Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

Наше постоянное жертвоприношение

Четверг, 14. Июль, 2011 - 6:05

Один известный раввин обратился к цадику рабби Авраѓаму из Стритина: «Говорят, что вы даете очень полезные сгулойс. Я хочу попросить дать мне сгулу на страх перед Всевышним» (сгула — действие или предмет, которые влекут за собой благотворные следствия, хотя причинно-следственные связи в происходящем неочевидны; во множественном числе — сгулойс). Рабби Авраѓам ответил: «У меня такой нет. Я могу дать только сгулуна любовь к Всевышнему». Раввин обрадовался: «Это еще лучше, ведь любовь к Небесам в гораздо большей степени заслуживает уважения, чем страх перед Небесами!» — «Лучшая сгула на любовь к Всевышнему, — сказал цадик, — это аѓавас Исроэль, любовь к каждому еврею. Тот, в ком живет это чувство, может легко прийти к любви к Б-гу…»

На следующую неделю выпадает пост 17 тамуза. Мишна (трактат «Таанис», 4: 6) приводит целый перечень связанных с этой датой испытаний, которые выпали на долю наших отцов. В разные эпохи, но в тот же день Моше-рабейну разбил Скрижали, была разрушена стена Иерусалима во времена Второго Храма и многое другое.
 

Одно из событий, произошедших 17 тамуза, связано с темой нашей сегодняшней недельной главы «Пинхос», в которой Тора рассказывает о разных видах жертвоприношений. И первой среди них упоминается корбан томид — постоянная жертва: «Вот огнепалимая жертва, которую приносить вам Г-споду: годовалых агнцев без порока, по два в день, во всесожжение постоянное. Одного агнца приготовь утром, а второго агнца приготовь в послеполуденное время» (Бамидбор, 28: 3–4). Тора предписывает каждое утро начинать жертвоприношение в Храме с совершения «постоянной жертвы», а вечером кровь корбан томид должна быть последней из окропляющих жертвенник.

Талмуд в конце трактата «Сота» рассказывает о войне в Иерусалиме, которую примерно за двести лет до разрушения Второго Храма вели между собой два брата из династии Хасмонеев. Мы все знаем историю Хануки и имя еврейского героя Йеѓуды Маккавея. К сожалению, гражданская война, о которой идет речь, происходила между двумя его внуками — Гирканом и Аристобулом, претендовавшими на царский престол. Гиркан со своими сторонниками осадил Иерусалим, в котором закрепился Аристобул. Чтобы одолеть брата и разбить еврейскую армию, находившуюся внутри города, Гиркан прибег к помощи римских легионеров.

Даже в те трудные дни осажденные в Иерусалиме евреи и священнослужители в Храме хотели продолжать жертвоприношения, но у них не было овец для корбан томид. Талмуд рассказывает, что еврейские воины из армии Аристобула договорились кое с кем из единоверцев за стенами города, чтобы те тайно поставляли им овец для принесения постоянной жертвы. Деньги спускали со стены, а взамен поднимали жертвенных животных. Можно представить себе, какой опасности подвергались евреи с той и другой стороны! Шла гражданская война, Иерусалим в осаде, но несмотря ни на что были смельчаки, которые не отказались от исполнения заповеди о постоянной жертве!

И все же среди защитников города нашелся предатель. Один старик сумел как-то сообщить римским солдатам, которые осаждали город, что до тех пор, пока евреи имеют возможность приносить жертвы, никому не удастся победить их. На следующий день защитники города как обычно передали деньги, однако осаждающие нарушили данное слово и поглумились над ними, подложив вместо овец… свинью! Это произошло 17 тамуза. Повествуя об этих событиях, Талмуд говорит: «Отменена постоянная жертва». В тот день евреи не смогли исполнить заповедь о корбан томид… Однако почему это трагическое событие считается настолько серьезным, что его приравнивают к разбитию Скрижалей и разрушению Храма?!

Во-первых, постоянная жертва имела особенное значение. В Храме совершались многочисленные жертвоприношения, которые стоили больших денег. Да и вообще, для того, чтобы содержать Храм и обеспечивать служение в нем коѓенов, нужно было собирать пожертвования от благотворителей. Тогда, как и сегодня, богатые семьи вносили много денег на совершение жертвоприношений. Некоторые из них финансировали поставки дров в Храм, другие давали деньги на вино, масло и т. д.

Но корбан томид не имела отношение к благотворительным пожертвованиям, так как она финансировалась из фонда годового налога, взимаемого с евреев. Полшекеля — таков был взнос каждого из сынов Израиля в общенародную копилку, пополняемую ежегодно: «Богатый пусть не дает больше, а бедный — меньше, чтобы принести подношение Б-гу, искупающее ваши души» (Шмойс, 30: 15). Именно эти деньги шли на покупку овец для ежедневного постоянного жертвоприношения, в котором выражалось единство и равенство всех сынов Израиля перед лицом Всевышнего. Каждый еврей был равноправным участником корбан томид.

В этом всеобщем равноправии содержится важнейший момент. Попробуйте спросить у евреев, какой из стихов Торы наилучшим образом выражает философию жизни. Некоторые сразу скажут:«Шма Исроэль». Другие процитируют первые слова Торы: «В начале сотворил Б-г…» В Талмуде даже есть целая дискуссия: какой стих включает в себя всю Тору? Рабби Акива сказал: «Возлюби ближнего своего, как самого себя…» есть великий принцип Торы». Бен-Азай сказал: «Вот родословная Адама…» включает в себя всю Тору» (Иерусалимский Талмуд, трактат «Недорим», 9: 4). Итак, Бен-Азай утверждает, что стих: «Вот родословная Адама в день сотворения Б-гом человека, в подобии Б-жьем создал его» (Брейшис, 5: 1) представляет собой самое важное сообщение Торы. Того, что каждый человек, независимо от цвета кожи, принадлежности к тому или иному народу или религии, создан по образу Б-жьему, вполне достаточно, чтобы его уважали, ибо он представляет Б-га в этом мире.

Во введении к сборнику талмудических мидрашей «Эйн Яаков» представлена еще одна точка зрения на этот вопрос: «Бен-Зома сказал: «Мы находим стих, что содержит больше, и звучит это так: «Слушай, Израиль»… Шимон бен Пази сказал, мы находим стих, что содержит больше, и звучит это так: «Одного агнца приготовь утром…» Встал один из мудрецов и сказал: «Закон — как мнение Шимона бен Пази».

Это на первый взгляд не очень понятно. Спор между рабби Акивой и Бен-Азаем кажется нам вполне логичным. Ясно, что можно спорить о том, какой стих является самым важным: «Возлюби ближнего своего, как самого себя», «Вот родословная Адама…» или «Слушай, Израиль». Однако почему корбан томид ставится в этот ряд и даже считается более важным?!

Постоянное жертвоприношение символизирует основу основ, которая вечна и неизменна. Есть жертвы, которые приносят только в определенные дни или праздники. Корбан томид совершают ежедневно — в обычный день или праздничный, летний или зимний, мирный или военный, даже в Йом-Кипур! «Постоянная жертва» символизирует идею последовательности, постоянства, вечности.

Секрет выживания еврейства кроется не в праздниках и особых радостных днях, а в повседневной рутинной (некоторые даже скажут — скучной) работе по точному исполнению одной и той же заповеди. Эта работа не терпит никаких нововведений и делается без особого энтузиазма, но на самом деле именно в ней проявляется последовательность и принятие ярма Небес. Корбан томидсимволизирует именно это упрямство, с которым в любой ситуации и несмотря ни на что евреи исполняют заповеди.

Иногда женщина, привыкшая зажигать свечи перед наступлением Субботы, оказывается в ситуации, которая не позволяет это сделать. Заметьте, что речь идет об обычной заповеди зажигания субботних свечей, а не о ханукальных или свечах, зажигаемых в канун Йом-Кипур! «Всего лишь» в пятницу вечером… Встает вопрос: всего один раз сдаться под давлением обстоятельств или нет? Если вы отложите все и, не считаясь ни с чем, зажжете свечи, то это будет ваша «вечная жертва»! То же самое можно будет сказать о еврее, который в середине важной встречи, сидя за рулем автомобиля, на отдыхе или просто смотря футбольный матч по телевизору, замечает, что настало время Минхи. Он может подумать: «Ладно, сегодня не Рош ѓаШоно и не Суббота. Всего лишь еще одна обычная Минха в середине недели. Но как только он бросает все, останавливает машину на краю дороги (в соответствии с законом и правилами дорожного движения), делает перерыв в важной встрече — прекращает все и молится Минху, можно сказать, что такой еврей совершает постоянное жертвоприношение. Любавичский Ребе говорит, что именно такое поведение приносит особое наслаждение Всевышнему: «Удовлетворение предо Мною от того, что Я повелел, и воля Моя исполняется» (Раши на Ваикро, 1: 9).

Комментарии: Наше постоянное жертвоприношение
Нет добавленных комментариев