Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

Камца, Бар-Камца и… министр Либерман

Пятница, 02. Июль, 2010 - 3:15

Я был в Израиле как раз в то время, когда турецкая «Флотилия мира» пыталась прорвать блокаду Газы. В результате этой акции, как все знают, несколько израильских солдат были тяжело ранены, а среди прибывших на судне насчитывалось девять погибших и десятки раненых. Сегодня, впрочем, как и в те дни, абсолютно ясно, что на корабле «Мави мармара» находились не «борцы за мир», а вооруженные террористы, которые заранее готовились к провокационному столкновению с солдатами Армии обороны Израиля.

Почти весь мир осудил Израиль: мусульманские страны, Россия, Китай, некоторые из государств Европы. Даже Америка «не понимала», почему солдаты убивают «борцов за мир»!.. Народ Израиля почувствовал себя в кольце дипломатической блокады. Мир угрожал объявить Израилю экономический бойкот и прервать дипломатические отношения. Такова была реакция государств, которые сами для защиты своих собственных интересов не гнушаются никакими средствами. На территории этих стран ежедневно убивают невинных людей, их правительства совершенно не обращают внимания на попытки истребления целых народов в других местах… Но как обычно ООН и значительная часть ее членов осуждают только Израиль, государство, которое делает все, чтобы сохранить свою целостность, ведя непрекращающуюся войну за существование…

Мне не хотелось бы сейчас развивать тему «несправедливости» стран мира по отношению к Израилю и конфликту с палестинцами, ибо это тема для совершенно другой статьи. Однако пребывание на родине дало мне возможность самому убедиться в непонимании или нежелании многих израильских журналистов и политиков понять, в чем на самом деле заключается суть проблемы. Многие писали, говорили и пытались объяснить, что у нас не хватает лидеров, что мы не умеем создавать положительный имидж своему государству. Они утверждали: мы не можем решить, что и как надо делать, и тем более не можем объяснить миру свои действия. Мы не умеем убедить другие государства в том, что мы сделали все правильно и что другая страна из подобной ситуации вышла бы с куда бóльшими потерями с другой стороны. Достаточно просто вспомнить Чечню, Грузию, Афганистан и Ирак, чтобы понять, как решают свои проблемы по борьбе с террором страны, осуждающие Израиль за каждого террориста, который был убит в ответ на то, что сам пришел убивать.

Министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман выступил с подробной статьей, в которой в основном правильно описал события и сложившуюся вокруг Израиля политическую обстановку, но я думаю, что заключение, к которому он пришел, не совсем верно. Либерман пишет: «Проблема состоит не только в разъяснении нашей позиции или в мобилизации успешных агитаторов. Все представляется гораздо более сложным, так как влияние необходимо оказывать на два уровня: на иностранные правительства и на мировую общественность. Что касается официальной позиции иностранных государств и правительств, то ее очень ясно и лаконично определил политик, который был одним из самых видных друзей Израиля в 60-е годы, Шарль де Голль, говоривший, что «у государств нет друзей — есть только интересы».

Иллюзия того, что мы можем найти справедливость в джунглях, которые называются «международное сообщество», является абсурдом в лучшем случае, а в худшем — представляется полной наивностью. Все страны действуют исключительно в своих национальных интересах, и эти интересы не могут быть изменены с помощью информации, пишет Либерман, продолжая раскрывать суть проблемы разъяснения политики Израиля для международной общественности.

«Главная трудность состоит в том, что Израиль вынужден противостоять 57 мусульманским странам, которые контролируют 70 процентов источников природной энергии в мире, а населяющие их 1,3 млрд. человек представляют собой гигантский рынок сбыта, имеющий огромное влияние на состояние мировой экономики. Это означает, что любой стране, которая хочет быть избранной в такие международные организации, как Совет Безопасности ООН, ЮНЕСКО, Совет по правам человека и т. д., в первую очередь необходима поддержка этих 57 голосов».

По этой же причине мир не будет открыто осуждать ситуацию с правами человека в Саудовской Аравии. Этот вопрос не будет подниматься в Совете по правам человека в Женеве или в национальных парламентах «передовых» стран. Никакая информационная кампания не изменит сложившееся положение. Поэтому в мировых средствах массовой информации всегда будут муссироваться только решения ООН, осуждающие Израиль.

Вторая проблема, по словам Либермана, заключается в том, что Израиль, как государство, не вкладывает достаточно денег в сферу информации и связей с международной общественностью: Необходимо увеличить суммы, которые Израиль предназначает для разъяснения своей политики. «Вступая в должность министра иностранных дел, — пишет Либерман, — я обнаружил, что бюджет, предназначенный для этих целей в 27 европейских странах — в том числе в таких крупных и важных государствах, как Германия, Франция, Великобритания, Италия и Испания, составляет не более 6 миллионов шекелей в год… Политическая пропаганда при подобной расстановке приоритетов обречена на провал. Даже если в наших посольствах работают отличные дипломаты, они имеют дело с более чем 20 посольствами арабских стран (Бахрейн, Кувейт, Саудовская Аравия, Иран и т. д.), у которых нет бюджетных ограничений и каких-либо ограничений морального, административного или правового толка.

Добавим к этому «промывание мозгов», которое осуществляют располагающие значительными бюджетами и влиянием арабские средства массовой информации, такие как «Аль-Джазира» и «Аль-Арабия». Арабские государства делают значительные пожертвования в бюджеты университетов на Западе и т. д. Следует учитывать и демографический компонент. Например, во Франции евреи составляют лишь 1 процент населения, в то время как мусульмане — 16 процентов».

В заключении израильский министр иностранных дел приходит к выводу: «В свете этих данных, даже сравнение с противостоянием Давида и Голиафа не отражает сложившуюся расстановку сил».

Все это абсолютно верно, но, к сожалению, министр иностранных дел еще забыл упомянуть главную причину, которая на самом деле должна была стать основной в его статье, — антисемитизм. Понятно: он — министр иностранных дел, а я — раввин. Я иногда говорю то, что он не может сказать, хотя здесь речь идет только о том, чтобы называть вещи своими именами.

Однако с выводами г-на Либермана я не согласен. Он завершает свою статью такими словами: «Если предположить, что в современную эпоху реальные решения принимаются не на поле боя, а на экране телевизора, то необходимо привести в соответствие с этим и статьи бюджета Государства Израиль… Правда на стороне Израиля, и нужно дать возможность рассказать об этом всему миру».

Господин министр, вы сильный человек, который может и умеет громко, во всеуслышание заявлять о наших проблемах. До выборов вы несколько более четко формулировали реальное положение Израиля. Вы называли вещи своими именами, говорили об антисемитизме, о предателях, живущих в самом Израиле и использующих демократические свободы для попыток, не дай Б-г, уничтожения еврейского государства. Вы открыто и нелицеприятно высказывались также по поводу многих членов Кнессета. Почему сегодня вы не достаточно жестки и не говорите всю правду? Почему-то на этот раз вы не можете сказать то, что должны. Ведь вы не думаете, что изменения бюджета могут привести к тому, что во Франции будут жить 16 процентов евреев и только 1 процент мусульман? Неужели вы действительно считаете, что если добавить еще 10 или 20 миллионов шекелей в бюджет МИДа для агитации за израильскую политику, мы достигнем хотя бы одного процента тех бюджетных средств, которые выкладывают ненавистники Израиля для антиизраильской пропаганды? И главный вопрос, Г-н Либерман: вы думаете, что есть кто-нибудь, кто захочет вас услышать и понять?!

Совершенно ясно, что объяснять нашу позицию необходимо, что на это не следует жалеть денег, но все это нужно только для того, чтобы дать реальную информацию тем, кто нас любит и хочет услышать. Однако вы никогда и ни в чем не сможете убедить тех, кто считает, что надо, не дай Б-г, «стереть Израиль с карты мира». Ведь когда Армия обороны Израиля пытается и, с Б-жьей помощью, преуспевает в деле защиты нашего государства от врагов, то даже само имя «Армия обороны Израиля» сводит с ума того, кто ненавидит Израиль (или более правильно сказать — ненавидит евреев).

Сегодня одна из главных проблем Израиля, к сожалению, заключается в первую очередь в том, что нет в нашей стране человека, способного сказать то, что надо сказать, тогда, когда надо сказать. Это серьезная проблема. Мы нуждаемся в людях, которые будут принимать решения, не оглядываясь на то, что станут говорить о нас в мире, и не основываясь на данных опросов общественного мнения, сделанных накануне. Нам нужны подлинные еврейские руководители, которые возьмут на себя ответственность, словом и делом поведут за собой народ, сделают то, что народу необходимо, а не то, что народ хочет или не хочет…

В эти дни еврейский народ скорбит о разрушении Храма. Уже в тот период евреи столкнулись с необходимостью принятия трудных решений, и им тоже совсем не просто было понять, как правильнее поступить.

Существует известный рассказ о причинах разрушения Второго Храма. Талмуд (трактат «Гитин», 55б) говорит: «Из-за Камцы и Бар-Камцы разрушен Иерусалим».

Дело было так. Один из богатых евреев Иерусалима устраивал пир. Он дал своему слуге список гостей, которых хотел бы пригласить на праздник. Среди приглашенных был человек по имени Камца. Слуга был очень занят хлопотами по приглашению многочисленными важных гостей, и вместо этого человека пригласил другого под схожим именем Бар-Камца. Проблема состояла в том, что Бар-Камца враждовал с богачом, устраивающем празднество.

Получив приглашение, Бар-Камца обрадовался. Он думал, что богач наконец-то решил помириться и открыть новую страницу в их взаимоотношениях. Он в необычайном волнении пришел на пир и расположился за одним из столов. Хозяин торжества, войдя в пиршественную залу и увидя Бар-Камцу среди гостей, обратился к нему и сказал:

— Ведь ты враг мне. Место ли тебе здесь? Встань и уйди!

— Прошу тебя, — сказал Бар-Камца, — так как я уже нахожусь здесь, позволь мне остаться. Я готов заплатить стоимость всего, что съем и выпью на твоем пиру.

— Я на это не согласен, — ответил хозяин.

— Я уплачу половину стоимости всего пира, — сказал Бар-Камца, сгорая от стыда.

— Не желаю.

— Уплачу все, сколько пир стоит! — воскликнул в отчаянии публично посрамленный Бар-Камца.

— Нет! — решительно сказал хозяин и, схватив гостя за руку, заставил его встать и удалиться.

Мудрецы Израиля и Иерусалима сидели за столами и молчали. Никто не протестовал, никто не сказал ни слова.

Бар-Камца, рассказывает Талмуд, подумал: «При нанесенной мне обиде присутствовали самые просвещенные люди города и не заступились за меня — они, следовательно, рады моему унижению. Хорошо же!..» И Бар-Камца в гневе решил отомстить всему народу Израиля.

«Явившись к римскому кесарю, он сказал:

— Евреи изменили тебе. Восстал против тебя Иерусалим!

— Чем ты докажешь это? — спросил кесарь.

— Пошли им жертвоприношение, — ответил Бар-Камца, — и увидишь, принесут ли они жертву твою».

Послал кесарь трехлетнего тельца. В дороге Бар-Камца сделал тельцу небольшое повреждение в роговой оболочке глаза, так что животное стало непригодным для жертвоприношения (известно, что в Храме приносили в жертву только животных без изъяна). Расчет Бар-Камцы был точен. Хотя по еврейским законам телец стал непригодным для жертвенника, с точки зрения римлянина повреждения были столь незаметны и незначительны, что не делали жертву ущербной. Так что отказ принести его в жертву, безусловно, был бы воспринят как неуважение к тому, кто ее послал. Мудрецы держали совет в Иерусалиме: что делать? И решено было руководствоваться миротворческими соображениями, не доводить ситуацию до возникновения опасности для жизни евреев и ради кесаря принять тельца для жертвоприношения. Ведь кто знает, как будет реагировать кесарь, услышав, что его жертва отвергнута?

Среди мудрецов был один талмид-хохом, которого звали Захария бен Евколос, по-видимому, он был из числа старейшин, и все относились к нему с почтением. Он вмешался в обсуждение и сказал: «Это может привести к осквернению Имени Всевышнего, так как создаст в народе мнение, что животных с телесным изъяном можно приносить в жертву в Храме».

Тогда нашлись мудрецы, предложившие другие пути решения проблемы. Существовала реальная опасность, что Бар-Камца донесет кесарю о том, что его жертва отвергнута. В иудаизме существует понятие мойсер. Этим словом называют еврея, который доносит на своих собратьев антисемитски настроенным властям. Своими действиями доносчик ставит жизнь евреев под угрозу, потому что как только кто-нибудь из них попадает в руки властям, с ним расправляются без суда и следствия. Еврейский закон предписывает преследовать доносчика и разрешает убить его без какого-либо расследования. Так пишет Рамбам в кодексе «Мишне-Тора»: «Можно убить мойсера в любом месте и в данном случае… — это мицва, и каждый, кто убьет его первым, удостоится похвалы». Этим законом и руководствовались некоторые из мудрецов, которые предложили казнить Бар-Камцу, чтобы он не стал доносить кесарю о том, что его жертву не приняли. И тут против этого мнения выступил тот же рабби Захария, сказав: «Утвердится мнение, что казни подлежит всякий, кто причинит жертвенному животному повреждение». И он не позволил убить Бар-Камцу.

В результате того, что мудрецы прислушались к мнению рабби Захарии, они не принесли в жертву тельца, посланного кесарем, и не убили Бар-Камцу. Бар-Камца сообщил обо всем кесарю, что повлекло за собой разрушение Храма. В заключение Талмуд приходит к выводу: «Рабби Йоханан сказал: «Смирение рабби Захарии бен Евколоса привело к разрушению нашего Xрама, сожжению Святилища и изгнанию народа из родной земли».

Почему рабби Йоханан так сказал?

Во-первых, что он имел в виду под словом «смирение» рабби Захарии? О каком смирении идет речь? Наоборот, он стоял на своем и не допустил, чтобы нарушили еврейский закон. Он не дал возложить на алтарь жертву с дефектом. Он не позволил им убить Бар-Камцу. Казалось бы, правильнее сказать, что «фанатизм» рабби Захарии уничтожил Храм!

Во-вторых, как можно винить во всем — и в уничтожении Храма, и в изгнании — одного рабби Захарию? Не слишком ли много для него одного? В конце концов, он появляется на завершающем этапе этой истории. Он не виноват в том, что Бар-Камца рассердился, и его месть мудрецам привела к разрушению Храма. Возможно, он слишком строго подходил к исполнению заповедей, но ничего сверх того. Можно сказать, что в разрушении Храма есть доля его вины, но обвинять его во всем — это явное преувеличение, не так ли?

Мудрецы Израиля говорят, что разрушение Второго Храма произошло из-за беспричинной вражды. Так почему же рабби Йоханан винит рабби Захарию во всех бедах Израиля? Кажется, у него нет для этого никаких причин!

Однако мидраш добавляет маленькую подробность к описанию этой истории: «И был там рабби Захария бен Евколос, и имел возможность протестовать, и не протестовал». Оказывается, этот мудрец присутствовал на пиру, с которого с позором был изгнан Бар-Камца. Он мог вмешаться и не позволить богачу прогнать Бар-Камцу, но не сделал этого… Теперь становится понятно, какое смирение имел в виду рабби Йоханан! Он говорил о том, что рабби Захария на пиру не стал протестовать и не вступился за публично униженного Бар-Камцу, что привело к дальнейшим печальным событиям. В Храме рабби Захария ведет себя как герой, ревниво оберегающий каждую букву закона, а на пиру, в окружении богатых людей Иерусалима, он вдруг проявляет смирение, забывая о заповеди любви к ближнему…

Однако давайте вернемся к главному действующему лицу этой истории и попробуем понять, что за тип человека представляет собой Бар-Камца. На иврите таких людей называют нудник (зануда, ворчун). Ну, право же, кто приходит на вечеринку, где его не хотят видеть, а когда люди говорят ему уйти, начинает препираться? Зануда! Кроме того, вы знаете, почему никто не заступился за него? Потому что никто действительно не хотел сидеть за столом рядом с ним. Так всегда на любом торжестве каждый заботится о том, чтобы рядом с ним не сидел известный всем зануда.

Сегодня, к сожалению, многие относятся к Израилю как к такомунуднику. Практически ни один народ, ни одна страна не хотят, чтобы мы сидели рядом с ними за столом. Об этом говорит вся история человечества. Даже во время Холокоста никто не хотел заступиться за евреев, хотя над нами нависла реальная угроза смерти. И после того, как бóльшая часть еврейского народа была уничтожена, нас тоже не хотели и отправили в «Палестину»…

Уважаемый г-н Либерман, пропаганда не поможет! Мы должны говорить и делать то, что нужно сейчас делать: молиться и просить Б-га дать нам силы, чтобы устоять, чтобы оберегать евреев везде, в любом месте. Нельзя позволять относиться к Израилю как к «козлу отпущения» мирового сообщества! Нам необходимо заставить всех уважать Израиль как государство, умеющее защищать свои интересы. Мы должны перестать извиняться и оправдываться перед всем миром. И точка! Сказать то, что нужно, тогда, когда это нужно. Делать то, что должно быть сделано в случае необходимости, А мир? А мир понимает только такое поведение!.. Деньги же, предназначенные для «информационно-пропагандистской работы», лучше, как мне кажется, направить на нужды еврейского воспитания и благотворительности.

Комментарии: Камца, Бар-Камца и… министр Либерман
Нет добавленных комментариев