Printed from chabad.odessa.ua

Что важнее всего для Творца?

Пятница, 14. Ноябрь, 2014 - 3:36

 

BB1_1622.jpgСегодняшняя Венгрия — одна из стран Европы, в которой, к сожалению, в последние годы набирает силу антисемитизм. Вдохновителем этих процессов стала ультраправая националистическая партия «За лучшую Венгрию» (или, по первому слову венгерского названия, «Йоббик»), которая провозгласила своей главной целью защиту «венгерских ценностей и интересов».

Вторым номером в партийном списке «Йоббик» несколько лет назад был Чанад Сегеди, сделавший политическую карьеру на ксенофобских высказываниях и ставший депутатом Европарламента. В одном из своих выступлений по поводу бюджета, представленного правительством, он, например, сказал, что подобная экономическая программа пойдет на пользу только богатым евреям и навредит бедным венграм. Сегеди добавил, что выглядит все так, как будто сам президент Израиля руководил составлением бюджета. Кроме того, он заявил, что Венгрия должна остерегаться засилья еврейского капитала, иначе богатые евреи смогут контролировать все в стране…

Так как Сегеди стал очень уж популярной фигурой в венгерской политике, конкуренты начали рыться в его прошлом, и с удивлением и радостью обнаружили, что он — выходец из… еврейской семьи! Родители его матери пережили Холокост. Бабушка выжила в Освенциме, а дед — ветеран «исправительно-трудовых лагерей». Мать Сегеди узнала, что она еврейка, только когда ей исполнилось 14 лет. Родители, рассказав ей о своей трагической судьбе, предупредили, что об этом никому нельзя говорить, — они опасались повторения Катастрофы. По этой же причине дед был очень рад тому, что его дочь — мать Сегеди — вышла замуж за нееврея.

Конечно, антисемиту было трудно смириться с тем, что он вдруг оказался евреем. Сегеди начал спорить, давать объяснения и приводить оправдания. Разгорелся публичный скандал. В результате политик признал свое еврейство, под давлением подал в отставку со всех партийных должностей и отказался от членства в «Йоббик». В партии также потребовали, чтобы он отказался от своего места в Европарламенте.

Позже Сегеди сделал ряд заявлений, извиняясь за оскорбления евреев и разжигание ненависти. Открыв для себя свое еврейство, он связался с одним из посланников Любавичского Ребе и сейчас изучает Тору, ест кошерную пищу, ходит в синагогу и старается соблюдать Субботу. Сначала, когда Сегеди приходил в синагогу, люди смотрели на него, как на прокаженного, но со временем привыкли.

В одном из недавних интервью Чанад Сегеди сказал, что сначала он и его партия ненавидели цыган, потом они возненавидели евреев, румын и словаков и другие меньшинства, проживающие в их стране. В конце концов, ненависть стала самоцелью — они ненавидели всех, кто отличался от них внешним видом и образом жизни…

* * *

В нашей сегодняшней недельной главе «Хайей Соро», мы читаем о сватовстве Ицхока, сына нашего праотца Авраѓама. Элиэзер, его слуга, был послан в Арам-Наѓараим (Месопотамию — местность на территории современного Ирака), чтобы найти там достойную невесту для Ицхока из семьи его отца, как сказал Авраѓам: «Ты возьмешь жену для моего сына из моего семейства и из дома отца моего» (Брейшис, 24: 40).

Элиэзер прибыл в Арам-Наѓараим вечером и остановился возле колодца, куда приходили за водой все местные жители. Он обратился к Всевышнему с просьбой о помощи: «И будет: девица, которой скажу: «Наклони твой кувшин, и я напьюсь!..» а она скажет: «Пей, и также верблюдов твоих напою», — ее Ты назначил Твоему рабу Ицхоку. И по сему дай мне знать, что сотворил Ты милость с моим господином» (Брейшис, 24: 14). И не успел он даже закончить, как красивая молодая девушка пришла за водой. Элиэзер подбежал к ней и попросил у нее напиться. И услышал в ответ: «Пей, мой господин!.. Также и для верблюдов твоих буду черпать, пока не перестанут пить» (там же, 24: 18, 19). Элиэзер сразу понял, что это была та, которую он искал. Он отдал ей подарки и лишь затем спросил: «Чья дочь ты?» Девушка ответила, что она — дочь Бетуэля, сына брата Авраѓама Нахора.

Спрашивает «Мидраш рабо»: «Почему Элиэзер решил, что это и есть знак свыше, о котором он просил Творца? Как бы он поступил, если бы на месте Ривки оказалась добросердечная девушка из другого семейства, которая дала бы напиться и ему, и его верблюдам? Взял бы он ее в невесты Ицхоку?» Разве Авраѓам попросил его привезти из тех мест просто девушку с добрым характером, которая любит животных, а не кого-то из дочерей его семьи?! Достойная невеста могла быть найдена и в Ханаане, для этого не нужно было посылать Элиэзера в далекие дали! И все же, несмотря на то, что Элиэзер выразил свою просьбу не совсем так, как было нужно, Всевышний помог и вывел ему именно ту, которая была ему необходима.

Далее мидраш приводит несколько примеров, когда люди, подобно Элиэзеру, обращались к Творцу с просьбами, которые были высказаны не совсем четко и правильно.

Калев бен Йефунэ был среди двенадцати разведчиков, которых послал Моше в Эрец-Исроэль. Десять из них плохо отозвались о Земле Израиля и умерли в пустыне. Только Йеѓошуа и Калев полюбили эту землю, и им было обещано, что они взойдут в нее. Прошло сорок лет, еврейский народ завоевывал Землю обетованную, и Йеѓошуа начал делить ее между коленами Израиля. Калев напомнил Йеѓошуа, что Моше, обещая ему в удел Хеврон, где расположена пещера Махпела, сказал: «Земля, по которой ступала нога твоя, будет наделом тебе и сынам твоим навек» (Йеѓошуа, 14: 9). Калев говорит Йеѓошуа: «Какова была сила моя тогда, такова она и теперь для войны и для того, чтобы выходить и вести народ» (там же, стих 11).

Йеѓошуа дал в надел Калеву Хеврон и все прилегающие к нему земли и поселения, но их надо было завоевать. И Калев выгнал из Хеврона трех сыновей Анака: Шешая, Ахимана и Талмая. А затем выступил против жителей поселения Кирьят-Сефер. «И сказал Калев: «Кто поразит Кирьят-Сефер и возьмет его, тому отдам Ахсу, дочь мою, в жены» (Йеѓошуа, 15: 16). Случилось так, что Кирьят-Сефер завоевал племянник Калева Отниэль, который и женился на его дочери Ахсе. Спрашивает мидраш: «Разве смог бы исполнить Калев свое обещание, если бы Кирьят-Сефер был завоеван каким-нибудь рабом-неевреем?!» Его счастье, что в ответ на столь опрометчивое замечание Всевышний послал ему именно того, кого следовало.

Еще одно необдуманное обещание дал царь Шауль. Во времена его правления евреи очень страдали от набегов филистимлян. И вот, как известно, великан Голиаф вызвал на решающий поединок одного из сынов Израиля, заявив, что победитель овеет свой народ славой, а побежденный сделает свой народ рабом навек. Царь Шауль приказал объявить что, «того человека, который убьет его [Голиафа], царь обогатит богатством великим, и дочь свою выдаст за него, и дом отца его сделает свободным в Израиле» (Шмуэлъ I, 17: 25). Такое заявление таило в себе опасность, ибо на поединок мог выйти кто угодно — и раб, и незаконнорожденный, — а оказавшись победителем, он мог потребовать несовместимое с еврейским законом, но обещанное царем вознаграждение: руку дочери Шауля. Но Всевышний опять явил Свою милость и позволил именно Давиду сразить великана, жениться на царской дочери Михаль и позже самому стать царем.

Однако Всевышний не всегда помогал выполнять опрометчивые обещания Своих подданных. И пример тому — история судьи Ифтаха. «Сражаясь с Амоном, он дал обет Г‑споду, и сказал: «Если Ты предашь аммонитян в руки мои, то да будет: выходящий из дверей дома моего навстречу мне, по возвращении моем с миром… да будет он Г‑споду, и вознесу это во всесожжение» (Шойфтим, 11: 30–31). Когда же Ифтах вернулся в Мицпу, в дом свой, навстречу ему вышла… его единственная дочь! «И вот, когда он увидел ее, разодрал одежду свою и сказал: «Увы, дочь моя, ты сразила меня и стала сокрушением моим! Я же отверз уста мои пред Г‑сподом и не могу отречься» (там же, 11: 35). Конечно, буквально исполнить свой обет Ифтах не мог, потому что существует абсолютный запрет на такие жертвы, но девушка, по мнению большинства комментаторов, прожила всю оставшуюся жизнь в уединенном месте далеко от дома, в полном одиночестве…

Все эти истории из Танаха призваны научить людей воздерживаться от клятв и обетов, быть сдержанными в речах и не давать обещаний, которые невозможно или трудно выполнить (это касается даже того антисемита, который выступал против евреев, но в конце концов сам оказался одним из нас). Но все же возникает вопрос: почему Всевышний благосклонно отозвался на просьбы Элиэзера и Шауля, а обет Ифтаха отверг?

Любавичский Ребе в одной из своих бесед объясняет, что Г‑сподь всегда с особым усердием заботится о том, чтобы сватовство, создание еврейской семьи происходило подобающим образом и завершилось счастливым концом. Даже если просьба выражена не совсем правильно, Г‑сподь посылает того, кого нужно, давая просящему больше, чем он заслуживает, чтобы брак свершился. Ибо семья является основой мира и фундаментом дома Израиля. Поэтому знакомство и обручение находятся под особой защитой Б‑жественного провидения, и Всевышний Сам всячески помогает и способствует заключению успешного брака — даже при том, что просящий выражался неточно и необдуманно. Ибо для Творца нет ничего важнее соединения супружеских пар, создания счастливых еврейских семей!

Комментарии: Что важнее всего для Творца?
Нет добавленных комментариев