Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

Миква и синагога — основа основ

Четверг, 30. Декабрь, 2010 - 7:11

Сегодня я хочу рассказать удивительную историю строительства миквы в московской синагоге в Марьиной Роще. Эти события стали известны мне из воспоминаний их непосредственного участника — Александра Лукацкого, бывшего москвича, отказника, ныне проживающего в Эрец-Исроэль. Вот, что он рассказал:

«В начале месяца ов 5746 года (летом 1986 г.) в Москву из США приехал специалист по строительству микв раввин Гершон Гроссбаум. Он сообщил, что его прислал Любавичский Ребе, чтобы немедленно начать строительство миквы. У него даже имелась определенная сумма денег на строительные работы. Я удивился. Уже сам факт строительства религиозного (как тогда говорили, «культового») сооружения — да еще в центре Москвы — считался открытым бунтом против властей. Кроме того, работы нужно было начинать в траурные для евреев дни, связанные с разрушением Храма (по закону Торы в это время соблюдают ряд ограничений, в том числе не занимаются строительством). Я поделился своими сомнениями с равом Гроссбаумом.

— Если Ребе велел приступать к строительству немедленно, значит надо начинать, — ответил он.

Я попытался продумать практические вопросы: как получить стройматериалы без разрешения соответствующих инстанций, где найти бригаду профессиональных строителей и т. д. Задача казалась невыполнимой.

— Если Ребе сказал приступать, надо приступать, — снова сказал рав Гроссбаум и начал объяснять мне технические основы строительствамиквы. Спустя несколько часов мы вместе набросали план постройки.

Покончив с планом, рав Гроссбаум договорился встретиться со мной на следующий день и уехал. Оставшись один и по-прежнему пребывая в сомнениях, я встал в углу синагоги и излил душу перед Всевышним, умоляя помочь…

Около четырех я собрался идти домой. Неподалеку от синагоги стояло несколько работяг, очевидно ждавших открытия винно-водочного магазина, находившегося поблизости. Я заметил среди них человека в строительной спецовке.

— Заработать хочешь? — спросил я. Он кивнул.

Я коротко объяснил, что нужно будет сделать, и пообещал хорошо заплатить. Он ушел и примерно через полчаса вернулся с бригадой из пятнадцати человек. Каждый нес свои инструменты. Не теряя ни секунды, мы принялись за работу и в течение ночи в одном из подсобных помещений выкопали необходимых размеров яму.

Наутро пришел рав Гроссбаум и поинтересовался, появились ли у меня какие-нибудь соображения по поводу предстоящего строительства. Вместо ответа я открыл перед ним дверь комнаты, едва успев удержать его от падения в яму. «Потрясающе!» — только и смог произнести он, увидев проделанную работу.

Без проблем и трудностей, однако, не обошлось. Во-первых, стены в помещении были деревянными. Для миквы нужно было возвести стены заново — из бетона. А откуда было взять необходимые стройматериалы в эпоху всеобщего дефицита?! Положение усугублялось еще и тем, что сотрудники отдела по делам религий регулярно устраивали нам проверки. В тот раз мы тоже ждали их прихода, но нас никто не беспокоил. Ребе не зря велел приступать к строительству миквы 6 ова. Как выяснилось потом, именно с этого дня большинство работников отдела, получив свои законные отпуска, разъехались на несколько недель. Староста синагоги, назначенный на свой пост все той же «конторой», тоже уехал в отпуск, и таким образом мы были избавлены от опасности доноса.

Итак, в нашем распоряжении было около месяца. С покупкой строительных материалов помог прихожанин нашей синагоги Шолом Янтовский, который, будучи инвалидом войны, имел особые привилегии. Нанятые мной «шабашники» работали быстро. Денег на строительство мы не жалели. Микву нужно было сделать особенно красивой!

Я молил Б-га о том, чтобы Он совершил чудо, и чудо произошло. К 13 элула строительство было полностью закончено. Мы уложились всего в один месяц, а если учесть, что мы не работали по Субботам, и еще несколько дней было потеряно в силу разных причин, получается, что на все ушло 16 дней!

По указанию Ребе в Москву из Лондона прилетел рав Моше Позен, чтобы засвидетельствовать кошерность миквы, а также выяснить, как вообще обстоит в Союзе положение дел с миквами. Нам же оставалось лишь дождаться первого дождя…

После того, как дождь прошел, и нижний резервуар наполнился, в новую микву успела окунуться одна женщина. А на следующий день к нам пожаловали гости из «конторы»!

Строительство миквы представлялось властям величайшим злом (и не зря — именно после возникновения миквы в Марьиной Роще началось активное пробуждение еврейства в Москве и других городах СССР). Меня вызвали на допрос и сообщили, что синагогу закроют в четверг ночью, и откроют ее лишь в пятницу вечером, перед самым началом Шабоса. После этого меня отпустили домой. Придя в синагогу незадолго до начала Субботы, я обнаружил, что вход вмикву закрыт и опечатан, а окна заколочены.

Смутное чувство тревоги не покидало меня весь Шабос. Едва Суббота закончилась, я выломал доски на одном из окон и проник в помещение. Миквы больше не было! Гэбэшники засыпали ее песком, залили слоем бетона, а наверх постелили жесткий деревянный паркет — по уровню пола. У меня потемнело в глазах, но я решил, что этого так не оставлю! Подумалось: «Ничего! Этот паркет еще будет красоваться на возвышении для чтения Торы в нашей синагоге…»

Возникла идея сфотографировать помещение, чтобы потом опубликовать эти снимки во всех газетах мира. Конечно, нужно было спросить совета у Любавичского Ребе. К моему удивлению, Ребе порекомендовал воздержаться от огласки, объяснив, что подобные действия могут только навредить. «Ничего не надо делать: дело должно наладиться само собой», — таков был его ответ. Одновременно с этим представители организации «Эзрас ахим» осуществляли тихое, но интенсивное давление на советских чиновников. Кроме того, история о разрушенной коммунистамимикве стала известна в высоких сферах, и об этом — помимо прочего — было упомянуто в Женеве на советско-американской встрече на высшем уровне!

В мае 1987 года, к удивлению прихожан синагоги в Марьиной Роще, нам было передано разрешение властей приступить к восстановлениюмиквы. Все это сопровождалось извинениями за то, что «некоторые безответственные сотрудники разрушили ее». Когда мне официально сообщили о принятом решении, я ответил: «Микву разрушили ваши люди, пусть они ее и восстанавливают!» Они заупрямились, но я тоже заупрямился. В конце концов, в Марьину Рощу — по распоряжению КГБ — прямо посреди ночи прибыла бригада строителей. Они сняли паркет, вырубили из бассейна весь цемент, выгребли песок и отремонтировали трубы. Это была полная победа! Никому не нужные паркетные доски валялись во дворе синагоги. Так я получил возможность выполнить свое решение — использовать этот паркет для покрытия бимы в нашей синагоге…»

Несколько недель назад из новостей мы узнали, что суд города Кракова вынес приговоры трем участникам похищения чугунной надписи с ворот мемориального комплекса «Аушвиц — Биркенау» (Освенцим) в Польше. Надпись «Arbeit macht frei» («Труд освобождает»), расположенная на воротах бывшего концлагеря, в котором нацисты умертвили около 1,5 миллионов человек, была украдена 18 декабря прошлого года. Через несколько дней она была найдена в распиленном виде. В начале 2010 года работники музея восстановили надпись… Хотя, казалось бы, что в ней особенного?! Почему именно она стала одним из мрачных символов Холокоста, и весь мир был возмущен этой дерзкой кражей?

На самом деле, надпись вскрывает самую суть нацистского режима, его жестокость, цинизм и двуличие. Палачи не говорили евреям, что собираются убить их. Когда евреев загнали в трудовой лагерь, им сказали, что «труд освобождает»: они будут работать и получать пищу, и все будет хорошо.

И так было во всем, что делали нацисты. Например, все слышали про «Хрустальную ночь». Но спросите кого-нибудь, что тогда случилось, и вам ответят, что разбили стекла окон в синагогах. Мол, во Франции молодой еврей убил немецкого дипломата за то, что депортировали его родителей, эта новость достигла Германии и вызвала «стихийное народное негодование», в результате которого были разбиты окна нескольких синагог… Так представляли мировой общественности события «Хрустальной ночи» нацистские власти.

Но каждый, кто немного глубже изучает книги по истории, знает, что за одну эту ночь в десятках городов Германии и Австрии были сожжены или разгромлены 267 (по другой версии — полторы тысячи) синагог, 7,5 тысяч торговых и коммерческих предприятий, сотни жилых домов евреев. Около ста евреев были убиты, сотни ранены и покалечены, тысячи подверглись унижениям и оскорблениям, около 3,5 тысяч арестованы и отправлены в концентрационные лагеря.

Погромщики разграбили и сожгли сотни еврейских магазинов и предприятий, но ведь не на каждом из них была мезуза, и не все их хозяева носили кипу. Откуда же эти молодчики точно знали, что принадлежит евреям, а что нет? Конечно, списки с адресами и другими данными для них были заранее подготовлены… А сколько нужно было солдат СС для того, чтобы за одну ночь арестовать и отправить в лагеря тысячи евреев?! Такие широкомасштабные действия требовали многих месяцев планирования и организации. Все было подготовлено заранее, они просто ждали сигнала. И вот предлог был найден — еврей убил немецкого дипломата. Это послужило «оправданием» их действий. Но как они назвали это? «Хрустальная ночь», мол, просто побили несколько окон в нескольких синагогах…

В нашей сегодняшней недельной главе «Воэйро» мы читаем о том, как еврейский народ жил в изгнании в Египте. Мы видим, что методы фараона были удивительно похожи на нацистскую систему!

Как все начиналось? Мидраш говорит, что фараон созвал всех сынов Израиля и сказал им: «Я прошу вас, помогите мне отстроить страну!» И фараон сам взял в руки инструменты и показал им живой пример! Кто из видевших самого фараона за изготовлением кирпичей устоял бы и не присоединился к нему?! Особенно евреи, которые всегда хотят доказать свою лояльность по отношению к стране, где они родились и живут! Сразу же весь народ Израиля был мобилизован на помощь фараону. Сначала это была работа на добровольной основе, но потом она стала обязательной повинностью, от которой невозможно было избавиться.

Но у фараона по-прежнему была проблема: евреев было слишком много, и надо было понизить их рождаемость. В Египте возникла демографическая проблема, сынов Израиля могло стать больше, чем египтян. Тогда фараон созывает акушерок и наказывает им, чтобы они потихонечку, в тайне от всех, убивали каждого новорожденного еврейского мальчика, говоря, что ребенок родился мертвым. Но акушерки отказываются исполнять приказ. Тогда фараон решает попробовать другой метод…

И здесь надо вспомнить содержание нашей сегодняшней недельной главы. Мы читаем о казнях, которыми Б-г наказал египтян. Первой из них было превращение воды в кровь. Почему Всевышний выбрал для египтян такое наказание? Почему надо было превращать воду в кровь, и именно в первой казни?

Мидраш рассказывает, что в Египте дочери Израиля исполняли заповедь об очищении в водах миквы. Так как египтяне хотели сократить рождаемость среди евреев, они не позволяли еврейским женщинам использовать для ритуального омовения воды египетских рек.

Любавичский Ребе объясняет, что египтяне обнаружили неплохой способ добропорядочно выглядеть и преследовать свои цели. Они никуда не вмешиваются, никому не говорят, что надо делать. Они не убивают детей, не дай Б-г! Они просто закрыли доступ к воде. Ведь можно найти много причин, чтобы не дать евреям окунуться в реки: сказать, к примеру, что рабы будут загрязнять воду, что египтяне не хотят купаться с ними в одних и тех же местах. В истории нашего народа были случаи, когда евреев обвиняли в отравлении колодцев — в предлогах никогда нет недостатка! А еще египтяне могли сказать, что просто заботятся о том, чтобы евреи, не дай Б-г, не простудились зимой! Так или иначе, они выигрывали сразу по двум направлениям: остановить рождение еврейских детей и при этом сохранить имидж «достойных» людей. Всевышний же наказал их по принципу «мера за меру». Египтяне лишили народ Израиля вод миквы, Б-г лишил их воды на неделю и дал им почувствовать, каково это — жить без воды. Такова была первая казнь египетская — превращение воды в кровь.

…Царь Давид сказал: «Заповедь Твоя сделала меня мудрее врагов моих, ибо она вовек со мной» (Теѓилим, 119: 98). Если вы хотите убедиться в том, что важно в иудаизме, посмотрите, что именно хотят уничтожить в первую очередь наши ненавистники, когда стремятся помешать нам. Египтяне пытались сократить рождаемость у евреев, не давая им исполнять заповедь о микве. Когда нацисты хотели сломить дух еврейского народа, они напали в первую очередь на синагоги. А коммунисты закрывали и миквы, и синагоги. Но все они только еще раз подтвердили то, что мы, евреи, и так хорошо знаем:миква и синагога — два наиболее важных для еврея места, основа основ, где мы черпаем силу для продолжения жизни. И поэтому не было, нет и не может быть еврейской общины, у которой не было бы синагоги и миквы. И нам необходимо особо сохранять и поддерживать соблюдение этих двух важнейших заповедей — погружения в воды миквы и молитвы в синагоге!

Комментарии: Миква и синагога — основа основ
Нет добавленных комментариев