Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

Глава «Хайей Соро»

Пятница, 02. Ноябрь, 2007 - 8:40

В нашей жизни мы часто встаем перед вопросом, должны ли мы исполнять волю Всевышнего безоговорочно, или есть место для личных размышлений. С этим вопросом мы сталкиваемся и в повседневной жизни. Например, пересекая перекресток со светофором. Обязаны ли мы обращать внимание на красный свет, или можем переходить улицу, когда заблагорассудится…

Один из евреев, которые приходят молиться в нашу синагогу, спросил меня однажды: «Когда мы идем путями наших праотцев, дорогой Торы — это рабство или свобода?» Действительно, следует ли исполнять повеления Всевышнего, если они не до конца нам понятны? И вообще — когда нужно размышлять и решать самому, а когда это лишне или даже запрещено?

 В главе «Хайей Соро» рассказывается, как Авраѓам отправил своего раба Элиэзера найти жену для Ицхока. Авраѓам не хочет, чтобы Ицхок взял в жены одну из дочерей ханаанцев, населявших тогда Землю Израиля, и поэтому он отправляет раба к своим родственникам в Арам-Наѓараим (на территории нынешнего Ирака). Придя в это место, Элиэзер стал молиться Всевышнему, чтобы он помог ему найти девушку, достойную стать женой сыну его хозяина. Он предлагает признак, по которому узнает достойную избранницу: он попросит напоить его, и она не только согласится, но даже предложит напоить его верблюдов. Едва он закончил молитву, как к колодцу вышла Ривка. Элиэзер попросил напиться, и она тут же напоила и его, и верблюдов! Потрясенный Элиэзер одарил девушку подарками и отправился вместе с ней в ее дом. После разговора с родственниками Ривки и получения ее личного согласия они отправляются в Кнаан. Там Ривка становится женой Ицхока…

Во всей этой истории мы видим одну странную вещь. Иногда Тора называет Элиэзера эвед — «раб», а иногда иш — «человек». Вначале, когда Авраѓам только собирается отправить Элиэзера с поручением и зовет его к себе, Тора описывает это такими словами: «И сказал Авраѓам своему рабу, старшему в доме, управлявшему всем, что у него…» (Брейшис, 24: 2). И еще неоднократно далее по тексту Элиэзера называют рабом: «И положил раб руку свою под бедро Авраѓама, господина своего, и поклялся ему… И взял раб десять верблюдов… и вышел в путь…» И даже когда молитва его исполняется, и Ривка выходит ему навстречу с кувшином на плече, Тора говорит: «И побежал раб навстречу ей…» — и попросил воды.

Когда же Ривка поит Элиэзера и его верблюдов, а сам Элиэзер, онемевший от удивления, пытается понять, действительно ли Всевышний послал ему удачу, Тора описывает это так: «А человек тот, удивляясь ей, молчит, дабы посмотреть, осчастливил ли Б-г путь его или нет». После того, как верблюды напились, «взял человек тот» подарки, вручил их Ривке и отправился побеседовать с ее родителями. Брат Ривки Лаван выбежал навстречу «тому человеку», пригласил в дом, накрыл праздничный стол. А Элиэзер, уставший и голодный, говорит хозяевам: «Не стану есть, пока не выскажу слов моих, — и добавляет: — Раб Авраѓама я». Вдруг пропал «человек» и опять появился «раб»! Беседа затянулась, но в конце звучит вопрос родителей к Ривке: «Пойдешь ли ты с этим человеком?..»

А за миг до встречи Ривки с Ицхоком рассказывает нам Тора о вопросе Ривки, заданном Элиэзеру после того, как вдали увидела она Ицхока: «И сказала рабу: «Кто человек этот?»… И ответил раб: «Это господин мой». И так еще много раз мы увидим, как «раб» заменяет «человека и наоборот. В чем же смысл этих замен. Почему иногда он называется «раб», а иногда «человек»?

Каждый знает, что есть существенная разница между рабом и свободным человеком. Раб — это человек, подневольный другому, выполняет приказы и не делает ничего сам. Напротив, «человек» — свободный, думающий и самостоятельно действующий.

В свете этого можно сказать, что Элиэзер одновременно и «раб» — раб Авраѓама, выполняющий его приказы, и «человек» — думающий и действующий самостоятельно. Сначала он появляется как «раб»: он выполняет данное ему поручение и больше ничего. Тем не менее он свободен в выборе пути выполнения того, что от него требуется, и в то же время ограничен тем, что должен выбирать женщину именно из семьи Авраѓама, и таким образом обязан предстать как раб его. В соответствии с этим, сначала Тора называет Элиэзера «рабом», несмотря на то, что он старейший в доме Авраѓама и управляющий всем, что есть у того, и продолжает называть Элиэзера так даже тогда, когда он сам придумывает проверку (подойдет ли женщина), так как и сама инициатива Элиэзера связана с его поручением.

Все меняется в ту минуту, когда свершается чудо, и мы видим, что «человек онемел от удивления». Тут нужен именно «человек», который умеет удивляться и также действовать в соответствии со своим впечатлением. Эта черта не раба, здесь в нем проявляется «человек», так как только человек может осознать удачу, данную Г-сподом. На этой же ступени он дает Ривке браслеты, не спросив даже ее имени — потому что догадывается, что он стоит под сенью Всевышнего и уверен в проверке, которую придумал для успешного исполнения своего поручения. И понятно, что только о «человеке» можно сказать: «И склонился человек, и пал ниц перед Б-гом». Имя Б-га постоянно на устах «человека», а не раба, у которого есть другой хозяин.

В абзацах, которые следуют за этим, когда Лаван хочет пригласить Элиэзера в дом, мы снова встречаем слово «человек». Тут есть другая причина, по которой Элиэзеру присваивается звание «человек». Таким он предстает в глазах Лавана и Ривки. Они видят его как важного гостя, может быть родственника, который прибыл издалека.

Но в тот момент, когда Элиэзер вновь обращается к выполнению своего поручения и начинает говорить, мы слышим: «Я — раб Авраѓама…» Что означает: «Я обязан рассказать вам правду. Я — раб, но раб Авраѓама, и пришел как посланник Авраѓама, как будто сам Авраѓам присутствует здесь» И когда его миссия успешно выполнена: «Вот Ривка, бери ее и иди», мы снова возвращаемся к истинному положению Элиэзера: «И было, когда услышал раб Авраѓама…» Так как Ривка будет женой сына его господина, он — Элиэзер — соответственно возвращается к основным своим обязанностям раба Авраѓама: «…и вынул раб серебряную посуду». Более того, он говорит так, как будто бы и Ривка является его госпожой, и таким образом опускает себя на уровень раба.

Семья же Ривки продолжает видеть в Элиэзере важного человека, поэтому спрашивает Лаван: «Ты пойдешь с этим человеком?», даже несмотря на то, что он знает, что тот раб Авраѓама. Может быть из-за подарков, которые он им принес, а может быть из-за благоприятного впечатления, которое он на них произвел, они продолжают относиться к Элиэзеру как к «человеку».

Ривка тоже идет на встречу со своим будущим мужем в сопровождении раба, которому в будущем она тоже станет госпожой, но сейчас он для нее еще «человек», она видит в нем уважаемого человека, который пришел сватать ее. И поэтому Тора говорит: «…и пошла она за человеком». Но в своих глазах Элиэзер остается рабом, рабом Авраѓама, рабом Ицхока и рабом Ривки, и поэтому говорится в Торе: «и взял раб Ривку». Когда увидела Ривка Ицхока, Ицхок — господин, а Элиэзер — раб, и отношение к Элиэзеру меняется: «И сказано было рабу… и сказал раб… и рассказал раб», так как рядом со своим господином — Ицхоком, Элиэзер снова становится рабом.

Мудрецы сказали, что беседы рабов праотцев значат для Всевышнего больше, чем изучение Торы и исполнение заповедей их потомками, потому что из этих бесед можно выучить моральные и этические устои, которых очень часто важней деталей законов. И из рассказа об Элиэзере мы можем почерпнуть для себя определенное важное жизненное правило. Часто нам необходимо вести себя как рабы — когда дело касается исполнения заповедей Торы, выполнять каждое заповедь и каждое предписание мудрецов нужно так, словно ты раб, который стоит перед лицом своего хозяина. Но пути исполнения нашей «работы», наиболее верные и высокие способы ее осуществления должны соответствовать «человеку», который проверяет каждую возможность выполнить свою работу наилучшим образом. Нельзя сделать минимум и сказать: «Ты сказал — я сделал». В иудаизме есть обязанность работать как раб, но выполнять свою работу как думающий свободный человек.

Это повеление мы встречаем и в рассказе о том, как Моше собирался послать разведчиков в Землю Израиля перед тем, как войти в нее. Когда Г-сподь приказал Моше послать разведчиков, Он сказал так: «Пошли себе…» Объясняют мудрецы, что идея послать разведчиков принадлежала народу Израиля. Моше обратился за советом к Б-гу, и Тот ответил ему: «Посылай себе — по своему усмотрению». Иными словами: если хочешь — посылай.

Посылая разведчиков, Моше ставил цель получить информацию о ведении войны для завоевания Земли Израиля наиболее правильным и успешным образом. Как сказано: «Пошлем перед собою людей, и они узнают для нас путь завоевать ее и о городах, как войти в них…» Несмотря на то, что Г-сподь пообещал отдать ему землю Израиля, Моше пытается найти наилучшие пути завоевать ее по законам природы и не надеяться на чудо, поэтому он советуется с Г-сподом.

Но если согласно Торе, надо было посылать разведчиков, то почему Г-сподь оставил это на усмотрение Моше, и даже после того, как тот обратился к нему, сказал: «Посылай себе — по своему усмотрению!»

Ответ прост: именно потому, что это должно произойти в силу естественного развития вещей и было совершенно ясно, что необходимо было готовиться к завоеванию Земли Израиля наилучшим образом, Г-сподь не должен был детализировать это. Он не только не должен был говорить об этом, но желание Б-га было, чтобы человек приложил усилия и сам подумал, как исполнить волю Б-га наилучшим и наиболее полным образом…

Евреи ни на миг не сомневаются в необходимости исполнять заповеди Всевышнего и делают это не раздумывая, словно рабы, получившие приказ. Но каждый обязан в соответствии со своим мнением (как подсказывает ему его ум и знание) находить самостоятельно наилучший способ исполнения воли Всевышнего — как подобает «человеку».

Комментарии: Глава «Хайей Соро»
Нет добавленных комментариев