Printed fromchabad.odessa.ua
ב"ה

«Тевье-молочник» двадцать первого века

Четверг, 14. Февраль, 2013 - 9:35

IMG_2605_Rabbi of Odessa_Avraam Volf2 копия.jpgОдин из выдающихся мудрецов последних поколений занимал высокий пост раввина и даяна (судьи) в большой еврейской общине. Однако его внешность не соответствовала значимости его положения: был он невысокий и очень худой. Как-то подошли к нему несколько его противников и язвительно спросили: «Может ли еврей небольшого роста и невыдающегося телосложения служить раввином и судьей в столь большом городе?» Мудрец отвечал: «Хоть мал я и тощ, но сам «престол» — велик…»

…Много лет назад в нашем городе шла пьеса по роману Шолом-Алейхема «Тевье-молочник». Мне давно хотелось посмотреть эту постановку, и мы с женой с радостью приняли приглашение супружеской пары из местной еврейской общины посетить театр.

Главной проблемой, которую поднимает Шолом-Алейхем, является йеридас ѓадойройс (дословно — «спуск поколений»), то есть — деградация и духовное обнищание определенных слоев еврейского народа. Тевье-молочник, у которого в семье были только дочери, пытается выдать одну из них замуж с помощью шадхена (свата), но девушка сама находит себе жениха. Хотя Тевье это не понравилось, он дает свое согласие на брак дочери. И хотя старшая дочь вышла замуж за религиозного еврея, проблема заключалась в том, что она стала свахой самой себе, а это не слишком соответствует обычаям, принятым в еврейском народе. Вторая дочь вышла замуж за еврея-революционера, убежденного в необходимости изменить мир и, конечно, отдалившегося от традиции. Третья дочь превзошла всех — вышла замуж за нееврея, даже несмотря на то, что отец яростно сопротивлялся этому браку и не дал ей свое благословение! Действие пьесы создает у зрителей впечатление, что иудаизм находится в глубоком кризисе, и ситуация постоянно усугубляется…

Тора предлагает нам два пути осмысления исторических событий. В нашей недельной главе «Трумо» мы читаем о том, что Всевышний повелевает народу Израиля строить жилище для Б‑га. Но даже в истории самого Мишкана можно увидеть «спуск поколений».

Построенный в пустыне Мишкан — это плод трудов Моше, и в нем все было совершенно: и Ковчег Завета (арон ѓабрис), и Менора, и стол «хлебов предложения», и жертвенник. Все сорок лет Мишкан сопровождал евреев в их блужданиях по пустыне, а после того, как они вошли в Землю Израиля, он был установлен в Гилгале, где оставался в течение 14 лет. Оттуда он переместился в Шило, где находился в течение 369 лет, а потом — начались проблемы: сыновья первосвященника Эли, взявшие Ковчег Завета на войну с филистимлянами, погибли, и Ковчег был захвачен врагами. Так начался период духовной деградации (хотя евреи и получили Ковчег обратно спустя сравнительно небольшое время).

Несколькими десятилетиями позже Мишкан был перенесен в Иерусалимский Храм, который построил царь Шломо. Первый Храм простоял 410 лет — до момента его разрушения вавилонским царем Навуходоносором. Этим ознаменовался второй этап деградации сынов Израиля, хотя Храм и не был полностью разрушен: Любавичский Ребе приводит высказывание из Иерусалимского Талмуда о том, что в Первом Храме был разрушен только потолок, а стены остались стоять. Следовательно, это не было полным уничтожением.

Спустя семьдесят лет после разрушения Первого Храма, был возведен Второй, но в нем Ковчег Завета со скрижалями не находился в Святая святых, что указывает на более низкий уровень святости. Кроме того, известно, что в Первом Храме свечи Меноры зажигали каждый вечер, и все они горели до утра, но была среди них одна, которая чудесным образом горела томид — всегда (в память об этом чуде во всех синагогах постоянно горит свеча, которая называется нер томид). Во Втором Храме этого чуда не происходило, западная свеча, как и остальные, горела только до утра.

Так продолжался процесс «спуска поколений» до разрушения Второго Храма. На этот раз римляне разрушили Храм полностью, даже стен уже не было (Стена плача является частью внешней стены, окружавшей Храмовую гору, сам Храм был разрушен до основания). Вот как сказано об этом: «Припомни, о Б‑же, день Иерусалима сынам Эдома, говорившим: «Разрушайте его, разрушайте до основания!» (Теѓилим, 137: 7). Некоторые утверждают, что после восстания Бар-Кохбы римляне даже срыли часть Храмовой горы, чтобы отобрать у евреев последние надежды на восстановление Храма. В любом случае, евреи живут без него вот уже в течение двух тысячелетий…

Это был негативный взгляд на историю, который приводит к выводу, что евреи отдаляются от состояния единого народа, получившего Тору у горы Синай, и теряют свою близость к Творцу. Но учение хасидизма предлагает иной взгляд на жизнь.

Мишкан, построенный сынами Израиля в пустыне из дерева, был маленьким и переносным. Он просуществовал в течение 40 лет в пустыне и еще 14 лет в Гилгале.

После того, как евреи пришли в Шило, Мишкан усовершенствовали, и он перестал быть деревянным переносным сооружением. Евреи построили каменные стены, и от Мишкана пустыни оставили только потолок. Мишкан Шило простоял 369 лет.

Потом сыны Израиля перенесли Мишкан в Иерусалим. Он как бы переехал с временной квартиры на постоянную. Здесь уже не только стены были сделаны из камня, но даже потолок. И он простоял больше времени, чем Мишкан в Шило: Первый Храм просуществовал 410 лет.

После этого был построен Второй Храм, о котором в Талмуде сказано: «Более великой будет слава последнего дома, чем первого» (трактат «Бава кама», 3а). Слова «последний дом» относятся ко Второму Храму, который простоял на десять лет дольше, чем Первый. И, кроме того, он был выше и краше своего предшественника…

Теперь же мы приближаемся к приходу Мошиаха и возведению Третьего Храма, который станет вечным!

С точки зрения хасидизма, духовно народ Израиля постоянно прогрессировал. В пустыне, через 40 дней после Синайского откровения, сыны Израиля поклонялись золотому тельцу. Во время Первого Храма, даже будучи очевидцами происходящих чудес, многие поклонялись идолам, и поэтому, когда десять колен отправились в изгнание, их представители ассимилировались там (так называемые «десять утраченных колен»).

Во времена Второго Храма народ Израиля поднялся на более высокий духовный уровень. Хотя в этот период чудес стало меньше, евреи соблюдали заповеди. Поэтому, даже будучи изгнанными из страны, они не ассимилировались, и подтверждение тому — мы, их потомки. На самом деле в голусе, несмотря на уменьшение чудес, еврейский народ укрепился в изучении Торы и исполнении заповедей!

Итак, на любое историческое событие можно посмотреть с положительной стороны. И это, кстати, верно и в отношении истории Тевье-молочника. Возможно, что в конце XIX и в начале XX века духовный уровень российского еврейства понизился. Но пришла пора написать новую историю о «Тевье-молочнике» нашего времени — о еврейском народе начала XXI века. Ведь если в девятнадцатом веке заповеди соблюдали родители, а их дети постепенно утратили связь с традицией, то в нашем поколении все происходит с точностью до наоборот. Дедушки-бабушки и родители не соблюдает заповеди Торы, но представители молодого поколения стали гораздо ближе к иудаизму. Они накладывают тфилин, употребляют кошерную пищу, посещают синагогу… А уже их дети учатся в еврейских школах, то есть — поднялись на более высокий духовный уровень, чем их родители! Такая вот получилась красивая история о современном «Тевье», которая, надеюсь, еще дождется своего Шолом-Алейхема…

Комментарии: «Тевье-молочник» двадцать первого века
Нет добавленных комментариев