Printed from chabad.odessa.ua

ЗАПОВЕДЬ, ДАННАЯ ЕЩЕ ДО ИСХОДА

Пятница, 03. Февраль, 2017 - 2:04

BB1_1622.jpg


В этом году после Ѓакофойс в Симхос-Тойре один из молящихся сказал, что хочет подарить после праздника две пары тфилин отличного качества двум евреям из числа присутствующих сейчас в синагоге, которые примут на себя соблюдение всех законов Субботы. Студент нашего еврейского университета и один из молодых людей, который женился несколько лет назад, на самом деле взяли на себя соблюдение Субботы и в то же время получили возможность исполнять еще одну важную заповедь Торы — возложение тфилин.

С началом Шестидневной войны, Любавичский Ребе объявил о начале мивцы (кампании) тфилин. Ее цель состояла в том, чтобы каждый еврей получил возможность исполнить заповедь тфилин, особенно солдаты Армии обороны Израиля, которые защищают народ и страну. Ребе объяснил две причины, по которым это необходимо. Во-первых, он привел цитату из Талмуда: «Каждый, кто возлагает тфилин, продлевает дни жизни» (трактат «Мнохойс», 44а). А в военное время обещание долголетия очень важно. В дополнение к этому, и это главное, Ребе привел еще одну цитату: «И увидят все народы земли, что Имя Г‑сподне наречено над тобою, и убоятся они тебя» (Дворим, 28: 10) — это головные тфилин» (Талмуд, трактат «Брохойс», 6а). Возложение тфилин пробуждает страх и благоговейный трепет у врагов. А так как народ Израиля един, то когда евреи в США надевают тфилин, враги евреев на другой стороне земного шара боятся и не смеют преследовать народ Израиля. И это будет способствовать его победе.

В той войне Израиль вернул себе Храмовую гору, Западную стену и весь Старый город Иерусалима после 18 лет их пребывания под властью Иордании — с 1948‑го по 1967 год, когда ни один еврей не мог посетить эти святые места. Каждый день в течение первых нескольких месяцев после победы тысячи людей приходили к Западной стене, каждый хотел прикоснуться к ее камням. Пробуждение сознания народа Израиля было на самом пике. Хасиды Хабада поставили там стенд для возложения тфилин, и благодаря этому тысячи евреев смогли исполнить эту заповедь.

Ариэль Шарон, получивший славу национального героя благодаря своему руководству сражениями во время войны, посетил Западную стену через несколько дней после победы вместе с другими офицерами и зарубежными гостями. Хасид Хабада подошел к нему и предложил надеть тфилин. Шарон, не задумываясь, согласился, и хабадник помог ему наложить тфилин, а затем вся толпа присоединилась к нему в громогласном чтении молитвы Шма, что вызвало всеобщее волнение. Фотография Шарона с тфилин у Западной стены стала известна во всем мире, и это побудило многих евреев последовать его примеру.

 

Заповедь тфилин очень особенная и важная. Во-первых, потому что о ней написано: «Вся Тора сопоставима с возложением тфилин» (Талмуд, трактат «Кидушин», 35б). Но кроме этого есть еще один момент, которого многие не замечают. В конце нашей сегодняшней недельной главы «Бой» мы узнаём, что эта мицва была дана сынам Израиля еще во время их пребывания в Египте: «И будет это знаком на твоей руке и налобной повязкой меж глазами твоими, ибо силою руки вывел нас Г‑сподь из Египта» (Шмойс, 13: 16). Любавичский Ребе говорит о том, что этот совершенно непонятный момент, по-видимому, нуждается в разъяснении. В Египте евреям были даны всего лишь несколько заповедей. Например, понятно, почему была дана заповедь пасхальной жертвы. Ведь в Египте царствовало идолопоклонство, и чтобы удостоиться уйти оттуда, евреи должны были зарезать идола Египта. Также понятно, почему именно в Египте была дана заповедь о выкупе первенца — ведь еврейские первенцы были спасены во время десятой казни. Но так ли необходимо было давать мицву тфилин именно в Египте, перед дарованием Торы и даже раньше заповеди о Субботе?!

Ребе объясняет, что Исход из Египта был началом всех последующих избавлений еврейского народа. А для того, чтобы получить спасение, необходима была заповедь тфилин, исполнение которой наводит страх на врагов и доведет их до состояния, когда они начнут сотрудничать с евреями, как это произойдет во время прихода Мошиаха.

Кампания по возложению тфилин была дополнительно усилена во время Войны Судного дня. Раввин Исроэль-Меир Лау в своей книге воспоминаний «Не поднимай руки на отрока» пишет, что во время войны он регулярно посещал раненых солдат в медицинском центре «Ихилов» в Тель-Авиве. В одно из таких посещений к нему подошла женщина и сказала: «Мой сын хочет поговорить с вами». Рав Лау вошел в палату, где на кровати лежал человек. Его голова была полностью покрыта бинтами, между которыми были оставлены лишь небольшие прорези для носа, рта и глаз. Все его тело было покрыто простыней. Раненый увидел стоящего рядом с матерью человека и спросил, действительно ли это пришел раввин. Затем он поинтересовался, который час? Удивленный его вопросом, раввин подумал, что парень еще не совсем пришел в себя, и ответил, что время двенадцать часов. Но парень не был удовлетворен этим ответом и попросил уточнить — двенадцать дня или ночи. Тогда раввин Лау сказал, что время полдень. После этого раненый спросил: «Может ли тот, кто не надел тфилин до двенадцати часов дня, сделать это сейчас?» — «Тфилин можно возлагать весь день», — ответил раввин. «Скажите, если невозможно надеть головные тфилин из-за повязки, можно ли наложить только ручные?»

Это был отличный ѓалохический вопрос о том, насколько связаны между собой наложение головных и ручных тфилин. Рав Лау ответил лежащему на кровати раненому, что можно надеть тфилин на руку, не возлагая тфилин на голову. Услышав этот ответ, молодой человек вытащил свою левую руку из-под простыни и попросил: «В таком случае помогите мне это сделать». Раввин наложил на его руку тфилин и прочитал вместе с ним Шма. Во время чтения молитвы, обессилев, раненый заснул. Рав Лау осторожно освободил его руку от тфилин и покинул палату.

Прошло много дней, в течение которых раввин Лау продолжал приходить и накладывать тфилин этому раненому. Постепенно они стали друзьями, и когда парень немного поправился, раввин спросил его, почему для него было так важно надеть тфилин в том тяжелом состоянии, в котором он был после ранения. Парень рассказал ему, что в канун Симхос-Тойре он сидел вместе с другими офицерами в командном автомобиле неподалеку от Суэцкого канала. В это время к ним подъехал грузовик, на котором была построена сукка, и два хабадника пригласили молодых офицеров зайти, выпить с ними лехаим, закусить пирогом и произнести благословение на лулав. Офицеры пытались уклониться, объясняя, что даже в мирное время не слишком исполняют заповеди праздника, а тем более сейчас, когда идет война. Но хабадник не сдавался и пытался убедить их, приводя различные аргументы. «Все равно вы сидите здесь и ничего не делаете. Идемте все вместе, это займет у вас десять минут», — призывал он их. Офицеры посмотрели друг на друга и решили принять приглашение и подняться на грузовик. Они уже выпили стаканчик вина, отведали пирога и готовились благословить лулав, как вдруг услышали страшный оглушительный шум. Все бросились на дно грузовика. Когда все затихло, они выглянули из сукки и увидели, что машину, в которой они сидели за несколько минут до этого, разнесло на мелкие кусочки от прямого попадания вражеского снаряда.

Когда вокруг стало тихо, офицер сказал одному из хабадников: «Вы, конечно, называете то, что произошло здесь, чудом?» И хабадник ответил вопросом на вопрос: «А как бы вы назвали это?» Офицер понимал, что сохранил свою жизнь, благодаря сукке и лулаву. Он сказал: «Я чувствую, что я должен Ему что-то в обмен на жизнь, — и указал пальцем вверх. — Моя жизнь была спасена, потому что вы настаивали на том, что мы должны подняться на грузовик и сказать благословения». Тогда хабадник предложил офицеру взять на себя исполнение заповеди тфилин. Офицер захотел исполнить свое обещание немедленно и попросил хабадника наложить ему тфилин тут же, на месте. Однако это было невозможно. Ведь это происходило в Суккос, а в праздники (даже в холь ѓамоэд — «праздничные будни») не возлагают тфилин. Хабадник объяснил, что офицер сможет начать надевать тфилин только после окончания праздника. «Но я не знаю, где я буду, брат», — пояснил офицер, добавив, что у него даже нет своих тфилин. Хабадник записал его имя и номер части и пообещал, что когда закончится праздник, он будет иметь свои собственные тфилин. Обещание было выполнено, ему передали тфилин, и он получил возможность каждый день исполнять взятую на себя заповедь. Затем через короткое время возле Файеда, на египетской территории, он был ранен в позвоночник и эвакуирован на вертолете в медицинский центр в Тель-Авиве. С того момента, как он пришел в себя, его беспокоило только то, что он не мог исполнить заповедь тфилин

Ребе в одной из своих бесед объясняет, что головные тфилин символизируют Б‑га, стоящего во главе народа Израиля, а ручные тфилин символизируют народ Израиля. Мы «руки» и «ноги» Б‑га, Который заповедует нам, что делать в этом мире, и мы исполняем это на практике. Накладывая тфилин на руку и голову, мы соединяем народ Израиля со Всевышним.

Солдат, о котором мы вели рассказ, мог надеть тфилин только на руку, но, слава Б‑гу, мы живы и здоровы! Так давайте свяжем руку и голову, народ Израиля с Г‑сподом! Тот, кто до сих пор не возлагал тфилин, пусть начнет исполнять эту важную заповедь, а тот, кто уже исполняет ее, пусть купит пару тфилин для друга, который еще не возлагает их. Женщины тоже могут поучаствовать в исполнении этой заповеди. Они могут купить тфилин для мужа и побудить его возложить их, так что эта заповедь зачтется также и им в заслугу.

«И да будут слова эти, которые Я заповедую тебе сегодня, на сердце твоем… И повяжи их в знак на твою руку, и да будут они украшением между твоими глазами» (Дворим, 6: 6, 8). Слова эти обращены к каждому из нас, давайте будем помнить об этом!

Комментарии: ЗАПОВЕДЬ, ДАННАЯ ЕЩЕ ДО ИСХОДА
Нет добавленных комментариев