Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

Немного еврейской "наглости" не помешало бы...

Четверг, 17. Ноябрь, 2011 - 2:33

Rabbi-Avroom-Wolff-Odessa-Jewish-children.JPGОднажды пятый Любавичский Ребе рабби Шолом-Довбер Шнеерсон, известный также как Ребе Рашаб, получил приглашение на совещание раввинов. Не зная, с какой целью организована эта встреча, Ребе решил отправить своего ученика рабби Моше Мадиевского ознакомиться с составом участников и выяснить основные вопросы, которые представлены на обсуждение. Затем рабби Моше должен был сообщить свое мнение, стоит ли Ребе ехать на встречу, или лучше будет в ней не участвовать. Рабби Моше уехал и вскоре вернулся назад. «Ну, что ты видел там? Мое присутствие на этой встрече будет уместно, целесообразно?» — спросил его Ребе по возвращению. Хасид не ответил Ребе на этот вопрос прямо, а решил рассказать такую историю. Один парень отправился познакомиться с невестой, которую ему сосватали. Когда он вернулся, всем было интересно узнать его впечатления от встречи. «Мне все равно, что она не слишком умна! — сказал он родне. — Меня не беспокоит то, что у нее не знатная семья! Она не обладает ни физической, ни духовной красотой, но это меня тоже не волнует!» И так он продолжал перечислять многочисленные недостатки невесты, добавляя, что все это его вообще не волнует… «Так получается, что тебя все это устраивает?» — пытались прояснить ситуацию удивленные родственники. «Точнее сказать, все это не беспокоит меня, потому что… я не собираюсь на ней жениться вообще…» Ребе понял, что встреча, на которую его пригласили, подобна невесте с многочисленными недостатками, и поездка была отменена…

В 20–40‑е годы прошлого века в Америке еврейской мафией руководили два известных гангстера — Меир Лански и Багси Сигел. Конечно, это были два великих грешника, которые в своей жизни нарушили многие заповеди Всевышнего. И я бы не стал упоминать их, если бы не знал, что за ними числятся не одни только преступления.

В последние годы жизни Меир Лански рассказал в одном интервью о нескольких весьма примечательных случаях из своей гангстерской биографии. В 30‑е годы, когда в Германии пришла к власти нацистская партия, в Соединенных Штатах также возникли пронацистские группировки. Они устраивали демонстрации на Манхэттене и по всей Америке, ходили с портретами Гитлера и изображениями свастики и угрожали, что отправят всех евреев в концентрационные лагеря. Еврейская община почувствовала свою беспомощность. Ведь Америка — страна, где свобода слова священна. Там можно говорить все, что заблагорассудится, и не было законного способа остановить разгулявшихся молодчиков. Те самые евреи, которые бежали из Европы в Америку, надеясь найти убежище от нацистов, снова должны были страдать от проявлений антисемитизма!..

Лански рассказал, что однажды он получил сообщение от рабби Стивена Вайса, одного из лидеров американской еврейской общины в те дни. После чего ему позвонил нью-йоркский судья Натан Перельман, который сообщил, что имеется негласное разрешение властей на разгон нацистских митингов, и еврейская общественность обращается за помощью к еврейской мафии, чтобы остановить демонстрации против евреев в Нью-Йорке, Чикаго, штате Теннеси и в других местах. Они предлагали деньги и юридическое сопровождение, если таковое потребуется, но поставили одно единственное условие — никого не убивать. Бить и калечить можно, убивать — ни в коем случае. Меир Лански согласился выполнить поручение, отказавшись от денежного вознаграждения (он даже слегка обиделся, что ему предлагали деньги за то, чтобы защитить евреев). Условие никого не убивать тоже было принято, хотя и весьма неохотно… Вскоре на сборища нацистов начали нападать отлично подготовленные, агрессивные молодые евреи — члены группировки Лански и Сигеля. Нацистов избивали до полусмерти, выбивали им зубы, ломали руки и ноги, но слово свое гангстеры сдержали — ни один демонстрант не был убит. Впрочем, сами демонстрации довольно быстро и повсеместно прекратились.

Меир Лански и его друзья раньше других поняли, что нацистского зверя не смогут остановить никакие мирные конференции и переговоры за круглым столом. Именно гангстеры одними из первых осознали, что антисемитизм может быть остановлен только силой, ибо другого языка эти люди не понимают.

В 40‑е годы Лански начал помогать еврейским подпольщикам в Эрец-Исроэль. В Соединенные Штаты приезжали посланники «Ѓаганы» и «Эцеля», чтобы собрать деньги и купить оружие для борьбы против британских мандатных властей. В то время эти организации считались незаконными, и было запрещено продавать им оружие, так как они организовывали террористические акты против англичан в Палестине. Ланский помог посланникам еврейского ишува установить нужные контакты и организовать поставки оружия. А сразу после признания Соединенными Штатами Государства Израиль Лански перевел новому государству 50 тысяч долларов, что было по тем временам очень большой суммой.

Во время Войны за независимость против арабских стран, которые не желали смириться с решением ООН, европейские державы и США придерживались нейтралитета, не продавая оружие Израилю. Тем не менее, у арабов в оружии не было недостатка. И тогда Меир Лански, используя свои связи и каналы, организовал отправку в Хайфу партии оружия, вернувшегося в Америку после окончания Второй мировой. Половина этого оружия была совершенно новой… Более того, ему удалось прервать нелегальные поставки оружия арабам в Египет!

Этой операции предшествовала встреча Лански с президентом Израиля Вейцманом. Гангстера интересовал один-единственный вопрос: «Это правда, что евреи воюют? И они действительно убивают? Так же, как и все?..» Выслушав утвердительные ответы Вейцмана, Лански сказал: «Я дам вам деньги. Но на эти деньги должно быть закуплено оружие. И только оружие». Вейцман согласился.

…Отойдя от гангстерских дел и ведя на старости лет жизнь благонамеренного американца, Меир Лански как-то сказал: «Когда Б‑г спросит меня: «Что ты делал на земле?» — я отвечу, что был евреем…»

В недельной главе «Хайей Соро» мы читаем о смерти Сары. Вскоре после этого Авраѓам призывает своего верного раба Элиэзера и приказывает ему отправиться в Харан и привезти оттуда жену для своего сына Ицхока. Элиэзер уже давно перестал быть простым рабом в доме Авраѓама. Он стал выдающимся учеником своего великого учителя. Как говорят еврейские мудрецы: «Сам черпает из источника благочестивой мудрости своего учителя и поит других» (Талмуд, трактат «Йома», 28б). Элиэзер распространял идеи Авраѓама по всему миру, убеждая людей верить в единого Б‑га.

У Элиэзера была дочь, и он считал, что она может стать подходящей женой для Ицхока. Тем не менее, Авраѓам, получивший знамение Свыше, не согласился с этим и сказал: «Я хочу женить сына на ком-то из своих родственников». Тогда Элиэзер, поклявшись в точности исполнить волю своего господина, отправился в дорогу, взяв с собой десять верблюдов, деньги, очень дорогие подарки для невесты «и все добро его господина в его руках» (Брейшис, 24: 10) — дарственную на все достояние, составленную Авраѓамом в пользу Ицхока (Раши на этот стих).

Дальнейшие события мы все хорошо помним. Элиэзер доходит до Арам-Наѓараим, и, остановившись возле колодца, обращается к Б‑гу с молитвой, прося Его о знамении: пусть первая пришедшая черпать воду девушка, у которой он попросит напиться и которая сама предложит дать воды и его верблюдам, будет той, кого Всевышний предназначил для Ицхока. Это было бы доказательством того, что девушка соответствует гостеприимному дому Авраѓама.

Именно так все и произошло. Когда появилась Ривка, Элиэзер попросил ее: «Пожалуйста, дай мне попить немного воды из твоего кувшина». Она ответила: «Пей… также и для верблюдов твоих буду черпать, пока не перестанут пить» (Брейшис, 24: 17–19). Элиэзер вручил ей золотое кольцо и два браслета из золота и только после этого спросил: «Чья дочь ты?» И к своей радости услышал ответ: «Я — дочь Бетуэля» (там же, стих 24). Бетуэль был племянником Авраѓама, двоюродным братом Ицхока, то есть довольно близким их родственником.

Ривка побежала домой, чтобы рассказать новость о рабе богатого дяди, который пришел из Земли ханаанской. Ее брат Лаван, который был известен, как не совсем честный человек, по одним драгоценностям на руках сестры понял, что прибыл богатый гость, и выбежал якобы с целью поприветствовать его и пригласить в дом. Мидраши же рассказывают, что на самом деле Лаван сразу стал строить планы, как завладеть его имуществом.

В доме Ривки накрыли стол для трапезы, достойной короля, но Элиэзер почему-то отказался от еды. Он настаивал на том, что прежде всего должен исполнить поручение своего господина. Элиэзер рассказал, что он раб Авраѓама, о своем путешествии и о том, что произошло возле колодца. В заключении он сказал, что хочет посватать Ривку для Ицхока, сына Авраѓама. Бетуэль и Лаван сразу же согласились, сказав: «От Г‑спода исходит это, не можем говорить тебе вопреки ни худого, ни доброго» (Брейшис, 24: 50).

Затем Тора говорит, что они ели и пили и Элиэзер остался на ночь в доме Бетуэля, а встав на следующее утро, сказал: «Отпустите меня к моему господину!» (Брейшис, 24: 54). То есть — отдайте мне Ривку и мы уйдем. Неожиданно для себя он замечает, что настроение в семье невесты изменилось. «И сказал ее брат и ее мать: «Пусть побудет девица с нами год или десять месяцев; потом пойдет» (там же, стих 55). Итак, мать Ривки и ее брат ведут переговоры с Элиэзером, но почему-то не слышно голоса отца невесты. Раши спрашивает: «А Бeтуэль где был в то время?» И отвечает: «Он хотел воспрепятствовать, но явился ангел и умертвил его» (комментарий на указанный стих).

Оказывается, в доме Ривки произошла настоящая трагедия! Мидраш рассказывает нам ее подробности. Бетуэль и Лаван были «гангстерами» того времени, попросту говоря — бандитами. Увидев, что у Элиэзера есть с собой много денег и дорогих подарков, они решили убить его и забрать все его имущество. Однако Элиэзер был необычайно сильным человеком, и они понимали, что вряд ли смогут его убить в открытой схватке. Поэтому они решили его отравить. Так Таргум (перевод-комментарий) Йонатана бен Узиэля говорит: «И подали ему еду, в которой был смертельный яд, но он сказал: «Не буду есть, пока не изреку речей моих». Но пока Элиэзер говорил, сопровождавший его ангел поменял местами его тарелку с тарелкой Бетуэля. Когда все приступили к трапезе, Бетуэл сам съел приготовленную Элиэзеру отраву, и утром его нашли мертвым. Так Элиэзер избежал смерти.

Возникает вопрос, почему Авраѓам, который хорошо знал своих родственников, счел необходимым послать Элиэзера из Земли Израиля в район современного северного Ирака, чтобы найти жену для Ицхока именно в семье бандитов? Ведь это были люди, которым ничего не стоило отравить человека, чтобы украсть у него деньги! В чем заключается «знатность» этой семьи? Разве не разумнее было взять дочь Элиэзера, местную девушку из хорошей семьи своего преданного ученика? Почему наш праотец Авраѓам настоял на том, чтобы стать сватом Бетуэля и Лавана, двух разбойников, на которых ни в чем нельзя полагаться, ибо они всегда готовы преподнести кому-либо тарелку с отравленной пищей?!

Рассказывают, что однажды к Баал-Шем-Тову пришел один еврей и попросил помолиться за своего больного сына. Бешт отправился в город, собрал десять воров-евреев, и вместе с ними в миньяне молился за этого ребенка. Их молитва была услышана, и ребенок выздоровел. Ученики спросили Бешта: «Рабби, разве вы не могли составить миньян из десяти честных людей? Почему десять воров?» Баал-Шем-Тов ответил: «Я увидел, что небесные врата закрыты, поэтому я искал тех, кто знает, как взламывать замки…»

В Мишне сказано: «Мудр тот, кто учится у всех». Особенность вора, преимущество гангстера в их «наглости», в том, что у них есть смелость взламывать замки. Немного дерзости в генах еврейскому народу не помешало бы. Возможно, будь у нас побольше наглости, и если бы у нас были еще такие евреи, как Меир Лански, и партизан Тувья Бельский (биография которого послужила основой для голливудского фильма 2008 года «Вызов»), многие вещи могли бы выглядеть сегодня по-другому…

Привести пример? Мы часто в разговорах с разными людьми обсуждаем нынешнее положение в Израиле. И оказывается, что мы пытаемся найти оправдания и попросить прощения за наше право на эту землю. Пришло время воспользоваться нашей генетической дерзостью, и открыто заявить, что эта страна была дана нам Б‑гом, и мы не собираемся ее уступать никогда и никому!

Комментарии: Немного еврейской "наглости" не помешало бы...
Нет добавленных комментариев