Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

Наш «личный разговор» со Всевышним

Четверг, 19. Май, 2011 - 10:35

Несколько веков назад автомобилей еще не было, и приходилось долго гнать осла по горным дорогам или стирать подметки о камни, чтобы попасть в Цфат, город мудрецов. Ночная учеба сменялась у них молитвой, а молитва — добрыми делами. И всегда, завернувшись в талесы, сидели в комнате суда старцы с горящими глазами, и решали: этот прав, этот неправ, это дозволено, это — нет…

Однажды еврей, известный своими грехами, нарушениями и преступлениями, зашел в эту комнату. Спросили у него мудрецы:

— Что ты ищешь там, где звучат слова Торы? Мало ты смеялся над нею, мало нарушал ее заповеди?!

— Все это правда, — угрюмо кивнул гость. — Но теперь я раскаялся и хочу, чтобы вы указали мне дорогу тшувы.

Мудрецы переглянулись, пошептались и решили, что это еще одна шутка, которую придумал злодей. Тогда один, сидевший в середине, сказал то, что думал:

— Разве можно поймать птицу в небе? Так же высоко летает твоятшува. Не мешай нам, ступай отсюда.

Злодей вышел на улицу с опушенной головою. Вдруг искра надежды мелькнула в его глазах: в этом городе живет святой Ари, рабби Ицхок-Лурия Ашкенази! Тайны неба и того, что над небом, известны ему, а грядущее он читает, как раскрытую книгу. Скорее к нему!

Рабби Ицхок выслушал гостя и сказал спокойно и буднично:

— Ворота тшувы никогда не закрыты. Каждый может туда войти.

Грешник открыл рот и говорил, не переставая, несколько часов. Ари скоро понял: ста лет не хватит его гостю, чтобы избавиться от зла, которое налипло к его душе за время привольной жизни. Он прервал гостя:

— Ты знаешь, скоро Йом-Кипур. Приходи ко мне за день до поста, и я открою тебе один секрет…

Грешник пришел к Ари в урочный час и услышал весть, от которой у него затряслись колени. Цадик сказал:

— Помочь твоей душе может только смерть. И не такая, которая постигает обычных людей. Мы свяжем тебе руки и ноги, вставим в рот воронку и зальем туда расплавленный свинец. Он прожжет все органы и жилы, которыми ты грешил. Мучение ужасно, но другого выхода нет…

— Рабби, я согласен!..

Через недолгое время он лежал, связанный надежными ремнями, с повязкой на глазах, а на плите плавился в кастрюле кусок свинца.

Ари велел грешнику читать видуй, исповедь. А потом ему в рот вставили воронку…

Грешник не видел, как Ари взял банку со сладким сиропом и стал лить это питье в воронку вместо свинца. Он задергался, а потом в ужасе воскликнул:

— Но это не свинец!.. Где свинец?! Рабби, я хочу искупления!!!

— Все будет хорошо, сын мой, — отвечал Ари. — Все увидели, что ты готов расстаться с жизнью, чтобы оправдаться перед Всевышним. Но Он жалеет тех, кто возвращается к Нему, и помогает им. Я уверен: после того, что ты пережил, мысли о грехе не придут тебе в голову. Душа твоя осталась в теле, теперь нужно научить ее исполнять волю Творца. Вот путь, по которому мы пойдем вместе!

…Каждый, кто делает первые шаги в иудаизме и неожиданно для себя выясняет, что у евреев существует Письменная Тора и Устная Тора (Мишна, Талмуд), задает этот вопрос вопросов: почему Б-г не велел записать Устную Тору с самого начала? Ведь это стало причиной большей части несчастий и проблем еврейского народа. Во времена существования Второго Храма возникло движение саддукеев, которые верили только Письменной Торе, позднее этому же пути следовали караимы. И сегодня есть люди, которые все время требуют объяснения и ссылки на письменные источники: «Откуда вы это знаете? Где вы это взяли? Где это написано в самой Торе?..»

Более того, Б-г не только не велел, но и запретил записывать то, что должно передаваться из уст в уста. Так Талмуд (трактат «Гитин», 60а) говорит: «Рабби Йеѓуда бар Нахмани толковал: «Написано: «Запиши себе слова эти» (Шмойс, 34: 27) и написано там же: «Ибо на основе слов этих» (буквально — «устами слов этих»)… Вот что это значит: слова, которые даны письменно, не должен ты передавать устно, а слова, данные устно, не должен ты передавать письменно». Ученики рабби Ишмоэля учили: «Слова эти» (Письменную Тору) вы можете записывать, но вы не можете записывать ѓалохойс, законы — то есть, Устную Тору». Раши добавляет: «Таким образом мы видим, что Талмуд был написан только потому, что Тора начала забываться в народе Израиля». А если это так, то снова возникает вопрос: почему Б-г не разрешил записывать Устную Тору? Ведь это позволило бы избежать многих бед!

Человек по природе своей не склонен к тому, чтобы раскрывать перед всеми свою душу. Например, возвращаясь из путешествия, он делится со своими друзьями и знакомыми только хорошими впечатлениями. Однако, придя домой, он говорит своей жене: «Представить себе не можешь, сколько неприятностей случилось со мной во время поездки!» Другими словами, есть две версии: официальная история, которую он рассказывает всем, и чувства, которые он испытывал в тот или иной день, в определенном месте и т. п. И делиться своими чувствами он будет только с самыми близкими людьми, которые любят его, — с женой или лучшим другом. Это происходит не обязательно потому, что человеку есть что скрывать. Просто в этом и состоит особенность личных отношений — между супругами, родными, близкими друзьями. Только с ними человек делится наиболее сокровенным.

На этой же основе строятся отношения Всевышнего и народа Израиля, годовщину «свадьбы» которых мы отмечаем в праздник Швуэс. Тогда Б-г на весь мир во всеуслышание объявил людям Десять заповедей. Это было самое открытое и громогласное провозглашение Б-жественных законов, потому что они действительно принадлежат всем (даже заповедь о Субботе, которую исполняют только евреи, можно считать всеобщим законом, так как каждый должен верить в то, что Б-г сотворил мир за шесть дней и отдыхал на седьмой день). А затем Б-г дал нам Письменную Тору. Поскольку она была записана, то стала достоянием широкой общественности — любой человек может читать и изучать ее. Поэтому и представители других религий утверждают, что Танах в равной мере принадлежит и им. Мусульмане и христиане также претендует на право собственности…

Хорошо, но как же тогда выражается «интимность» отношений между Б-гом и народом Израиля? Именно в Устной Торе! Этой частью закона Всевышний делится лишь со Своей женой, народом Израиля, не желая, чтобы кто-либо еще услышал и узнал это.

Талмуд в трактате «Гитин» говорит об этом так: «сказал рабби Йоханан; «Б-г заключил союз с народом Израиля ради Устной Торы, как сказано: «Ибо на основе слов этих заключил завет с тобой и Израилем». О чем заключил Б-г союз с Израилем? Также как в браке между супругами есть секреты, которыми они делятся только друг с другом, и тот, кто предает эти секреты огласке, теряет доверие другого супруга, так и Г-сподь заключил завет с Израилем, чтобы евреи сохранили тайны Торы в устной традиции».

В «Мидраше Танхума» (глава «Ки сисо») мы найдем доказательство этому. Рассказывая о сорока днях пребывания Моше-рабейну на горе Синай, мидраш говорит: «Откуда Моше знал, когда день? Если Всевышний учил его Письменной Торе, он знал, что это день. Когда Б-г учил его Устной Торе, Мишне и Талмуду, он знал, что настала ночь». И это вполне понятно, ведь днем мы говорим о том, что каждый может услышать — но о личном люди говорят в ночное время. Так и Б-г самым сокровенным делился с Моше ночью.

Подтверждение этому мы находим в другом мидраше, «Ялкут Ѓошеа»: «Попросил Моше, чтобы Мишна была записана, но Всевышний знал, что в будущем неевреи сделают перевод Торы и будут читать ее по-гречески и заявлять, что они тоже Израиль. Б-г спрашивает другие народы: «Как вы можете говорить, что вы Мои сыновья? Я вас не признаю! Сыновья Мои только те, у кого в руках Моя тайна». Какая тайна? Мишна». Это доказывает, что именно в Устной Торе заключены те секреты, которые Всевышний доверил еврейскому народу, и никто больше не знает их. Вот что отличает взаимоотношения Б-га с евреями от Его отношений с представителями других народов.

Талмуд (трактат «Авойдо зоро», 35а), комментируя стих из Песни песней: «Мне твоя близость приятней вина…» (Шир ѓаширим, 1: 2), дает этим словам такое разъяснение: «Здесь речь идет о еврейском народе, который сказал пред Всевышним: «Приятней вина Торы мне слова мудрецов Твоих». Это означает, что именно слова Устной Торы выражают сокровенные отношения между Б-гом и Израилем. Мы не делимся ими со всем миром, мы бережем их для себя. Слова любви Устной Торы приятней, чем общедоступные слова Письменной Торы, потому что они выражают особо близкие отношения, которые установились у нас с Б-гом, и которых нет ни у какого иного народа в мире.

Классический пример этого мы находим в нашей сегодняшней недельной главе «Бехукойсай», которая почти целиком посвящена теме награды и наказания. Если мы исполняем волю Всевышнего, то будем вознаграждены, а если, не дай Б-г, нет, то пожалеем об этом. При чем речь идет о материальных наградах, даются обещания материального изобилия, если мы будем соблюдать законы Торы, и о физических страданиях и лишениях, если, не дай Б-г, будет наоборот. Тем не менее, мы не видим в Торе обещаний грядущего мира и воскрешения из мертвых. Комментаторы Торы во главе с Рамбамом («Законы раскаяния», глава 9), спрашивают: как могло произойти, что в Писании ничего не сказано о жизни в грядущем мире, где праведники будут по достоинству вознаграждены, а со злодеев взыщут за их грехи?! Хотя есть в Торе некоторые намеки на существование системы поощрения и наказания в грядущей жизни, но это — лишь намеки. Например, говоря о заповеди уважения родителей, Тора пишет: «Почитай отца твоего и твою мать, как повелел тебе Г-сподь, Б-г твой, чтобы продлились дни твои и чтобы хорошо было тебе…» (Дворим, 5: 16). Еврейские мудрецы (Талмуд, трактат «Кидушин», 39б) объясняют: «Почему Тора повторяет эти слова дважды? Слова «чтобы продлились дни твои» намекают на мир, который длится вечно, а слова «чтобы хорошо было тебе» — на мир, который весь — добро».

Подобные намеки мы встречаем в разных местах Танаха. В Книге Коѓелес написано: «Дух возвратится к Б-гу, Который дал его». В 1-й Книге Шмуэля Авигаиль, жена Навала из Кармеля, говорит Давиду: «Да будет душа господина моего завязана в узле жизни у Г-спода, Б-га твоего». Однако это — всего лишь намеки. А во всем тексте Торы нет ни одного слова, которое бы ясно давало понять, что существуют духовные награды и наказания. Как такое может быть?

Есть много объяснений этому, но в продолжение того, о чем мы говорили, пожалуй, можно сказать, что понимание духовных наград и наказаний доступно не всем, ведь это не то, что вы можете потрогать руками. Это и есть сокровенная тайна, данная Б-гом еврейскому народу, и поэтому о ней прямо не написано в Торе. Как будто Всевышний говорит Израилю: «Материальные вознаграждения и наказания — это официальная версия, но она предполагает нечто более духовное, то, что действительно ожидает кошерного еврея за все неприятности, которые он переживает каждый день, и за его самоотверженность в исполнении заповедей. Это то, что не каждый должен знать, поскольку не все способны оценить и понять высокую духовность. На самом деле награда каждому — это удел в Грядущем мире, где праведники насладятся великолепием Шхины — Б-жественного Присутствия. Именно об этом сказал царь Давид (Теѓилим, 31:20): «Как много у Тебя хорошего, что Ты хранишь для боящихся Тебя, что Ты уготовил уповающим на Тебя пред сынами человеческими!»

Комментарии: Наш «личный разговор» со Всевышним
Нет добавленных комментариев