Printed from chabad.odessa.ua

Цдока как партнерство с Творцом

Пятница, 10. Февраль, 2017 - 1:16

 

 BB1_1622.jpg

В прошлый четверг, после окончания урока по недельной главе Торы, я вышел из синагоги вместе с группой слушателей. Мы остановились, продолжая обсуждать тему урока и некоторые ее аспекты. В это время к нам подошел мальчик, который был очень плохо одет, сказал, что он голоден, и попросил денег на хлеб. Один из нас, не задумываясь, вытащил купюру и отдал мальчику, другой дал ему бутылку сока, которую держал в руке в тот момент. Кто-то предложил купить кошерную пиццу в киоске возле синагоги, чтобы ребенок мог удовлетворить голод. И на самом деле мальчик пошел с ним к киоску, получил пиццу, тут же съел ее и, поблагодарив, ушел. Мы бы не придали случившемуся особого значения, если бы не один человек из нашей группы, который только недавно начал посещать уроки Торы. Он сказал: «Я бы ничего не дал этому попрошайке, он наверняка из тех детей, которых взрослые мошенники используют для сбора денег. Нельзя помогать им, они ни в чем не нуждаются…» Конечно, я мог просто высказать свое мнение, но мне хотелось, чтобы ученики нашли подтверждение моим словам в священных книгах.

На улице было холодно, несколько градусов ниже нуля, так что мое предложение вернуться в синагогу было вполне уместно. Войдя в молельный зал, я взял с полки мидраш «Ваикро рабо» и трактат «Пеа» Иерусалимского Талмуда. Я прочитал им историю о том, как рабби Йоханан и Рейш-Лакиш пошли помыться в купальни Тверии. Встретился им бедняк и сказал: «Дайте мне милостыню и тогда, благодаря мне, вы исполните заповедь о цдоке». Они ответили, что дадут ему цдоку, когда выйдут из бани. А когда они вышли, то нашли бедняка мертвым. Мудрецы сказали: «Раз мы не позаботились о нем при жизни, позаботимся о нем после смерти». Они решили омыть тело бедняги и подготовить его надлежащим образом к погребению. Раздевая бедняка для омовения, они нашли у него кошелек с шестью сотнями динаров!


На этом месте я остановился и спросил того, кто сказал, что не надо было помогать ребенку: «Как вы считаете, какова может быть реакция нормального человека в подобной ситуации? Вероятно, он бы сказал: «Посмотрите на этого нахала! Хорошо, что мы не дали ему денег!» Но их реакция была совершенно иной! — и я продолжил читать: — «Мы должны делать добро и мошенникам», — сказали мудрецы. Потому что если бы среди просящих подаяние не было мошенников, то еврей, отказавший кому-либо в пожертвовании, немедленно получил бы свое наказание. А теперь, когда мы знаем, что есть обманщики, у еврея, который не дал подаяния, есть оправдание: может быть, он думал, что это мошенник, выдающий себя за нищего…»

Часто туристы, вернувшиеся из поездки в Израиль, с энтузиазмом рассказывали мне о посещении Стены плача, о волнении, которое они испытывали, стоя на этом святом для еврейского народа месте. Почти каждый из них говорил, что встречал там говорящего по-русски хабадника, который предлагал всем евреям наложить тфилин, и, конечно, все они это делали. Затем, после короткой паузы, они добавляли, что только одно омрачило их пребывание у Стены — встреча с назойливыми нищими, которые мешают людям молиться, пристают со своими просьбами, а иногда даже требуют, так как бывают недовольны полученной суммой. Встреча с этими нищими многим испортила все впечатление от посещения святых мест.

То же самое происходит иногда на свадьбах, когда вас буквально атакует целый батальон попрошаек, которые, переходя от стола к столу, требуют от гостей денег. Люди, впервые столкнувшиеся с подобным явлением, бывают очень удивлены и разочарованы…

Почему этот вопрос так затрагивает наши чувства? Потому что человек, просящий подаяния, создает в душе того, к кому он обращается, естественный конфликт между жалостью и гневом. Жалостью к человеку, который опустился так низко, что должен просить милостыню, и гневом, потому что эти нищие не позволяют ему спокойно и по своему усмотрению определить, кому он хочет пожертвовать деньги. И вдобавок к этому, они еще и обругают вас, если вы будете недостаточно, по их мнению, щедры. Если вы сделаете щедрое пожертвование, то будете, возможно, сами расстроены от ощущения, что вас использовали, а если вы поскупитесь, то они не замедлят пробудить в вашей душе муки совести.

…Рассказывают, что двадцать лет тому назад, муниципалитет Тель-Авива хотел принять специальное постановление для того, чтобы избавить город от уличных попрошаек. Приводились доводы о том, что они доставляют неприятности прохожим и портят лицо города, вызывая больше тошноту, чем сострадание. Вместо этого предлагалось поместить их в специальные приюты, где они бы получали постоянную поддержку со стороны Министерства социальной защиты. В те дни представители муниципалитета Тель-Авива обратились к раввину Шломо-Йосефу Зевину с просьбой высказать свое мнение по этому вопросу. Интересно, что мнение рабби Зевина было основано на истории, которую он написал в своей книге «Хасидские рассказы».

Когда праведник рабби Леви-Ицхок стал раввином в Бердичеве, он поставил условие: его будут приглашать только на те заседания совета общины, которые созываются для принятия совершенно нового постановления. И вот однажды его позвали на такое заседание. Когда рабби Леви-Ицхок пришел, он услышал, что новым постановлением совет общины хотел запретить беднякам ходить по домам, чтобы просить милостыню, и установить определенные места, где нуждающиеся могли бы получать цдоку.

«Я крайне удивлен! — сказал рабби Леви-Ицхок. — Ведь мы договорились с вами, что меня будут приглашать только тогда, когда надо принять новые постановления!» Отцы города отвечали: «Но мы и хотим принять новые правила сбора милостыни!» — «Это не новое постановление, — сказал праведник. — Оно существовало еще во времена Содома и Гоморры…»

Эту историю и использовал рав Зевин в качестве основания, чтобы высказаться против идеи муниципалитета Тель-Авива. В конце концов, мэрия Тель-Авив пришла к выводу, что новый закон не будет соответствовать характеру и духу народа Израиля, которого называют «милосердным сыном милосердных».

Талмуд (трактат «Бава басра», 9а) рассказывает о рабби Папе, который отвечал за распределение общинных пожертвований среди бедняков. Он следовал правилам, установленным во времена Мишны: если бедняк сам ходил от двери к двери, прося милостыню, то община не должна была поддерживать его материально, так как он сам добывал себе на пропитание; община помогала только тем, кто стыдился просить милостыню. Однажды пришел к двери рабби Папы бедняк, который просил подаяния по домам, и рабби не хотел дать ему денег из кассы общины. А его друг рабби Сама отругал его и сказал: «Если ты не дашь ему, то никто не даст ему. Дай ему небольшой подарок, но не отсылай его ни с чем». И Талмуд заключает: «Тот, кто уклоняется от выполнения заповеди о цдоке, подобен идолопоклоннику». Из этого мы узнаем, что если вас кто-то останавливает на улице и просит денег, то вы не должны проигнорировать его, вы обязаны дать ему хоть немного денег, «небольшой подарок».

Однако есть те, кто утверждает, что многие нищие вовсе не бедны, это мошенники, которые притворяются несчастными. А если это правда, то как на самом деле определить, что человек действительно нуждается?! Я расскажу вам историю, которая произошла у нас в общине. Однажды пришел в синагогу еврей из другого города и рассказал мне, в каком тяжелом положении он оказался, что ему нечего есть, негде спать и нет денег, чтобы вернуться в свой родной город. Я дал ему цдоку. После этого подошел ко мне один из членов нашей общины и сказал, что он знает того еврея, и тот совсем не бедный. Я ответил: «Как хорошо, что вы рассказали мне об этом. Я очень рад услышать о другом еврее, и особенно о том, которого я знаю, что он не беден».

Здесь мы подходим к знаменитому вопросу Талмуда (трактат «Бава басра», 10а). Римский наместник Турнус Руфус спросил однажды рабби Акиву: «Если ваш Б‑г любит бедняков, то почему Он не заботится об их пропитании, перекладывая эту заботу на людей?» Рабби Акива ответил: «Помогая бедным, мы получаем от них больше, чем они от нас. Они берут у нас деньги и тем самым спасают нас от Гейѓинома».

И это подводит нас к обсуждению недельной главы «Бешалах», содержание которой состоит из сплошных чудес. Она начинается с великого чуда — рассечения Красного моря, продолжается рассказом о чуде падающего с небес мана, которым народ Израиля питался в течение сорока лет скитаний по пустыне, и заканчивается чудесной победой в войне против Амолека. Если посмотреть внимательно на эти чудеса, то можно заметить интересное явление. Чудо рассечения моря было делом Б‑жественных рук, народ Израиля не участвовал в нем вообще. Моше сказал: «Г‑сподь будет вести битву за вас, а вы — молчите» (Шмойс, 14: 14). Это была война с египтянами, которую вел Сам Всевышний. Когда речь идет о чуде мана, хотя это и был «хлеб с небес», но для того, чтобы это чудо осуществилось, потребовались усилия народа Израиля. Тора говорит: «И выйдет народ, и соберут они сколько нужно на день в этот день (Шмойс, 16: 4). А в другом месте Тора подробно рассказывает: «Ходил народ и собирал, и мололи на жерновах или толкли в ступе, и варили в котле, и делали из него пироги, и был его вкус как вкус теста с елеем» (Бамидбор, 11: 8). Это чудо не было полностью совершено Б‑гом, для его осуществления потребовалось участие сынов Израиля. История войны с Амолеком тоже была чудом, но оно совершенно отличается от предыдущих чудес. В данном случае Моше повелел Йеѓошуа: «Выбери нам мужей и выйди, сразись с Амолеком» (Шмойс, 17: 9). Сыны Израиля должны были идти на войну и на самом деле сражаться. Конечно, элементы чудесного имели место в этой войне: «И было, когда поднятою держал Моше свою руку, одолевал Израиль» (там же, стих 11). И все же эту войну должны были вести сами евреи. Б‑г хотел, чтобы народ Израиля стал активным участником этой битвы, как и всех последующих акций: строительства Мишкана и других, о которых Тора расскажет позже. Почему?

Любавичский Ребе объясняет: цель жизнедеятельности людей заключается в том, чтобы создать жилище для Творца в нижних мирах. Всевышний получает наибольшее удовольствие именно тогда, когда люди сами, своими силами и по собственному разумению делают правильные вещи. То же самое говорит Ребе по поводу благотворительности: Б‑г создал бедных для того, чтобы мы давали им цдоку. Всевышний намеренно создал несовершенный мир, и Он хочет, чтобы мы стали Его партнерами «в сотворении мира». Мы должны исправить этот мир, усовершенствовать его и подготовить к скорому приходу Мошиаха.

Поэтому, когда кто-то просит у нас милостыню или когда мы узнаем, что кто-то в чем-то нуждается, мы должны прийти на помощь. Каждый из нас может помогать в силу своих возможностей. Этим мы не только спасаем человеческие жизни, но и становимся настоящими партнерами Всевышнего. А кто из нас не хотел бы этого?! Ведь известно, что это взаимовыгодное сотрудничество… Как писал рав Джонатан Сакс, бывший главный раввин Великобритании: «Сначала Б‑г создал мир как дом для человечества. С тех пор, Он бросил вызов человечеству, чтобы оно создало мир, который Творец сможет использовать для Своего пребывания…»

 

Комментарии: Цдока как партнерство с Творцом
Нет добавленных комментариев