило убить Ѓевеля. Согласитесь, не слишком удачное оправдание. Почему же Б-г простил Каина и даже позаботился, чтобы никто не причинил ему никакого вреда?

Ответ на этот вопрос мы находим в том же мидраше, несколькими строками раньше: «Каин сказал: «Г-споди, я не знал и никогда не видел убийство. Разве я мог знать, что он умрет от моего удара камнем?» Каин приводит очень серьезный аргумент в свою пользу: он никогда не видел убийство и не предполагал, что можно убить человека. Это было первое убийство в истории человечества. Каин признался, что ударил брата камнем, но он не мог знать, что это убьет его.

Такое может произойти каждый день с любым человеком. Он по-дружески хлопнет приятеля по плечу или слегка толкнет, и вдруг случится совершенно неожиданное: друг потеряет сознание или даже, не дай Б-г, хуже того… У этого человека и в мыслях не было причинить такой вред своему ближнему. И даже во время ссоры, за которой иногда следует драка, человек может ударить, но у него нет намерения убить, не дай Б-г. Именно это и случилось с Каином.

«Мидраш рабо» добавляет: «Собрались животные, птицы и змеи взыскать за кровь Ѓевеля, но сказал им Б-г «Всякий, кто убьет Каина…». До Каина не было такого прецедента, но после каждый, кто убьет человека, будет наказан смертью…

Чему же учит нас эта история? Случается, что люди причиняют боль другим, не осознавая этого. Они, например, не ведают, что слова, которые они говорят, делают больно другому человеку. Они просто не видели такие вещи раньше, поэтому не знали, что так говорить или поступать нельзя.

Один раввин рассказал мне, что в самом начале своей посланнической деятельности, сразу же после окончания иешивы, с ним произошел такой случай. Он встретил молодую пару, и они спросили, сколько ему лет. Он ответил им, после чего обратился к мужчине и спросил, сколько тому лет. Получив ответ, он также поинтересовался у женщины, сколько ей лет. Вместо того чтобы ответить ему, она спросила: «Разве ты не знаешь, что не принято спрашивать женщину о ее возрасте?» Откуда он мог это знать?! Ведь в иешиве его не обучали светским правилам приличия. Однако с тех пор он перестал задавать подобные вопросы.

Это также касается и духовной жизни. Нельзя обвинять еврея, выросшего в нерелигиозной семье, в том, что он не знает Торы и не соблюдает заповеди. Ведь он не видел этого прежде в своей жизни, откуда же ему знать, как надо вести себя по еврейским законам.

Более того, дома он не получил понимание важности соблюдения законов Торы и исполнения заповедей. Поэтому даже тогда, когда на его пути встречается человек, который рассказывает ему о Субботе и правилах кашрута, он воспринимает это как нечто новое и непонятное. Так происходит со мной, когда я слышу, например, о проблеме глобального потепления: в одно ухо входит, а из другого выходит. Почему? Потому что это совсем не мой мир, я с этим не рос, никто не показал мне важность этого. Так и любой еврей, выросший без еврейского воспитания, оказывается в положении онус(принужденный под страхом смерти отойти от иудаизма). Согласно еврейскому закону, такие люди не подлежат наказанию за свои проступки.

Любавичский Ребе в одной из своих бесед объясняет, что этих евреев можно отнести к тинокойс шенишбу («пленные дети» — вырванные из привычной среды в несознательном возрасте и воспитанные неевреями) и цитирует Рамбама («Мишне-Тора», «Законы об ослушниках», 3: 3): «Он не придерживается путей исполнения заповедей, потому что он как принужденный. И даже если впоследствии услышал он о том, что родился евреем, и познакомился с евреями и их законами, все равно подобен принужденному, так как его воспитали на ошибочных представлениях… И поэтому когда эти «пленные дети» исполняют хотя бы одну заповедь — это очень важно и дорого Всевышнему».

Дорогие читатели! Мы с вами стоим в начале цикла чтения Торы, в начале нашего еврейского года. Так пусть каждый из нас, осознавая предназначение человека в этом мире, добавит к исполняемым им самим заповедям еще одну и поможет другому еврею начать исполнять хотя бы одну заповедь! Начнем жить с брейшис — с начала!

Комментарии: Начнем жить с 'брейшис'!
Нет добавленных комментариев