Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

Как возродить огонь любви к Торе?

Четверг, 17. Февраль, 2011 - 6:56

Как-то раз третий Любавичский Ребе Цемах-Цедек, сидя на фарбренгене, сказал своим хасидам: «У Баал-Шем-Това горели свечи изо льда, а теперь даже хасиды, годами изучавшие Талмуд и хасидизм, — холодны… — помолчав, Ребе добавил: — Баал-Шем-Тов очень любил свет. По гиматрии слова ор («свет») и роз(«тайна») имеют одинаковое числовое значение — 207. Тот, кто знает тайный смысл вещей, может объяснить его и тем самым пролить Б-жественный свет в этот мир… Однажды случилось так, что у учеников Баал-Шем-Това не нашлось достаточно свечей, чтобы осветить синагогу. Зная любовь своего учителя к свету, они были очень расстроены. Войдя, Баал-Шем-Тов сказал: «Евреям нужен свет, моя работа — светить евреям!» Ученики посетовали: «Мы смогли достать только одну свечу». Тогда рабби Исроэль велел ученикам наломать с крыши сосулек, поставить их в подсвечники, поднести огня… И эти свечи загорелись!»

В заключение Ребе Цемах-Цедек с особой горячностью провозгласил: «У учеников Баал-Шем-Това горели и светили ледяные свечи, а сегодня у хасидов темно и холодно!..» Внук Цемах-Цедека Ребе Рашаб (пятый Любавичский Ребе), рассказывая эту историю, добавлял: «Своими словами дедушка зажег в хасидах негасимый огонь души — «огонь постоянный… что не угаснет» (Ваикро, 6: 6).
 

…В конце нашей сегодняшней недельной главы «Ки сисо» мы читаем о том, что Моше-рабейну спустился с горы Синай и принес вторые скрижали в День искупления (Йом-Кипур), когда Всевышний простил сынов Израиля. Тора говорит так: «Моше не знал, что лучезарным стало его лицо…» (Шмойс, 34: 29). Наши мудрецы объясняют: «Моше удостоился лучей славы, когда он находился в пещере. Святой, благословен Он, положил Свою руку на его лицо, как сказано: «…и заслоню Моею рукой» («Шмойс рабо», 47).

На этот раз, когда Моше вернулся с горы Синай, его лицо, освещенное Б-жественным светом, внушало всем такой трепет, что «боялись подступить к нему». Евреи испытывали такое благоговение и почтение к Моше, что не только не решались спорить с ним, как в Египте, но даже не могли стоять с ним рядом!

Явление Б-жественного света, впервые проявившееся на лице Моше, было отмечено и у пророков, которые были после него, и у некоторых других великих сынов Израиля в более поздние времена. В подтверждение этого хочу привести интересную историю из Талмуда (приводится в «Мидраш Танхума», «Лех-лехо», 10).

Незадолго до разрушения Второго Храма, жил в окрестностях Иерусалима богатый человек по имени Ѓурканос. Он был одним из самых богатых землевладельцев того времени, и было у него несколько сыновей, одного из которых звали Элиэзер. Все дети занимались семейным бизнесом, никто из них не учился в школе и не знал Торы. И только у Элиэзера была страстная тяга к учению. Его сердце стремилось в Иерусалим, где были иешивы, в которых изучали Тору. Однако отец, считавший, что земледелие принесет его сыновьям больше денег и счастья, чем учение, никогда бы не позволил Элиэзеру покинуть родительский дом.

Однажды, когда ему было 22 года, Элиэзер просто сбежал и отправился в Иерусалим. Там он присоединился к ученикам рабби Йоханана бен Закая, бывшего в то время руководителем поколения. Рабби Йоханан сразу заметил его большой талант и страстное желание учиться. Хотя Элиэзер не имел никаких знаний в Торе, не умел даже молиться, а в академию принимали людей, изучавших Тору, рабби Йоханан принял его и решил посмотреть, что из этого выйдет. В тот период у Элиэзра совершенно не было средств к существованию, и он голодал, пока однажды рабби Йоханан не почувствовал плохой запах у него изо рта, и не спросил его: «Элиэзер, сын мой, ты ничего не ел сегодня?» Элиэзер молчал. Поинтересовавшись у хозяина дома, где жил Элиэзер, получает ли он там еду, рабби Йоханан узнал, что тот думал, что еду ученик получает в иешиве. А в иешиве думали, что он столуется у хозяина! Теперь рабби Йоханан знал, что стоит приложить все силы, чтобы дать Элиэзеру возможность учиться: юноша, готовый голодать для того, чтобы учить Тору, заслуживает особого к себе отношения! Рабби Йоханан позаботился о том, чтобы Элиэзера кормили и помогали ему в занятиях. Через несколько лет он догнал в знаниях лучших учеников рабби Йоханана.

Тем временем братья Элиэзера начали уговаривать отца лишить сбежавшего сына его доли наследства. Они говорили: «Отец! Мы здесь работаем в поте лица и помогаем тебе во всем, а Элиэзер убежал из дома и ничего не делает для развития семейного бизнеса. Тем не менее, после твоей смерти он захочет получить свою долю! Разве это справедливо?!» Тогда Ѓурканос решил лишить своего сына Элиэзера наследства. Для того, чтобы его решение имело юридическую силу, он отправился в самый уважаемый в Иерусалиме раввинский суд, председателем которого был рабби Йоханан бен Закай. Ѓурканос намеревался перед лицом суда подписать завещание, по которому его сын Элиэзер лишался права на свою долю отцовского имущества.

Ѓурканос пришел в Иерусалим в пятницу вечером. Рабби Йоханан пригласил его на праздничную трапезу, где присутствовали самые выдающиеся мудрецы того поколения и первые богачи города. Он велел распорядителю торжества посадить Ѓурканоса в первом ряду, возле трех самых богатых в Иерусалиме людей, которых звали Калба Савуа, Накдимон Бен-Гурион и Бен-Цицис ѓаКесет. Мидраш рассказывает, что Ѓурканос «сидел между ними и дрожал» от волнения, что сидит рядом с такими важными людьми. И тут встал рабби Йоханан бен Закай и попросил своего ученика Элиэзера обратиться к присутствующим со словами Торы. Сначала молодой Элиэзер скромно отказался, но потом он исполнил просьбу своего учителя. Мидраш описывает это так: «И говорил рабби Элиэзер свою проповедь, а его лицо светилось, как солнце, и было лучезарно, как у Моше-рабейну». Потом встал рабби Йоханан «и поцеловал его в голову и сказал: «Счастливы Авраѓам, Ицхок и Яаков, что у них такой потомок».

Увидев, каких высот достиг в учении его сын Элиэзер, Ѓурканос встал и сказал всем: «Я пришел сюда, чтобы полностью лишить моего сына Элиэзера наследства, но сейчас я отдаю ему все мое имущество, включая доли его братьев». Элиэзер, однако, отказался принять то, что должно было принадлежать его братьям…

Что же произошло? Не то чтобы Ѓурканос хорошо понял проповедь своего сына Элиэзера (логичнее предположить, что он ничего из нее не понял), но когда он увидел, что все уважаемые люди Иерусалима ценят это, а сам рабби Йоханан бен Закай обнял и поцеловал его сына, он понял, что если это хорошо для них, то, наверное, хорошо и для него. Чувство всеобщего воодушевления захватило его, и он осознал, какого особенного и талантливого сына он удостоился. Поэтому он полностью изменил свое мнение и обещал сыну все свое имущество. А Элиэзер был рад возможности предаваться учению, не заботясь о куске хлеба. Мир в семье был восстановлен, и в доме рабби Элиэзера водворился достаток, не покидавший его до конца дней.

Иногда люди, которые исполняют заповеди и молятся в течение нескольких лет, жалуются, что в начале, когда все было ново, они делали это с особым воодушевлением. Молитва была с кавоной(особой сосредоточенностью), любая сделанная мицва приносила радость. А сегодня «источник пересох», и они лишь рутинно исполняют заповеди.

Это напоминает отношения между супругами. Новобрачные восхищаются друг другом, но через несколько лет их чувства охладевают… Правда, иногда одному из супругов выпадает случай увидеть, как другие люди оценивают их «половинку». Например, жена слышит, как другие говорят о достоинствах ее мужа, о том, что он умен и талантлив, что его бизнес процветает, что он пользуется уважением и авторитетом у известных и уважаемых всеми людей. И тогда в ней снова просыпается энтузиазм первых дней и осознание того, как ей повезло с мужем.

Те же чувства испытывает еврей, впервые вступающий в союз с Торой. Сначала у него есть энтузиазм и стремление к совершенству, но с течением времени, его одолевает повседневность. Как же возродить огонь любви между евреем и Торой?

Лучший совет: общаться с евреями, которые в данный момент находятся дальше от иудаизма, чем он сам. Энтузиазм и переполненная чувствами жизнь тех, кто только начинает исполнять заповеди, увлечет еврея и с ним произойдет то, что случилось с Ѓурканосом. Это поможет возродить восхищение и живость восприятия первых дней «брака» с Торой, напомнит о том, как ему повезло, что он родился евреем и имеет возможность исполнять заповеди. И тогда он воскликнет: «Возврати нас, Г-споди, к Себе, и мы возвратимся, обнови дни наши, как прежде…» (Эйха, 5: 21).

Комментарии: Как возродить огонь любви к Торе?
Нет добавленных комментариев