Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

Три «бесконечные» заповеди

Четверг, 18. Февраль, 2010 - 4:56

Дорогие читатели! Мы с вами приближаемся к Пуриму. Главное действующее лицо истории этого праздника — смелая еврейская женщина по имени Эстер, которая была готова пожертвовать жизнью ради спасения своего народа. Царица Эстер сделала это, используя свою особую способность творить добрые дела. Ее мудрость, красота и сочувствие бедам евреев помогли ей вместе с праведником Мордехаем, сохранить весь народ Израиля от уничтожения Аманом и Ахашверошем в Персидском царстве. Царица Эстер — это символ и пример реализации возможностей, скрытых в каждой еврейской женщине. Подготовка к празднованию Пурима каждый год пробуждает в нас желание еще больше узнать о героях еврейской истории и продолжить их славные дела…

В сегодняшней недельной главе «Трумо» мы узнаем о нескольких вещах, которые всегда были в Храме. Известно, что каждый еврейский дом — это своего рода «семейный Храм», и роль первосвященника исполняет в нем хозяйка дома. Если это утверждение справедливо, то что из того, что было в Храме, должно быть в нашем доме? И как еврейские женщины должны выполнять свою роль, взяв за образец царицу Эстер?

Одна из вещей, присутствующих в любой синагоге мира, — это нер томид («неугасимая свеча»): в каждой синагоге над арон койдешвсегда горит светильник. Это напоминание о Храме, ибо синагога в Талмуде называется «малым Храмом» (трактат «Мегила», 29а). На храмовой Меноре горело семь светильников. В то время как шесть светильников горели только ночью, нер ѓамаарови («западная свеча») чудесным образом горела 24 часа. Напоминая об этом, в синагогах горит нер томид.

Но огонь нер ѓамаарови — не единственная вещь, которая была в Храме «всегда». В сегодняшней недельной главе мы читаем: «И возлагай на стол хлеба предложения предо Мною всегда» (Шмойс, 25: 30). Каждую Субботу на храмовый стол возлагали 12 хлебов, называемых лехем ѓапоним — «хлеб, который находится перед Всевышним» (такое толкование дает «Таргум Онкелос», основываясь на том, что слово лифонай — «передо Мной» — имеет тот же корень, что и поним). Они лежали на столе всю неделю, до следующей Субботы, когда их заменяли новыми. При этом хлеб, испеченный на прошлой неделе, «был свежим и теплым, как будто только что вышел из печи» (трактат «Хагига», 26), и коѓены делили его между собой.

Постоянное пребывание хлебов на столе было сутью заповеди, о которой Тора говорит: «Вот служение сынов Кеѓата при Шатре собрания: святое святых. И войдет Аѓарон и его сыны, когда выступать в путь стану, и снимут завесу пологовую, и покроют ею ковчег свидетельства… А на столе развернут облачение из синеты… и хлеб постоянный на нем будет». То есть, даже во время скитаний народа Израиля в Синайской пустыне, когда Мишкан разбирали, хлеб оставался на столе! Но заповедь не ограничивалась собственно приношением хлебов. Их изготовление также было частью исполнения заповеди, как сказано: «И всякий мудрый сердцем среди вас, пусть придут они и сделают все, что повелел Г-сподь: Скинию… Ковчег… Стол, и его шесты, и все его принадлежности, и хлеб предложения» (Шмойс, 35: 10–13).

Хлеба предложения представляли собой двенадцать хал, приготовленных по уникальному рецепту без закваски из особой пшеничной муки, и обладающих способностью долго сохранять свою свежесть. Выпечкой хлебов предложения занималась специально назначенная семья коѓенов, которые получали высокую зарплату, выплачиваемую из общественных пожертвований. Хлеба выпекались в железных формах, затем их помещали в золотые формы, после чего по особым правилам размещали на столе. Через неделю, в следующую Субботу эти хлеба съедали коѓены, которые закончили свою — тоже недельную — смену служения в Храме. При этом половину этого хлеба получал первосвященник. Талмуд в трактате «Мнохойс» говорит, что как только снимали старый хлеб со стола, коѓены водружали на него новый, то есть стол ни на минуту не оставался пустым, без хлеба.

Есть хлеба предложения, являющиеся одним из 24 матнойс кеѓуна(даров коѓенам), можно было только коѓенам и только в состоянии ритуальной чистоты. Кстати, у некоторых евреев до сих пор сохранился обычай в Субботу делать Кидуш не над двумя халами, а над двенадцатью, поэтому существует пекарни, которые пекут халы, разделенные на двенадцать отдельных частей, как напоминание о хлебах предложения в Храме…

Одним из важнейших предметов Храмовой утвари был жертвенник. На нем приносились жертвы, что составляло одну из главных и самых важных целей Храма. Тора говорит: «Огонь постоянный зажжен будет на жертвеннике, не угаснет» (Ваикро, 6: 6). Этот огонь горел и днем, и ночью, и даже во время переходов на жертвеннике также был огонь. Раши говорит в комментарии к главе «Бамидбор»: «А огонь, нисшедший с небес, во время переходов лежал под облачением, как лев, и не палил его, ибо огонь прикрывали медной чашей» (Бамидбор, 4: 13). Таким образом, три наиболее важных предмета храмовой утвари — Менора, стол и жертвенник — чудесным образом непрерывно совершали свою службу!

…У каждого учреждения или компании есть определенное количество дней в году, когда они закрыты. Вы можете прийти на почту и увидеть объявление «В связи с праздником отделение не работает». Тот, кто следит за колебаниями курсов на мировых фондовых рынках, нередко может услышать, что на той либо другой бирже торгов сегодня не было в связи с тамошним национальным праздником. Даже медицинские центры в Украине и многих других странах мира, которые открыты 24 часа в сутки 365 дней в году, на выходные оказывают только «самые срочные услуги». Все, что не является срочным, может подождать до понедельника.

Храм можно считать единственным местом в мире, которое было открыто каждый день — круглый год. Храм ни разу не был закрыт на ремонт, в нем никто и никогда не устанавливал определенные приемные часы. Когда еврей хотел прийти и совершить жертвоприношение, ему не нужно было выяснять заранее, открыт Храм сегодня или нет. Каждый день от рассвета до заката еврей мог прийти и получить «необходимую услугу»: для него совершили бы необходимое жертвоприношение.

Каждый день в Храме приносили две общественные жертвы. Одну утром — это было первое жертвоприношение, которым открывали день. Вечером приносили вторую жертву, которой заканчивали день, а после нее уже не могли больше совершать жертвоприношения. Эти жертвы назывались корбан томид — «постоянная жертва», так как их совершали изо дня в день, независимо от того, какой это был день: обычный, выходной, Суббота, Песах или Йом-Кипур. Это жертвоприношение проводилось всегда и было настолько важно, что одной из причин установления поста 17 тамуза, является то, что в этот день «перестали приносить постоянные жертва», что считалось большой трагедией (трактат «Таанис», 26б).

«Семейный Храм» — еврейский дом — тоже функционирует ежедневно и круглосуточно, и есть в нем соответствие трем важнейшим для Храмовой службы инструментам, через которые мы получаем Б-жественное благословение. Это три заповеди женщины — Суббота, кашрут и чистота семьи. Поскольку в Храме три эти работы входили в обязанности священников, то в «семейном Храме» эта роль возложена на женщину, которую мы представляем себе, как коѓена, несущего свою службу в Храме.

Менора, которая несет духовный свет в этот мир, символизирует заповедь о Субботе. Будучи святым днем, Суббота отличается от других дней. Свет и святость Субботы несут благословение всем дням недели, как свет Меноры освещал весь мир. Заповедь соблюдения Субботы обязательна для всех членов семьи, но женщина, хозяйка дома, ответственна за ее исполнение, так как на нее возлагается обязанность объяснить детям, что такое Суббота и как надо ее соблюдать. Вот почему именно женщины получили исключительное право «вводить Субботу» в дом, зажигая субботние свечи. Когда женщина зажигает свечи, в этот мир вовлекается Б-жественный свет, так же, как при зажигании коѓеном светильников на Меноре.

Даже та женщина, которая еще не исполняет все законы Субботы, по крайней мере должна стараться зажигать вовремя субботние свечи и произносить благословение, чтобы не потерять возможность привлечения света и святости в свой дом. Девочка зажигает одну свечу, начиная с трехлетнего возраста (или с того времени, когда она начинает понимать, что такое Суббота), замужняя женщина зажигает две свечи или более. Исполняя эту заповедь, мы приближаемся и соединяемся с Б-гом и получаем Его благословение.

Стол в храме, служил местом возложения хлебов предложения. Хлеб является основным продуктом питания человека, следовательно, аналогом этой заповеди в еврейском доме является то, что связано с едой: законы кашрута. Благодаря их соблюдению, очищается и освящается как тело, так и душа еврея. Строгое соблюдение законов кашрута, употребление только разрешенной пищи способствует тому, что мы становимся лучше, добрее и спокойнее. В Торе говорится: «Кровь есть душа» (Дворим, 12: 27). Еда становится кровью, а кровь — это течение жизни в теле. Таким образом кровь также влияет на свойства души. Именно поэтому мы употребляем пищу, которая влияет на нас положительно. Нам запрещено есть то, что может повлиять отрицательно, как, например, мясо хищных животных или хищных птиц, чтобы нам не передавались свойства негативного характера… Конечно, заповедь кошерности пищи обязательна для всей семьи, но женщина, как хозяйка дома, приняла на себя также роль воспитателя, которая включает заботу о питании и здоровье детей. С момента зарождения эмбриона и в течение всего периода беременности и кормления грудью существует прямая связь между пищей, которую ест мать, и физическим и душевным здоровьем младенца. И позднее, когда ребенок растет, мать должна заботиться о том, чтобы ее дети ели полезную пищу, несущую здоровье как телу, так и душе. Поэтому очень важно, чтобы каждая женщина училась быть специалистом во всех областях кашрута — законах отделения халышхиты и высаливания мяса, разделения молочного и мясного, запретах, связанных со святостью плодов Земли Израиля, и т. д.

Совершение жертвоприношения в Храме достигало совершенства, когда Небесный огонь спускался на жертвенник, соединялся с огнем земным, зажженным руками человека, и сжигал жертву. Это открывало для нас возможность соединить материальное и природное с высшим и духовным. Посредством жертвоприношений народ Израиля соединился и прилепился к Всевышнему, да будет Он благословен, и удостоился получить Б-жественные благословения и свет высшей святости. Поэтому мы стали народом, удостоенным чудес, и даже в повседневности проявляется сверхъестественный характер наших отношений с Б-гом. Совершая жертвоприношения мы на самом деле приносим себя в жертву Всевышнему и так удостаиваемся соединиться с Небесным огнем. Работа жертвенника воплощается в исполнении заповеди чистоты семьи, которая приближает и соединяет нас с Б-гом. Эта заповедь возвышает всю семью до истинно еврейского положения святого и чистого народа. Семья связана со Всевышним — Источником жизни, удостаиваясь всех благословений и влияния также на вещи сверхъестественные.

…Талмуд рассказывает о двух ангелах, обвинителе и защитнике, сопровождающих человека, который возвращается домой из синагоги в эрев Шабос (пятницу вечером). Если они видят в его доме накрытый стол, постеленную постель и зажженную свечу, то ангел-защитник благословляет дом, а обвинитель против своего желания вынужден отвечать омейн.

В этом рассказе мы снова видим три основные составляющие настоящего еврейского дома. Накрытый стол — символ благословения, двери открытые для благотворительности и гостеприимства, кошерное питание. Зажженная свеча — символ заповедей Торы, духовность и Шхина, «свеча души человека». Постеленная постель — символ чистоты семьи и продолжения рода.

Три заповеди переданы в руки женщины — зажигание субботних свечей, отделение халы и соблюдение семейной чистоты. Три вещи всегда были в храме — Менора, стол и жертвенник. Каждая женщина, хозяйка еврейского дома, может и должна организовывать жизнь своей семьи строго по предписаниям Торы. Всевышний дал женщине для этого все: терпение, способность заботиться о ближнем, жертвенность и самоотверженность, умение слушать и влиять, знания. Это позволяет женщине создать атмосферу святости в семье и построить на прочном фундаменте дом, освещенный внутри и несущий Б-жественный свет всему вокруг.

Комментарии: Три «бесконечные» заповеди
Нет добавленных комментариев