Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

"Работники" или "Посланники"?

Среда, 24. Октябрь, 2012 - 15:24

 

IMG_2605_Rabbi of Odessa_Avraam Volf2 копия.jpgКак-то пришел один хасид к рабби Дов-Беру, Магиду из Межирича и сказал:

— Учитель, у меня есть вопрос. Когда Всевышний запрещает нам какие-то действия, я могу это понять. Как бы мне ни было трудно, каким бы сильным ни было мое желание сделать запрещенное, я могу следовать Б жьей воле и воздержаться от того, чтобы пойти против Его воли. В конце концов, у меня есть свобода выбора, и я решаю, что делать, а чего не делать. И когда дело касается запрещенных высказываний, хотя и более трудно контролировать свою речь, все равно я решаю, что сказать, а чего не говорить… Но как быть с заповедями, связанными с нашими мыслями? Тора запрещает нам думать плохо. Но что можно сделать, если плохие мысли сами лезут вам в голову? Может ли человек контролировать свои мысли?!

Вместо ответа рабби Дов-Бер послал хасида в город Житомир:

— Проведай моего ученика рабби Зеева. Он ответит на твой вопрос.

Дело было в середине зимы, несколько недель хасид провел в пути, пробираясь сквозь снег по белым лесным дорогам. Наконец настал тот момент, когда около полуночи усталый путник подошел к дому рабби Зеева. Хасид был приятно удивлен, увидев свет в окне рабочего кабинета раввина. Это было единственное освещенное окно в округе. Через щель в ставнях гость мог видеть рабби Зеева, склоненного над книгами. Он постучал в дверь, но не получил ответа. Он подождал некоторое время и снова постучал, на этот раз громче, но ответа так и не последовало! Промерзший до мозга костей путник, которому некуда было идти, продолжал время от времени стучать в дверь дома рабби Зеева, а сам рабби, находясь всего в нескольких шагах от него, продолжал читать возле теплого очага…

Наконец, рабби Зеев встал со стула, открыл дверь и принял хасида со всей теплотой и радушием, которые ему были присущи. Он усадил гостя у огня, сделал ему чашку горячего чая и начал расспрашивать о том, как поживает их учитель, Магид из Межирича. Затем он отвел своего гостя, который все еще не оправился от холода и шока проведенной на улице ночи, в лучшую комнату своего дома, чтобы он мог отдохнуть и восстановить силы. Такой же теплый прием ожидал его на следующее утро, и даже на третий день. Рабби Зеев был замечательным хозяином. Он взял на себя заботы обо всех его потребностях и проявлял чудеса гостеприимства. Да и сам хасид был примерным гостем, относившимся к хозяину с уважением и вниманием. Он даже ничем не выказал свою растерянность и недоумение по поводу приема, который ему оказали в ночь прибытия.

Однако, насладившись замечательным гостеприимством рабби Зеева и восстановив потраченные в долгой дороге силы, хасид все же набрался смелости и обратился к хозяину: «Я приехал сюда, чтобы задать вам один вопрос. Ребе сказал, что вы единственный, кто может ответить на него». И он задал свой вопрос рабби Зееву. Тот улыбнулся и сказал: «На твой вопрос я ответил еще в первую ночь. Думаю ты понял, что в моем доме я хозяин: кого хочу — впускаю, а кого не хочу — оставлю снаружи. Когда человек — хозяин в своем доме, незваные гости к нему не войдут! Ты являешься хозяином своих мыслей, и только ты можешь определить, кто войдет, а кто нет», — заключил рабби Зеев.

…В эту Субботу в недельной главе «Лех-лехо» мы читаем, как Б г говорит Авраѓаму: «Уходи с земли твоей и с родины твоей, и из дома отца твоего — в землю, которую Я укажу тебе» (Брейшис, 12: 1). Другими словами, Всевышний повелевает нашему праотцу покинуть Харан, место, где он тогда находился, и пойти в другое место — в то, которое Он укажет (все мы знаем, что это была Земля Израиля).

С другой стороны, на эту неделю, когда изучают главу «Лех-лехо» (известно, что существует тесная связь между главами Торы и временем, когда их читают), выпадает особая дата еврейского календаря — седьмой день месяца хешвон. В этот день в Израиле евреи начинают просить Всевышнего о дожде. В молитве Шмоне-эсре, произнося: «Благослови для нас, Г сподь, Б г наш, этот год и все виды урожая его на благо…», начиная с вечерней молитвы 7 хешвона, продолжают: «…и пошли росу и дождь для блага нашего» (в диаспоре это делают с вечерней молитвы на 60 й день после осеннего равноденствия — 5 го либо 6 декабря).

Почему же мы начинаем просить о дожде именно 7 хешвона? Во времена Второго Храма в Иерусалим приходили евреи-паломники, в том числе и из других стран. Мудрецы того поколения подсчитали, что требуется 15 дней для того, чтобы из Иерусалима добраться до самых отдаленных от него мест, например — на берега реки Евфрат. Поскольку последний день праздника Суккос выпадает на 22 число месяца тишрей, то надо дать возможность паломникам, пришедшим издалека, благополучно добраться домой. Не приличествует молить Всевышнего о дожде в то время, когда евреи, пришедшие на праздник в Храм, еще находятся в пути. 15 й день после 22 тишрей — это как раз 7 хешвона, и с этого дня мы начинаем просить Всевышнего: «…пошли росу и дождь для блага нашего на землю».

Однако седьмой день месяца хешвон связан не только с отрицанием, с желанием предотвратить дождь для беспрепятственного возвращения паломников, живущих на границе, но он также имеет позитивное содержание. До этого дня, народ Израиля жил еще в атмосфере паломничества в Иерусалим на праздник Суккос. Шах (рабби Шабтай бен Меир ѓаКоѓен) пишет в своем комментарии к «Шулхан оруху» (на «Хошен мишпот», 43): «Всякий раз, когда сыны Израиля совершали паломничество, они не могли достичь своих домов после этого раньше, чем за 15 дней, и им казалось, что они все еще находятся в Земле Израиля и занимаются вопросами паломничества все время, пока они не перейдут через великую реку Евфрат». Это также отразилось в законе, где говорится, что если человек занял деньги и пообещал вернуть их после паломничества, после праздника, то это значит — после седьмого хешвона. И кредитор не может требовать возвратить ему долг до означенного срока.

Словом, седьмой день месяца хешвон — это дата, которая символизирует переход из мира Святости, паломничества в Храм в материальный мир, возвращение домой, к сельскохозяйственным работам на земле, к «реке Евфрат» — месту, максимально удаленному от святости Земли Израиля. В свете этого нужно понять, почему на эту дату приходится недельная глава «Лех-лехо», символизирующая подъем из Харана («из-за границы») в Землю Израиля, как сказано: «Уходи с земли твоей… в землю, которую Я укажу тебе».

Чтобы понять это, давайте рассмотрим два типа отношений между работодателем и работником.

Есть два основных типа сотрудников — «работник» и «посланник». Работа первого, как правило, ограничена рамками хозяйства работодателя, или, по крайней мере, связана с использованием хозяйских средств производства и имущества. В отличие от него, посланник направляется хозяином в другое место за пределы территориальных границ хозяйства. Его трудовая деятельность не обязательно связана с использованием средств производства и имущества работодателя, но он выполняет порученную ему работу в других местах, куда его направляют.

При более глубоком осмыслении функций, исполняемых этими двумя категориями работающих, мы понимаем, что разница между ними не в том, что один работает на месте, а другой — на выезде. Наемный работник работает для себя, для своей пользы. Его цель — получение зарплаты за работу, которую он выполняет для того или другого работодателя, но «центр» здесь — это он сам. Посланник (пусть даже он тоже получает зарплату) находится в совершенно других взаимоотношениях с работодателем. Для него главное — выполнить возложенное на него поручение, оправдать доверие хозяина. Он не действует по своей собственной воле, а выполняет задание пославшего его. Центральной фигурой здесь является работодатель. И посланник является лишь орудием, выполняющим порученную ему работу.

В свете этого становится понятной разница между положением народа Израиля, совершающего паломничество к Храму, и его состоянием в день седьмого хешвона.

Поднимаясь к Храму, евреи впитывали святость, их души наполнялись Б жественной силой, они получали огромный заряд духовной энергии. Они были свидетелями десяти чудес, сотворенных Всевышним в Храме, — словом, они были Его «работниками». В своем паломничестве они вступили на «территорию» Создателя, истинного Хозяина, и они были там для себя, для своей духовной пользы — для наполнения святостью, цели высокой и чистой, но преследующей личную выгоду.

А седьмого хешвона, когда они спускаются к своим повседневным заботам, — это день, в который они становятся «посланниками». В этот день они покидают территорию работодателя, и по указанию Его отправляются «для возведения Ему, благословенному, жилища в нижних мирах» (см. 36 ю главу «Тании») — заниматься повседневными вопросами, в материальном мире, исполняя в нем заповеди Торы, чтобы осветить мир Б жественным присутствием. Здесь они не работают для себя, для своего духовного наслаждения, но они выполняют то, чего требует пославший их Всевышний.

Какой бы высокодуховной работой не занимался человек, с удовольствием удовлетворяющий свои духовные потребности, как работник, она по-прежнему будет ограничена его возможностями и чувствами. Но когда он выполняет поручение своего Хозяина, когда он исполняет волю Всевышнего, когда он является «исполняющей десницей» — тогда он соединяется с безграничным Творцом и поднимается на более высокую ступень, преодолевая ограниченность сотворенного мира. Седьмого хешвона, когда вы исполняете волю Всевышнего — вы на самом деле идете (лех-лехо — «иди себе»), поднимаетесь на совершенно другой духовный уровень.

До тех пор, пока наш праотец Авраѓам служил Всевышнему по собственному разумению, как он понимал единство Творца, эта работа была ограничена его пониманием и возможностями, даже несмотря на все его величие и готовность пожертвовать собой для освящения Имени Всевышнего, будучи брошенным в раскаленную печь. Он был великим человеком, очень великим, но все же человеком, ограниченным в своих действиях.

Но Б г, обращаясь к нему, повелел «идти», оставить все, что он знал до сих пор, уйти «из своей страны» (от желаний своих, хоть и высоких, но ограниченных «твоей страной», твоей человеческой природой), «от своей родины» (от привычек и природы людей, тебя породивших, хоть и высоких, но ограниченных), «из дома отца твоего» (отец символизирует мудрость, как сказано в хасидизме). И отправиться куда? «В землю, которую Я — безграничный Владыка — укажу тебе». Преодолей свою ограниченность, перестань быть «работником», стань «посланником» и ты станешь един со Мной, обещает Творец. И в этом — суть наших действий седьмого хешвона, а также содержание главы «Лех-лехо»: Всевышний, а не мы, в центре мироздания!

Комментарии: "Работники" или "Посланники"?
Нет добавленных комментариев