Printed from chabad.odessa.ua
ב"ה

Милосердие — без границ и ограничений

Четверг, 06. Август, 2020 - 13:20

31922480296624128_n.jpg
Недавно в одном из жилых домов Одессы произошел пожар, и в числе других пострадала квартира одного из членов нашей общины. Обычно люди очень сочувствуют погорельцам, стараются ободрить и утешить их. У хасидов все немного по-другому. Когда кто-то приходит и рассказывает такую историю, ему сразу говорят: «Не волнуйся, «после пожара разбогатеешь». Обычный человек, услышав такой ответ, будет оскорблен до глубины души. Он рассказывает о трагедии, которую пережил, о пожаре! И вместо того, чтобы обнять его и плакать с ним о катастрофе, они говорят, что после пожара он станет богатым!.. Что же стоит за этой пословицей, которую Ребе повторял много раз и которую приводит третий Любавичский Ребе, Ребе Цемах-Цедек, в своей книге «Дерех мицвойсехо»?

В нашей сегодняшней недельной главе «Эйкев» Моше возвращается к истории о грехе золотого тельца. Он рассказывает, что после дарования Торы он взошел на гору Синай, чтобы получить Скрижали: «И сидел я на горе сорок дней и сорок ночей — хлеба не ел я и воды не пил» (Дворим, 9: 9). В конце сорока дней Б‑г дал ему «две Скрижали каменные, Скрижали завета» и рассказал новость о том, что произошло внизу, в стане: «И сказал Г‑сподь мне: «Встань, сойди скорее отсюда, ибо извратился народ твой… Уклонились поспешно они от пути, какой Я заповедал им, сделали себе литого идола» (там же, стих 12).

Увидев, как народ Израиля танцует вокруг золотого тельца, Моше разбил Скрижали. Дело было 17 тамуза, и это одна из причин, по которой мы до сих пор постимся в этот день. На следующее утро Моше объявил евреям, что снова поднимается на гору Синай и будет молиться за то, чтобы Б‑г простил их за совершенный грех. На этот раз он не «сидел» на горе, а «повергся пред Г‑сподом» (там же, стих 18) — пал ниц и умолял Б‑га простить народ Израиля за грех золотого тельца. Действительно, к концу сорока дней — 29 менахем-ова — Всевышний даровал евреям прощение и сказал Моше: «Вытеши себе две Скрижали каменные, как первые…» (Дворим, 10: 1). Б‑г смилостивился и согласился дать вторые Скрижали, но на этот раз было поставлено условие: Моше должен предоставить «две Скрижали каменные», а Б‑г напишет на них Десять заповедей.
 

Моше спустился вниз, а в рош-хойдеш месяца элул поднялся на гору Синай в третий раз с двумя каменными плитами в руках и «стоял на горе, как в дни первые: сорок дней и сорок ночей» (там же, стих 10). Последние сорок дней завершились в Йом-Кипур — 10 тишрей. В тот день Святой, благословен Он, простил сынов Израиля окончательно и сказал Моше: «Я простил по слову твоему» (Раши на стих Дворим, 9: 18).

То, что происходило со Скрижалями, полностью повторяет порядок проявления высших атрибутов (сфиройс), о котором говорит Ребе Цемах-Цедек, объясняя пословицу «после пожара станешь богатым»: «Последовательность возвышенных святых атрибутов следует порядку: Доброта, Суд и Милосердие. Поэтому после проявления свойства Суда через огонь возникает свойство Милосердия, которое превосходит раскрытый ранее атрибут Доброты». Сначала Всевышний дал народу Израиля Скрижали. Дарование Торы — это добрый поступок со стороны Б‑га. Но евреи вместо того, чтобы терпеливо ждать, пока Моше вернется, совершили грех золотого тельца, и тогда Б‑г пожелал прекратить свои отношения с народом Израиля. Это была противоположность атрибуту доброты первых сорока дней — это были дни Суда. Как говорит Раши: «Однако промежуточные сорок дней, когда находился там… были во гневе» (комментарий на Дворим, 10: 10).

Поэтому когда Моше описывает те дни, он говорит, что не просто молился Б‑гу, но «повергся». Он умолял, истово молился. Затем, в конце этих вторых сорока дней, Всевышний смилостивился и сказал ему: «Вытеши себе…» — вторые Скрижали. Затем, когда Моше в третий раз поднялся в новомесячье элула, эти сорок дней были не только в благоволении, но и в радости. А пришла эта радость в результате кризиса и именно благодаря ему. Это свойство Милосердия.

На самом деле произошло следующее. Дарование Торы было браком народа Израиля с Б‑гом. Первые 40 дней были днями благодати, «медовым месяцем» народа Израиля с Б‑гом, и Он решил подарить нам самое ценное для него — Тору. Как говорит Раши на стих (Шмойс, 31: 18): «И дал Он Моше, когда закончил говорить с ним»: «Написание [слова кэхалойсой, «когда закончил»] неполное — опущена буква вав после ламед, ибо Тора была вручена ему в качестве дара, как невеста (кала) жениху, ведь иначе он не мог бы изучить ее полностью за столь короткий срок». Но затем, в конце медового месяца, произошел очень серьезный кризис в браке: жених обнаружил, что невеста неверна, после чего Б‑г хотел полностью дать ей развод, а Моше-рабейну спас этот брак. Он умолял Б‑га в течение сорока дней простить Израиль и, наконец, ему удалось получить обещание, что Он снова напишет ксубу (см. Раши на Шмойс, 34: 1) — снова даст Скрижали завета народу Израиля. В третий раз, когда Моше поднялся на гору с двумя каменными плитами в руках, это были уже другие дни, дни милосердия.

…Когда пара преодолевает серьезный кризис, который может полностью разрушить брак, связь между ними становится бесконечно более прочной и устойчивой, чем в дни доброты медового месяца. Связь становится гораздо более внутренней и сильной, и радость, которую они получают друг от друга, неоценимо больше, чем в начале. Первые сорок дней — это Доброта, это любовь, но с мерой и ограничением, и поэтому Моше «сидел» на горе. Вторые сорок дней символизируется кризис — Суд, поэтому Моше «простерся», чтобы попросить прощения у Б‑га. Последние сорок дней — дни после прощения, поэтому в радости Моше «стоял» на горе. Это Милосердие — без предела.

В первые сорок дней в первых Скрижалях Б‑г дал нам Пятикнижие, а со вторыми Скрижалями нам была дана вся Устная Тора. В последний из этих сорока дней Б‑г дал самый замечательный дар — прощение и искупление Йом-Кипура, которое говорит нам: что бы ни случилось, Б‑г никогда не откажется от народа Израиля.

В молитве, которую мы произносим каждый будний день, мы находим три указания: Шма следует читать желательно сидя, Шмоне-эсре — стоя, а Таханун мы произносим в состоянии нефилас апаим («падение ниц»). Эти указания мы получили от Моше-рабейну в его молитвах за народ Израиля, как объяснялось выше. И это то, что стоит за пословицей «после пожара станешь богаче». Повседневная жизнь — это благодать от Б‑га. Все, что у нас есть, — по доброте Его, а не по праву. Мы этого не достойны, но Б‑г дает нам, потому что любит нас. Но случается, что, не дай Б‑г, иногда человеку причиняют боль, согласно атрибуту Суда, это может быть пожар или что-то подобное. Тогда не следует терять веру и приходить в отчаяние, а помнить, что после свойства Суда приходит свойство Милосердия без ограничений. Немного потерпев, он обнаружит, что «после пожара человек становится богатым».

Я хочу закончить рассказом, который слышал в юности. Сама эта история произошла в 1969 году среди ночи на вторник, 8 тамуза. Свадьба раввина Эльханана Гайсинского состоялась в Бостоне в понедельник вечером. Девять парней сели в микроавтобус и поехали из Нью-Йорка в Бостон, где они радовались и радовали, празднуя свадьбу. Когда они отправились обратно, было уже за полночь. Как раз в тот момент, когда они собирались съехать с шоссе и остановиться, в их автомобиль сзади врезался большой грузовик, который двигался со скоростью около 120 километров в час! Водитель пытался избежать столкновения, но, поскольку он ехал слишком быстро, не смог затормозить вовремя. Его грузовик врезался в задний угол машины, в которой они ехали, и от этого ее подбросило в воздух, и она загорелась. Пламя охватило автомобиль, в результате чего средние двери заклинило, и трое парней, сидевших на среднем сиденье, оказались в ловушке внутри и получили сильные ожоги. Один из парней сидел впереди и сумел выбраться. Он попытался помочь им открыть дверь, но как только он коснулся рукой дверной ручки, все его пальцы обгорели от жара. В конце концов ему удалось открыть дверь, и все были спасены из горящего автомобиля. Некоторым ребятам пришлось кататься по траве, чтобы потушить пламя, охватившее их одежду, но, с Б‑жьей помощью, все остались живы. Полицейский, прибывший на место происшествия, был поражен увиденным. Он сказал: «Я ездил по этой дороге 25 лет, но никогда не видел подобного. Загорается автомобиль с девятью людьми, и все благополучно выходят из него!» Он также добавил, что то, что топливный бак не взорвался в результате возгорания, было просто чудом!

После аварии, когда парни увидели, что некоторые из их друзей были сильно обожжены, рав Меир Минковиц позвонил в секретариат Ребе, хотя было пять часов утра. Он поговорил с личным секретарем Ребе, раввином Ходоковым, и попросил его испросить у Ребе благословения для пострадавших. Ему ответили, что сначала надо проконсультироваться с врачами. Если они скажут, что кто-либо из раненых находится под угрозой смерти, то он позвонит Ребе. Если нет, то он поговорит с Ребе об этом первым делом утром. Врачи сказали, что никто из ребят не был в реальной опасности, хотя некоторые из них получили сильные ожоги. Они сообщили об этом раввину Ходокову и согласились поговорить позже.

Когда рав Минковиц позвонил повторно, он услышал нечто удивительное: «Я многое повидал за время работы на службе у Ребе, — сказал раввин Ходоков, — но такого не помню. Когда я сообщил Ребе о вашем состоянии, он ответил: «Я думал о них прошлой ночью». Это означает, что Ребе думал о них даже до того, как произошла авария! Раввин Ходоков продолжил: «Накануне, прошлой ночью Ребе дал указание напечатать три письма первых глав Хабада: Алтер Ребе, Мителер Ребе и Ребе Цемах-Цедека. Эти письма были написаны различным общинам, в которых произошли пожары, и в каждом письме было благословение, за которым следовала знаменитая пословица, приписываемая великим мудрецам Израиля: «После пожара человек становится богатым»…

Помните: ни при каких обстоятельствах не теряйте веру, не отчаивайтесь! Не забывайте, что после Суда возникает Милосердие без ограничений, надо только быть немного терпеливее и «после пожара вы разбогатеете».

 

 

 

Комментарии: Милосердие — без границ и ограничений
Нет добавленных комментариев