Printed from chabad.odessa.ua

НЕТ НИ ОДНОГО «МАЛЕНЬКОГО СОЗДАНИЯ»!

Четверг, 03. Январь, 2019 - 7:43

 IMG_2831.JPG

Около года назад община Хабада в израильском городе Холон с особенно большой радостью отпраздновала хупу члена общины Давида Саярса. То, что этот еврей смог сочетаться браком по закону Моше и Израиля, символизировало замечательное чудо, происходящее в нашем поколении.

Дед Давида был еврейским торговцем, иммигрировавшим из Ирака в Израиль. Он занимался текстильным бизнесом и по мере расширения своего дела переехал в Индонезию, на остров Бали. Индонезия — самая густонаселенная мусульманская страна мира. Дед Давида переехал туда со своей женой и маленькой дочкой по имени Хана, которая почти ничего не знала об иудаизме. И в дальнейшем, естественно, у нее также не было возможности установить связь со своим народом. Повзрослев, она вышла замуж за соседа-мусульманина, у них родилось трое детей, старшим из которых был наш Давид. Чтобы хоть как-то сохранить еврейскую идентичность ребенка, мать отправила его не в мусульманскую, а в христианскую школу…

Прошли годы, Давид приблизился к своему 13‑летию. Хана испытывала душевную боль и страдания. Она мечтала отпраздновать бар-мицву сына, увидеть, как он поднимается к Торе, как любой еврейский мальчик, но не знала, как это сделать. Рядом с их домом была небольшая синагога, которая открывалась только в Йом-Кипур, и единственным внешним символом на ней было изображение Звезды Давида. Однажды Хана почувствовала, что ей нужно открыть свое сердце Б‑гу. Она взяла ключ от синагоги и пошла молиться. Однако внутри она застала грязь и запустение. Много часов работала Хана, чтобы убрать и облагородить это место. На одном из столов она нашла маленькую фотографию Любавичского Ребе. Хана посмотрела на фотографию и сказала: «Уважаемый Ребе, вы беспокоитесь о евреях по всему миру. Я прошу вас позаботиться и о моем Давиде». Она закончила свои дела в синагоге и решила вернуться домой. На выходе она с удивлением обнаружила несвойственную для Индонезии картину: перед ней стоял… хасид, что называется, «в полном облачении» и с пышной бородой. И это была реальность, а не сон!

Реб Давид Скордер, торговец из Лондона, выполнял поручение Любавичского Ребе: интересоваться положением еврейской общины, где бы он ни находился по делам бизнеса. Он только что приехал на Бали и отправился искать синагогу. И вот он здесь, как раз в те минуты, когда здание открыто, и одинокая еврейская женщина отчаянно нуждалась в его помощи. Скордер отвез Давида в Лондон и подготовил его должным образом к бар-мицве. Прошли годы, и Давид удостоился создать крепкий еврейский дом на Земле Израиля.

 

На первый взгляд история о десяти казнях египетских, которую мы читаем в нашей сегодняшней недельной главе «Воэйро», кажется очень странной. Зачем нужна была целая серия наказаний? Разве это не было совершенно чрезмерным?! По крайней мере, девять из десяти казней были явно лишними! Святой, благословен Он, мог послать первой карой истребление первенцев, и она стала бы единственной, так как непосредственно поразила тело египтян, и египетский народ был бы немедленно разбит и вынудил бы фараона освободить сынов Израиля. Это было бы «оружие массового поражения», и ясно, что фараон был бы побежден в считанные минуты…

Когда встает вопрос о десяти казнях египетских вообще, то конкретно задают вопрос о втором наказании — лягушках. Все кары, в общем-то, были предназначены для того, чтобы ранить египтян в самое болезненное место, задеть самый чувствительный нерв врага. Однако казнь лягушками не должна была слишком сильно повлиять на Египет. Можно довольно долго жить с квакающими лягушками, и это не вредит ни деньгам, ни телу, ни душе, тем более, что египтяне были из тех, кто питается всякими гадами, и с аппетитом ели лягушек. Так что казнь лягушками только облегчила им работу и сэкономила время на поиски нечисти. В чем же кроется смысл этой кары?

Это большой вопрос, потому что, с другой стороны, мы обнаружим интересный факт об этом наказании. Это был единственный удар, который еще не закончен. Все казни исчезли, будто их и не было, как только Моше отменил их, но о лягушках Тора дважды подчеркивает, что они остались в водах Нила. Вот что говорит Раши в отношении этой казни: «Превечный обрушился на них подобно тому, как война ведется царями, то есть казни в Египте напоминали военные действия. Когда царские войска осаждают город, вначале приводят в негодность водные источники, затем трубят и издают воинственные звуки, чтобы устрашить и вызвать замешательство среди жителей осажденного города. Так вначале воды превратились в кровь, а затем жабы громко квакали и поднимали шум и т. д.» (комментарий на Шмойс, 8: 17). Любавичский Ребе объясняет, что казнь лягушками отличалась двойной силой: она действовала устрашающе во время самого свершения наказания, и более того, она продолжала вводить в замешательство египтян и после, на протяжении долгого времени… Но тут встает простой и очевидный вопрос: что же такого «страшного» и «тревожного» в лягушачьем кваканье? Почему эта кара была настолько сильной, что единственная из всех сохранилась в водах Нила?

Любавичский Ребе от имени Абарбанеля объясняет великий принцип: египетские казни предназначались не только для освобождения Израиля из Египта, но и для гораздо большего — освобождения Египта из Израиля. Десять казней были способом построения веры еврейского народа, который рождался в то самое время, средством искоренения египетских верований и ответа на все вопросы каждого отдельного еврея. Пророк говорит: «Ты, совершивший знамения и чудеса в земле Египетской, известные до сего дня, и в Израиле, и среди людей» (Ирмияѓу, 32: 20). Идея заключается в том, что египетские казни продолжаются, в определенном смысле, и по сей день. Они важны для самого народа Израиля, потому что каждый еврей может найти в них ответы на все свои вопросы. В каждой беде, с которой сталкивается еврей в своей жизни, наказания Египта демонстрируют основы веры и являются источником силы и утешения.

Одним из самых глубоких вопросов верующего является вопрос о его статусе перед Б‑гом. Действительно ли Б‑г видит меня? Действительно ли Всевышний слышит мои молитвы и просьбы? Есть ли у меня какое-то уникальное предназначение в этом мире? Произойдет ли что-нибудь ужасное, если, не дай Б‑г, я внезапно исчезну? Фараон утверждал: «Возможно, есть Б‑г, который создал мир тысячи лет назад, но он не имеет никакого отношения ко мне, Он где-то там, наверху, и никак не связан с человеком здесь, внизу. «Мне принадлежит река моя и я сам сотворил себя» (Йехезкель, 29: 3). Я был создан каким-то независимым способом, и какой-то эволюционный процесс на протяжении веков привел к моему рождению. С тех пор я управляю своей жизнью самостоятельно, и даже если я обращаюсь к Б‑гу, Он слишком занят, чтобы слушать меня…»

Надо сказать, что в этом утверждении есть определенная логика, потому что вера несет в себе парадокс: с одной стороны, мы усиливаем Б‑жественное величие до бесконечности, а с другой стороны, утверждаем, что Он вовлечен в маленькую жизнь всех нас и слышит молитвы каждого человека, как если бы тот был Его единственным ребенком. Такое противоречие непросто осознать. И тут приходит ошеломляющий ответ, связанный с лягушками.

В мире животных лягушка — одно из самых незаметных и никчемных существ. Животные делятся на три типа: те, которые приносят человеку большую пользу, такие как корова или пчела; те, которые наносят ущерб, как змеи и скорпионы; и те, которые не приносят ни пользы, ни вреда. Представители первой группы хорошо чувствуют свою связь с Б‑гом. Они приносят пользу и имеют большое значение для этого мира, чье существование нуждается в меде пчел и коровьем молоке. Поэтому эти животные могут знать, что Б‑г видит их и желает их успеха. Члены второй группы также имеют важный статус. В конце концов, Всевышний использует змею и скорпиона, чтобы причинять вред и убивать грешников. Поэтому они также могут чувствовать свою значимость и важную миссию в этом мире. Однако животные третьей группы кажутся самыми отчаявшимися. Когда лягушка смотрит на себя, она думает: «Кому я нужна? Если разразится эпидемия и все лягушки исчезнут в один миг, никакого вреда не будет, мир останется таким же, каким был прежде!» И тогда на помощь приходит казнь лягушками, которая доказывает, что нет лишних созданий и нет незначительных существ. Создатель связан даже с самым малым Своим созданием, слышит его и назначает ему личную миссию, которую может выполнять только он.

Таково было ошеломляющее и поражающее сообщение фараону: если Б‑г видит крошечную лягушку, если Он управляет ее жизнью и слушает раздражающее кваканье, которое она производит, то Создатель тем более управляет жизнью фараона, царя Египта. Самое большое наказание для человека, который чувствует себя самодостаточным и независимым, — это продемонстрировать, что он ни на мгновение не может быть независимым. Его жизнь управляется свыше от начала до конца. Казнь лягушками демонстрирует один из величайших элементов в служении Всевышнему: нет ни одного «маленького создания». И даже если вы считаете себя маленьким, в глазах Б‑га вы велики. Глубокое познание этого удивительного момента наполняет мощным смыслом наше служение Творцу и придает нам силы продолжать нашу постоянную работу по исправлению и совершенствованию этого мира до самого конца — до прихода Мошиаха, да раскроется он вскоре, в наши дни, омейн!

Комментарии: НЕТ НИ ОДНОГО «МАЛЕНЬКОГО СОЗДАНИЯ»!
Нет добавленных комментариев