Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

С чего нужно начинать молитву?

Четверг, 05. Июль, 2012 - 9:25

IMG_2605_Rabbi of Odessa_Avraam Volf2 копия.jpgУ рабби Шимшона Вертхаймера, который занимал пост министра финансов при Леопольде I, императоре Австро-Венгрии, триста лет тому назад, было прозвище «еврейский царь». Он также был главным раввином империи, и период его «правления» был весьма благоприятным для евреев, ибо он не жалел сил, чтобы защитить их, а близость рабби Шимшона к императору создавала условия для того, чтобы император хорошо относился к еврейскому народу.

Однажды Леопольд I задал раввину вопрос: «Если вы избранный народ, пример для всех народов, почему вы страдаете от жестокого изгнания и так долго скитаетесь между другими народами? — и пока рабби Шимшон думал, как ответить на вопрос, император добавил: — Я ожидаю получить прямой ответ на мой вопрос, а не простую отговорку!»

Рабби Шимшон подумал немного и ответил: «Существует только одна причина, которая продлевает срок нашего изгнания. Если бы не она, мы давно уже были бы спасены». — «Какая?» — поинтересовался император. «Ненависть», — ответил рабби Шимшон.

Тень сомнения легла на лицо императора. Ответ его не удовлетворил. Он попросил министра финансов подумать и дать ему более исчерпывающий ответ в течение трех дней.

Рабби Шимшон был святым праведником, и иногда удостаивался общения с высшими мирами. Он обратился к Небесам с вопросом, что именно он должен сказать монарху. Ответ, который он получил, гласил, что ему не надо ничего добавлять к своим словам: император сам в ближайшее время получит доказательства их истинности…

В один из этих трех дней император решил отправиться на охоту. Внезапно испортилась погода, началась гроза. От близкого удара грома лошадь императора понесла, так что вскоре он потерял из виду свиту, а затем и вообще сбился с пути. Он скакал по лесным тропинкам весь день, пока вечером не пала его лошадь, не выдержавшая скачки!

В этот момент император оказался у реки. Увидев на другом берегу огни деревни, он, не раздумывая, в одной рубахе переплыл реку, надеясь получить пищу и ночлег. Но никто не хотел пускать в дом бродягу, перепачканного в тине, с колючками в бороде! И только один еврей, который жил в селении, обогрел и накормил беднягу.

Наутро незнако­мец спросил: «Как отсюда добраться до Вены?» — «Туда путь не близок, но у меня есть телега с лошадкой, и я тебя подвезу». Услышала это хозяйка дома и шепчет мужу: «Послушай, а вдруг этот бродяга нападет на тебя по дороге? Да и заплатить он тебе не сможет — по роже видно, что у него ни гроша за душой». Муж отвечал ей с улыбкой: «Я хочу помочь человеку и не думаю, что Всевышний за это накажет меня. И расплатиться этот парень тоже сможет — так мне сердце говорит».

Отправились они в путь и через какое-то время приехали в столицу.

— Ну, куда мне везти тебя? — спрашивает еврей.

— Вези к императорскому дворцу.

Хозяин повозки удивился, но стегнул лошадок — и вот они уже у парадного входа, где стражники в блестящих латах строго смотрят на прохожих. Спутник еврея соскочил с телеги и бросился во дворец. Возница раскрыл рот от удивления, хотел повернуть лошадку и уехать поскорее, но не тут-то было. Выбегают слуги и, подхватив его под руки, ведут во дворец. Еврей сначала очень перепугался, но когда увидел вчерашнего бродягу сидящим на троне, то все понял.

— Ну, — спросил император, — как я могу наградить тебя за все, что ты для меня сделал? Проси, я дам тебе все, что пожелаешь!

Еврей хотел что-то сказать, но не мог — страх и смятение совсем одолели его. Наконец, он произнес:

— Ваше императорское величество! Я зарабатываю на хлеб тем, что торгую в деревне разной галантереей. А один нехороший еврей тоже приходит туда продавать ленты да гребешки. Будьте так добры, прикажите своим гвардейцам, чтобы они не пускали его к нам!..

Император сидел как пораженный громом, когда выслушал просьбу еврея. Потом он приказал дать ему большую сумму денег и отпустил домой.

Сразу после этого монарх позвал к себе рабби Шимшона Вертхаймера. Когда тот пришел, император сказал ему, что теперь он понимает, насколько точным был его ответ на заданный им вопрос: «Как жаль, что беспричинная ненависть превалирует над другими прекрасными и благородные качествами твоего народа», — вздохнул император, а вместе с ним и рабби Шимшон.

(Эту историю рассказывал на Швуэс праведник и чудотворец рабби Меир из Премышлян, чтобы вдохновить своих хасидов принять нормы еврейской морали и изжить в себе беспричинную ненависть к своим собратьям.)

…Говорят, что все мировые новости евреи узнают в микве. Они просто приходят каждое утро перед молитвой окунуться в микву и успевают передать друг другу последние новости.

В связи с этим я вспомнил один известный еврейский анекдот. Однажды президент Буш позвонил главе ЦРУ и спросил его: «Скажи, друг мой, почему всегда так получается, что евреи узнают обо всем гораздо раньше вас?» Директор ЦРУ ответил: «У евреев есть заветный вопрос на идиш: «Вос тут зих?» Они задают его в микве, где и получают ответы на него друг от друга. Вот и вся тайна». Президент Буш спросил: «Что означает «Вос тут зих?»?» — «Это выражение на идиш, которое переводится, как «Что происходит?». Они спрашивают друг друга о том, что происходит, автоматически, и так они узнают все новости».

Президент Буш надел капот, штраймл, приклеил бороду и пейсы и в образе старого ортодоксального еврея полетел в Нью-Йорк. Он взял такси до Краун-Хайтс, самого еврейского района в Бруклине, первым вошел в шесть утра в микву и приготовился к окунанию. В это время вошел старый еврей, который встал рано, чтобы успеть в микву перед молитвой. Президент Буш спросил его: «Вос тут зих?» Старик тут же ответил: «Понятия не имею, но говорят, что президент Буш приехал, чтобы окунуться в нашу микву

Обычай ходить в микву появился примерно 2500 лет назад — Эзра ѓаСофер постановил, что мужчины перед молитвой должны окунаться в микву. Однако «это правило не распространилось среди большей части народа Израиля» («Шулхан орух», «Законы чтения Шма», 88: 1). Дело в том, что во времена Эзры не было таких микв, как сегодня. Евреи были вынуждены окунаться в реках, даже зимой, когда для этого приходилось ломать лед. Мужчины, вероятно, ленились исполнять это постановление, и вследствие этого перестали приходить в бейс-мидраши, чтобы изучать Тору! Еврейские мудрецы, увидев, что это приводит к отказу от Торы, заменили постановление рекомендацией: желательно пойти в микву перед молитвой.

Со времен Баал-Шем-Това хасиды приняли на себя исполнение этой рекомендации. Они каждый день окунаются в микву, чтобы подготовиться к молитве. Еврей должен очистить себя, прежде чем он предстанет перед Царем царей — Всевышним, благословен Он.

Готовясь к молитве, мы также не должны забывать о благотворительности, о чем говорил царь Давид (Теѓилим, 17: 15): «Сотворив справедливость, буду созерцать я лик Твой» (см. «Шулхан орух», «Законы молитвы», 92: 10). Прежде, чем еврей придет, чтобы увидеть лицо Б‑га, он должен дать цдоку. В молитве человека всегда есть просьба об удовлетворении каких-то его потребностей, поэтому прежде, чем еврей приходит просить для себя, он должен дать что-то ближнему своему. Сначала дать, а затем принять! Поэтому в каждой синагоге в будние дни принято давать перед молитвой несколько монет на благотворительность. Есть синагоги, в которых поставлено много купойс цдока (копилок для пожертвований), и многие евреи приходят в синагогу с мешочком монет, чтобы бросить по монете в каждую из них.

По этой же причине в Иерусалиме возле Стены плача вы встретите многочисленных собирателей пожертвований. Прежде, чем подойти к Стене, чтобы молиться и просить у Б‑га все, что вам нужно, вы отдаете что-то для блага другого еврея (в следующий раз, когда вы посетите Стену плача, правильно будет прийти с мешочком монет и раздать их каждому просящему цдоку — если вы даете, Б‑г даст вам тоже).

Теперь перейдем к самой молитве. Первый стих, с которого мы начинаем каждый день молиться, взят из нашей главы «Болок»: «Как хороши твои шатры Яаков, твои обиталища Израиль!» (Бамидбор, 24: 5). Почему был выбран именно этот стих? В ответ на этот вопрос комментаторы приводят объяснение Раши, в котором говорится о Храме: «Как хороши шатер в Шило и Дом вечности — Храм, когда они незыблемы, ибо там совершают жертвоприношения для искупления вам. Твои обиталища — они хороши даже, когда разрушены, потому что они залог для вас, а их разрушение — искупление душам». Поэтому еврей, приходя в синагогу утром, говорит эти слова во славу синагоги, «малого Храма».

Есть еще одна причина, по которой наши молитвы начинаются именно с этого стиха. Недавно в видеосерии «Торас хаим» был опубликован рассказ о хазане, который пришел в канун Рош ѓаШоно за благословением к Любавичскому Ребе. Он сказал Ребе, что будет вести утреннюю праздничную молитву. Ребе спросил его в ответ: «Вы знаете, что молитва начинается стихом: «Как хороши твои шатры Яаков…»? Следовательно, молитва начинается с указания на заслуги народа Израиля, о чем и говорит толкование Раши на этот стих: «Билам сказал так, потому что видел, что входы их шатров не расположены друг против друга». То есть, Билам воздал хвалу сынам Израиля за то, что в пустыне они ставили свои шатры так, чтобы каждый мог скромно жить в кругу своей семьи. Этим он, в сущности, указал на то, что сила Израиля заключена в «семейной ячейке», в преданности супругов друг другу и исполнении ими взаимных обязательств. Семья для евреев важнее всего, и мы продолжаем охранять ее изо всех сил.

Какая же идея стоит за всем этим? Когда человек обращается с просьбой к своему другу, какой самый верный способ прошения надо выбрать, чтобы его друг ему действительно помог? Когда вы начинаете говорить с ним, первое, что вы должны сделать, — это похвалить его ребенка: «Знаете, я видел вчера вашего сына, очень воспитанный мальчик!», или, например: «Я слышал от моих детей, что ваш сын — самый прилежный ученик в классе». Каким бы ни был человек, от таких слов его сердце откроется вам навстречу, потому что слышать похвалы своим детям — это величайшее удовольствие для каждого родителя. Так же и с Б‑гом: прежде, чем мы попросим удовлетворить наши личные нужды, мы должны сказать доброе слово о другом еврее, и вы можете быть уверены, что Б‑г выполнит ваши просьбы.

Как всегда, есть те, кто не согласен с этим мнением. Они пропускают этот стих, не говорят: «Как хороши твои шатры…», и начинают молиться со стихов, которые следуют за ним. Почему? Они утверждают следующее: да, это стих из Торы, но его говорит Билам, который ненавидел Израиль! Так почему мы должны начинать день, цитируя антисемита, разве нельзя найти другую похвалу народу Израиля, которая была высказана евреем?!

Ответ на этот вопрос мы находим в мидрашах. В начале Книги Дворим Моше обличает народ Израиля в самых резких выражениях и предупреждает, что он должен идти путем Торы. Мидраш говорит: «Упреки и предостережения достойны уст Билама, а благословения — уст Моше. Если бы упрекал Билам, сыны Израиля говорили бы: «Ненавистник угрожает нам». Если бы благословлял Моше, то народы мира говорили бы: «Тот, кто любит, благословляет их». Всевышний сказал: «Пусть упрекает Моше, который любит их, и благословляет Билам, который их ненавидит» («Дворим рабо», 1: 4).

Когда вас критикует человек, который вас не любит, вы не можете принять его упреки. Вы думаете: «Он терпеть меня не может, так что он всегда меня критикует». С другой стороны, когда тот, кто вас любит, говорит похвалы в ваш адрес, никто не верит ему. Очевидно, что родители, например, говорят, что их ребенок самый талантливый и умный…

Поэтому когда Моше, который сделал все для народа Израиля, упрекает евреев, они были готовы принять его обличительные речи, потому что знали, что слова эти исходят из любящего сердца. Если бы Моше начал хвалить евреев, мир не поверил бы ему, посчитав, что он не объективен: он любит их и поэтому хвалит. Так что Б‑г избрал Билама, который ненавидел сынов Израиля и пришел, чтобы проклясть их, для того, чтобы именно он произнес благословение и самую большую похвалу еврейскому народу. Поэтому мы и начинаем утреннюю молитву с благословения Билама, ведь похвала врага гораздо более значительна, чем похвала друга.

Мы должны запомнить, что прежде, чем приступить к молитве, необходимо провести определенную подготовку. Если мы действительно хотим, чтобы Б‑г услышал нас и исполнил наши просьбы, мы должны сделать хотя бы одно из трех упомянутых выше действий: пойти в микву, дать цдоку и… Если мы ленимся пойти в микву и жадничаем дать цдоку, то по крайней мере мы должны сказать доброе слово о другом еврее каждое утро, перед молитвой.

А еще — представьте себе, как Всемилостивейший ответит на все наши просьбы, если перед молитвой мы и окунемся в микву, и дадим цдоку, и скажем несколько добрых слов о наших ближних!

Комментарии: С чего нужно начинать молитву?
Нет добавленных комментариев